anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Ненужный мир 3. Обращение вспять

Итак, как было сказано в прошлом посте , «реабилитация» понятия собственности произошло во второй половине 1970-1980 годах. В том смысле, что в указанный период значительная часть проблем, присущих данному явлению – начиная с роста эксплуатации и заканчивая экономическими кризисами – оказались блокированными. А вот преимущества - наподобие возможности самореализации через создание собственного бизнеса или получения преференций в плане знакомств с противоположным полом – выступали достаточно очевидными. (Кстати, забавно – указанные категории в «классическом» собственническом обществе практически ничего не значили, там были иные механизмы легитимизации данного понятия.)

Однако обмануть историю оказалось невозможным. В том смысле, что свершившийся «правый поворот», а затем и произошедшая гибель СССР (впрочем, как уже говорилось, Советский Союз реально начал движение к смерти несколько раньше), неизбежно должны были привести к уничтожению всей системы «советизированного мира». А значит – к уничтожению всех указанных предпосылок к популярности идеи собственности, как таковой. Правда, в связи с тем, что созданная во время господства «советской тени» система была крайне сложной и массивной – в смысле, включала в себя множество людей, объединенных огромным количеством связей – то данный процесс растянулся надолго. Поэтому, например, еще в 1990 для жителей развитых стран казалось, что ничего, особенно не изменилось по сравнению с десяти-двадцатилетней давностью.

Разумеется, к обитателями постсоветского пространства это не относится – у нас переход от общества безопасного к обществу «суперопасному» занял не более пяти лет. (Условно – от 1988 до 1993 года.) Впрочем, даже тут корректировка господствовавших на период конца СССР представлений – хотя бы о той же собственности – затянулся на десятилетия. В том смысле, что и сейчас еще встречается немало людей, убежденных в том, что частная собственность и вытекающее из нее частное предпринимательство есть однозначное благо, вот только «в нашей стране» оно реализовано неправильно. А лет двадцать назад подобное мнение, вообще, могло считаться господствующим – тогда даже коммунисты вынуждены были все время указывать на то, что «они не против частного бизнеса», а так, за «многоукладную экономику».

* * *

А ведь в бывшем СССР указанное десятилетие оказалось чистым адом! Что же говорить о Западе, который пересек 1990 в достаточно «бодром» состоянии, и первым серьезным «звонком» для него стал пресловутый Кризис 1998 года. Который, по сути, открыл начало «явного заката» «постсоветского капитализма» - то есть, превращение его из того самого «капитализма с человеческим лицом», которым виделся существующий общественный строй из 1980 годов, в капитализм самого, что ни на есть, «классического» образца. Правда, подобный процесс так же затянулся на несколько десятилетий, и даже сейчас еще невозможно говорить об его завершении. Тем не менее, основные признаки приближающейся «классики» стали уже довольно заметными.

Что проявляется, например, в открыто растущих признаках неравенства. Ну да – количество миллиардеров растет, равно как растет их состояние. И одновременно – падает «состояние» т.н. «среднего человека», того самого «столпа общества двух третей», который еще недавно казался незыблемым завоеванием пресловутого «прогресса». (И общественного, и научно-технического.) Кстати, забавно – но указанное изменение приводит ровно к тому же состоянию в плане частной собственности, что  существовало до Второй Мировой войны. А именно: с ситуации, в которой  ничтожная часть населения увеличивала свои богатства, позволяя себе все более и более роскошное существование, а все остальные могли только беднеть. (Поскольку именно это является не просто естественным, но единственно возможным типом «общественного движения» при классовом устройстве.)

Разумеется, на указанном фоне говорить о «собственности, как возможности самореализации» просто смешно. В том смысле, что в мире, где рынки давно уже переделены по нескольку раз, гарантированного заказа просто не существует, а подавляющая часть населения (развитых стран) живут за счет бесконечных кредитов, самореализовываться путем создания собственного бизнеса могут только дети соответствующих родителей. Все же остальные могут только следовать известным правилам – причем, правилам, совершенно не способствующим свободному творчеству. Ну да: создал ты действительно инновационный продукт, а дальше? Как у Джобса с Возняком продавать его «в розницу» не получится – надо вкладываться в раскрутку и продвижение, что сейчас на порядки важнее, нежели, собственно, продукт. А это значит – нужно искать инвестора. Поскольку только его деньги – и довольно большие деньги – позволят новому бизнесу хоть как-то функционировать. Ну, а поиск инвестора и работа с ним, понятное дело, от «самореализации» отличаются очень сильно.

Разумеется, тут можно сказать, что и у Джобса с Возняком был инвестор. Разумеется, был – однако начальная раскрутка «яблочного бизнеса» была сделана еще до него. Поэтому тогда, в 1970 годы, «микрокомпьютеры» создавались десятками, причем все – практически без привлечения дополнительного капитала. Ну да, по той самой «классической» схеме, которая в реальности «неклассическая»: сконструировать схему, спаять в гараже (или еще где) и продавать – по почте или лично. (На самом деле это очевидная «реконструкция» капитализма образца второй половины XIX столетия в столетии XX. Т.е., «эмуляция» раннего капитализма при империализме.) Или, скажем, можно было писать программы для этих самых компьютеров (можно и для «неэтих»), тратя все время на то, чтобы вместить как можно больше функций в как можно меньшее количество памяти. (А уж потом надеяться продать их на рынке – причем, надежда эта, как правило, оправдывалась.)

* * *

То есть – в 1970, и даже в 1980-1990 годы (для Запада) главным для подобного «технического бизнеса» было создание «конечного продукта». Сейчас же – умение «раскрутить инвестора», а часто (в 90% случаев) – просто банальная удача. «Творчество и самореализация» же в подобном случае отходят далеко на второй план –подавляющее количество «инвестиционных проектов» реализуются при… полном отсутствии не только имеющегося «продукта», но и разработанного плана его создания. Просто «под идею». (Т.е., под какое-то смутное представление: что же нужно делаь.) И уже получив средства, эту «идею» начинают приводить в реальность. (Часто – просто наняв каких-нибудь индусов в оутсорс.) Разумеется, «побеждает» в данной схеме даже не 1% участников, а на пару порядков меньше, однако сути это не меняет. (В том смысле, что для того, чтобы быть «стартапером», не нужно быть специалистом. Нужно просто поймать удачу.)

Поэтому, если для хакеров 1970-1990 годов первичным было именно создание программ или «железа», а возможность получения под все это денег оказывалось приятным «бонусом», то для современных «стартаперов» как раз техническая реализация оказывается несущественным: им важно «понравиться» людям, у которых есть лишние средства, и ничего более. Кстати, забавно – но в последнее время количество привычных «хакерских скандалов» как-то сошло на нет. В том смысле, что не занимаются уже люди разнообразными «взломами» и прочими подобными вещами (и даже писать собственно программы стали гораздо меньше – поэтому, ИМХО, open sourse со временем сойдет на нет), поскольку это давно уже не интересно. «Интереснее» сидеть в «Кремниевой долине» и тусоваться по разнообразным мероприятиям, на которых есть возможность попасть в число «счастливчиков». (Наверное, тут не надо говорить, что технари прошлого, проводившие все свое время среди компьютеров, подумали бы про этих «технарей».)Итогом этого оказывается то, что подавляющее число «стартапов» в действительности не несут ничего нового. Не «радикально нового» - этого не было даже тридцать лет назад – но вообще, ничего, что выходило бы за пределы рутинной, не имеющей новационности работы. (То есть – чего не могли бы сделать условные «индусы».)

В общем, «возможность самореализации» - если, конечно, не понимать под данным словом «возможность срубить легкого бабла» - из бизнеса практически ушла. Поэтому современная молодежь чем дальше, тем меньше оказывается заинтересована в подобном роде деятельности. В смысле – не желает становиться «частными предпринимателями», открывать «свое дело» и т.д. Предпочитая работать на «непыльных должностях» разнообразных консультантов, экспертов, коучеров, и т.д. (Ну, или офисными клерками, если не получится влезть в указанный выше «жирный ряд» ни за что не отвечающих и ничем не занимающихся субъектов.) Более того, подавляющая ее (молодежи) часть просто не видит смысла заниматься техническими вопросами вообще – несмотря на все это «силиконодолиновое кипение». (На самом деле в Калифорнию просто «сливаются» все спецы даже не со Штатов, а со всего мира.) А действительности чем дальше, тем менее популярными становятся «технарские» профессии – включая и те, что связаны с компьютерами. (Иначе говоря, хакеры в представлении 1960-1990 годов уходят в прошлое.)

* * *

Впрочем, как уже говорилось, «переосмыслению» подвергается не только возможность открытия «своего бизнеса», но и возможность наличия собственности вообще. В смысле – значительная часть современной молодежи начинает отказываться от владения собственной недвижимостью, собственным автомобилем и вообще, собственными вещами. Разумеется, ничего удивительного в этом нет – примерно то же самое происходило и в «прошлую итерацию» капитализма. Когда наблюдалось массовая пролетаризация населения – т.е., переход от мелкобуржуазного, ремесленного и полуремесленного состояния в состояние «чистых пролетариев». Живущих не в собственной хижине, а на съемной квартире, и не имеющих ничего ценнее, нежели пара брюк. Причина этого тогда была более, чем понятной: постоянное «кипение» конкурентной экономики не давало возможности обзаведения «своим гнездом». В том смысле, что гораздо выгоднее выглядело переезжать вслед за имеющейся работой, нежели пытаться найти ее «на месте».

Кстати, интересно, что после завершения Первой Мировой войны подобное состояние начало было меняться – вслед за определенным развитием экономики. (В том смысле, что тогда рабочие начали вновь покупать – а точнее, брать в ипотеку – дома. Впрочем, речь тут идет только о США – в Европе межвоенный подъем был гораздо слабее.) Но Великая Депрессия привела к разрушению намечающейся «мещанской идиллии», вновь погнав миллионы людей в неизвестном направлении. Точнее, в том самом, в котором она и должна их гнать – к нищете. (Тогда появился еще известный образ «живущих в трейлерах», т.е. автомобильных прицепах.) И изменить подобное положение удалось только после Второй Мировой войны, когда и в Штатах, и в Европе рабочие, наконец-то, получили возможность покупать дешевое жилье. А главное – не заботится о том, чтобы постоянно «двигаться вслед за работой». Поскольку работы стало много – и в любом месте.

Однако сейчас стабильность «Золотых десятилетий» осталась в далеком прошлом, а значит – актуальными становятся стратегии, придуманные в совершенно иных условиях. На этом фоне даже очевидное возрастание стоимости жилья – в США практически в 3 раза, в Германии более, чем в 3 раза – имеет гораздо меньшее значение. Поскольку чем дальше, тем менее очевидным становится, вообще, возможность создания собственного «гнезда» в сильно меняющемся мире. И да – к остальным проявлениям собственности это так же относится.

* * *

Правда, прямо принять подобные изменения мало кто соглашается. В том смысле, что признаться в том, что чем дальше, тем сильнее единственно доступной ролью для «обычного человека» становится роль классического пролетария, не владеющего ничем, за исключением своей рабочей силы, оказывается крайне тяжело. (Причем, вне зависимости от того, дешевая эта рабочая сила или  дорогая.) В результате чего многие стараются «держаться» за ускользающий образ «среднего класса» - полубуржуазного (точнее, «полумелкобуржуазного») или мелкобуржуазного «домохозяина, крепко стоящего на ногах». Однако понятно, что продолжаться это бесконечно не может – и, рано или поздно, но новую реальность придется, все же, принять.

Разумеется, опять-таки, тут неизбежно появляются новые способы «маскировки» данной неприглядной действительности – вроде отсылки к «защите природы» и т.п. вещам – но они вряд ли способны полностью скрыть происходящее. Так что молодежь, выбирающая съемные квартиры и разнообразные «шеринговые услуги», пересаживающаяся на самокаты и велосипеды из «крутых тачек», всего лишь более активно адаптируется к новым (а точнее, очень старым) трендам. Впрочем, если честно, то это ей приходится делать – поскольку в современном обществе именно молодежь оказывается наименее адаптированной частью населения. (Именно на нее, например, приходится максимум безработицы и прекарной деятельности.) Так что существует огромная вероятность того, что именно указанная часть населения оказывается наиболее пролетаризированной. А значит – не имеющей нужды в прежних, мещанских ценностях «спокойных времен».

Ну, а о том, что это значит, надо говорить уже отдельно…

Tags: закат Европы вручную, капитализм, постсоветизм, прикладная мифология, смена эпох
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 72 comments