anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Продолжение разговора о "семейном вопросе"

Итак, как было сказано в предыдущем посте , то, что мы привыкли считать «традиционной семьей», на самом деле не только не имеет отношение к традиционной семье, как таковой. (Т.е., к существовавшему тысячелетия способу общежития, имеющему в своей основе семейное производство.) Более того, он имеет весьма малое отношение даже к той форме «нуклеарной семьи», которая возникла после перехода к индустриальному капитализму. В том смысле, что, «воссоздаваясь» в 1970-1980 годах после длительного периода хиповских «шатаний» - с их принципом «свободной любви», наркотрипами и отсутствием постоянного места проживания – «неотрадиционая» семья оказалась скорее «срисована» с некоторой идеальной картины, нежели с действительно бытовавших когда-то отношений. (Разумеется, понятно, что хиппи в 1960 годы составляли малую часть населения – однако именно их идеи господствовали среди молодежи.)

Это проявилось, скажем, в том плане, что в указанной форме взаимодействия изначально предполагался принцип «равенства супругов», тогда, как не только для традиционной, но и для «нуклеарной» семьи подобная вещь была просто невозможной. В том смысле, что до указанного времени (1970-1980 годов) само собой разумеющимся было то, что в семье есть только один «хозяин» - муж. Вокруг которого и выстраивается семья. Этот принцип казался настолько нерушимым, что сохранился даже в «мире сахарных картинок» семейного бытия, создаваемых в США 1950 годов. Т.е., в мире, где, казалось бы, все пережитки патриархата оставались далеко в прошлом. (Американские женщины добились реального равноправия еще в 1920 годах.) Однако нет: несмотря на все декларации и законы, роль женщины в подобной семье все равно оставалась исключительно подчиненной. Более того – эта роль так же, как и раньше, фактически сводилась к роли «добровольной прислуги», без которой указанная «карамельная культура», с ее просторными домами и многочисленными детьми была бы просто невозможно. (По той простой причине, что на поддержание подобного хозяйства уходило много сил, а иметь «настоящую» прислугу в условиях послевоенного экономического подъема было крайне дорого.)

* * *

Впоследствии, кстати, именно указанное положение стало одним из оснований отрицания «семейных ценностей» - особенно со стороны девушек, прекрасно видевших положение своих матерей в «золотых клетках» семейного счастья. И именно поэтому относительно легко принимавших идеи «свободной любви» - несмотря на то, что для женской части населения они были гораздо менее выгодные, нежели дл мужской. Впрочем, говорить об истоках того отрицания «классических отношений», что возникло в 1960 годы, надо отдельно. Тут же можно сказать только о том, что, воссоздавая концепцию «семейного гнезда» после более, чем десяти лет ее стагнации, указанную модель женского подчинения все же убрали. (Именно поэтому современную семью нельзя напрямую сводить к семье «классической», пускай и нуклеарной.) И хотя определенные элементы иерархии в данный конструкт все равно проникли – по той простой причине, что полностью игнорировать определяющий принцип было все равно невозможно – но их уровень изначально был крайне низок. (Именно поэтому, кстати, по отношению к «европейским семьям» невозможно использовать классические феминистские конструкты «угнетения», т.к., они создавались для совершенно иной ситуации.)

Кстати, касается это не только женщин, но и детей – наказание которых в «прошлую эпоху» было более, чем нормальным процессом. Точнее сказать – физические наказания, в смысле, банальное битье. Ремнем, розгами, или иными подручными (и специальными) предметами. Нет, конечно, возмущаться данным методом начали еще в позапрошлом веке, но вплоть до 1960 годов это возмущение мало на что влияло. Причем, не только по отношению к семье. Скажем, в немецких школах розги окончательно отменили только в 1983 году, а канадских – в 2004. Правда, стоит понимать, что речь тут идет об единичных эксцессах – поскольку массовый отказ от побоев пришелся на 1960-1970 годы, и уже в конце последнего десятилетия данное явление сошло на нет. Тем не менее, выглядит указанный факт весьма забавно на фоне современного отношения к подобной проблеме – когда недопустимым выглядит не только битье, но и малейшее давление на ребенка. (Забавно в том смысле, что показывает полную абсурдность т.н. понятия «менталитета», как некоей устойчивой системы представлений.)

Впрочем, вернемся к проблеме «нового издания» семьи, произошедшего на рубеже 1970-1980 годов и ее существования в современном мире. (Отмечу сразу, что речь тут идет скорее о Западе, поскольку в СССР были несколько другие процессы, хотя и достаточно похожие.) И еще раз отметим, что ее развитие прекрасно продемонстрировало две фундаментальные вещи (полностью игнорируемые современным общественным сознанием). Состоящие в том, что, во-первых, семья есть категория экономическая, сводящаяся, прежде всего, к владению общим имуществом. (На самом деле это полностью обесценивает всех современных «семейных психологов», кои указанный момент не рассматривают более, чем полностью.) И, во-вторых, что складывающаяся вокруг указанной задачи (совместного владения) система отношений может быть достаточно произвольной. Что видно при сравнении традиционной семьи (т.е., семьи, возникающей вокруг семейного производства), «квазипатриархальной» семьи капиталистического периода, существовавшей до 1950 годов (включительно), и описанной выше «эгалитарной семьи».

* * *

То есть – никакой «природной» (или еще какой-то внешней по отношению к системе общественного производства) сущности в семейных отношениях нет и быть не может. Есть только адаптация людей к существующему типу экономики – и ничего более. (По крайней мере, в первом приближении дело обстоит так – а рассматривать вторичные факторы при полном игнорировании первичного, разумеется, невозможно.) Поэтому не стоит удивляться тому, что «вновь созданная» эгалитарная семья оказалась системой, более, чем непрочной. В том смысле, что уже в 1990 годах она начала испытывать серьезные трудности, а в 2000 оказалась в крайне опасном кризисе. (Который продолжается по сей день.) Причины этого были более, чем банальны – в таком же кризисе оказывается созданная «правым поворотом» постсоциалистическая экономика. Та самая, что в 1980 сулила своим адептам «золотые горы» (и даже что-то дала) – однако уже в конце 1990 годов попала в жестокий кризис. Причем, выйти из него, по существу, так и не получилось – и «крах доткомов» 2001, и «финансовый кризис» 2008, и его новая надвигающаяся редакция, по существу, являются звеньями одной цепи. (Состоящей в потрясающей неспособности современного мира к сколь либо разумной системе общественного производства.)

Итогом этого выступило то, что, едва лишь став «общественной нормой», семья начала вновь распадаться. Распадаться по причине разрушение той самой основы, на которой, по сути, и держится «новая семья» - впрочем, так же, как держались и старые ее «варианты»: совместного имущества. В том смысле, что современный мир с его «кипением экономики» совершенно не предполагает возможность стабильного существования пресловутого «родового гнезда». Именно это, а не «работа ЗОГа или рептилоидов», не «современная масс-культура» и уж тем более, не «развитая система социального обеспечения» стала основанием «семейного кризиса». Т.е., этот процесс является изначально «правым» -т.е., прямо вытекающем из случившегося в 1980 годах «правого поворота».

Впрочем, так же, и в «прошлую итерацию» (о которой было написано в прошлом же посте) – благодаря чему уже во второй половине XIX столетия началось разрушение уже нуклеарной, «квазипатриархальной» семьи, как массового явления, а в начале прошлого века это охватило даже «буржуазные» (т.е., хозяйские) семьи. А значит, разрушение при «развитом капитализме» семейных отношений – со всеми вытекающими из него последствиями – есть совершенно нормальное состояние вещей. Так же, как и «пролетаризация населения», из которой это самое разрушение вытекает. И лишь созданные благодаря «советизации» мира стабильные условия для развития частного предпринимательства – да, именно так, как бы не абсурдно это прозвучало – а так же существования частной собственности позволяют (а точнее, позволили в 1970-1980 годах) вновь вернуться к данной теме.

* * *

Так что для молодежи нынешнего времени – так же, как и в позапрошлом, а так же первой половине прошлого столетия – чем дальше, тем меньше становится оснований для вступления в брак. Рациональных оснований, разумеется – поскольку иррациональные (скажем, религиозные или «патриотические») можно легко придумать. Но суть от этого не изменится – в настоящее время семейный человек не только зачастую не получает преимущества (как это было до того), а только теряет. Например, в плане «социальной» или «горизонтальной» мобильности, состоящей в возможности переезда из города в город и из страны в страну. Или, например, в виде возможности снимать несколькими людьми одну комнату (тот самый «угол», который так «любили» дореволюционные рабочие). И да – забавно, но жить с женой «за ширмой» наши современники так и не научились, несмотря на всю пропаганды «свободного секса» и тому подобные вещи. (А вот их предки вполне могли совокупляться в одной комнате с другими парами. Причем, будучи убежденными сторонниками традиционных религий – что, опять-таки, показывает всю условность «надстроечных особенностей».)

Разумеется, подобное положение находится в полном соответствии с процессом вновь начавшейся «пролетаризации» наемных работников –т.е., их нового превращения в «полноценных» пролетариев, в идеале полностью лишенных собственности, как таковой. (В то время, как «советизированный мир» в конце своего существования позволил им жить, в некоторой степени, жизнью буржуа.) Кстати, забавно, но это еще не конец – в том смысле, что нынешний приоритет на съем жилья и использование «шеринга» вполне может пойти дальше. В том смысле, что приведет к появлению общества с полной регламентацией жизни низов –того самого «тоталитаризма», а точнее, суперимпериализма. Причем, совершенно добровольно, а так же – полностью в свете самых передовых устремлений к «активности и инициативности».

Впрочем, есть надежда, что и в этом случае до указанного не дойдет – Суперкризис случится ранее. Тем не менее, в любом случае, падение «собственнических настроений» позднесоветских поколений, а равно и ориентация их на «личную жизнь» (под которой в значительной мере подразумевается именно семья) оказывается неизбежным. (Под «позднесоветскими поколениями» тут, разумеется, стоит подразумевать всех жителей развитых стран, а не только бывшего СССР.)

Но об этом, а равно и о том, что отсюда вытекает и как будет развиваться человеческая история после того, как указанный «зигзаг» будет пройден, надо говорить уже отдельно…

Tags: мужчина и женщина, образ жизни, общество, постсоветизм, смена эпох, социодинамика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 171 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →