anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

О Розове, правом мышлении и демографической проблеме

Розов вчера в очередной раз приоткрыл завесу над «правым дискурсом» вообще, и либертарианством в частности. В том смысле, что выпустил пост «Хомоинволюция: чайлдфри-статистика как результат политики культивации неполноценности» , посвященный – как нетрудно догадаться – проблемам снижения рождаемости. Наверное, тут не надо говорить, что данный вопрос является для современных правых одним из наиболее важных. (О том, почему так происходит, будет сказано отдельно.) И одновременно – одним из наиболее «запутанных». (Впрочем, для правых незапутанных вопросов не бывает вообще.) Запутанных по той простой причине, что «правое мышление» изначально имеет «блок» на рассмотрение наиболее важной части человеческого бытия – системы общественного производства.

Вместо последней у правых на первое место возводится пресловутая «биология» - область знания, которая в современной мифологии занимает ровно то же место, что ранее занимала религия. (Разумеется, «биология» в кавычках – поскольку речь тут идет скорее об отражении данной науки в общественном сознании, а не о самой науке.)Забавно, кстати, но даже конечная цель – обретение бессмертия – у современной «биологии» оказывается ровно той же, что у религиозных систем: тот факт, что сейчас это самое «бессмертие» ожидается в «этой жизни», особо сути не меняет. Отсюда не стоит удивляться тому, что «биологические» объяснения тех или иных общественных проблем оказываются один в один совпадающими с тем, что ранее объяснялось религиозными моментами. 

Например, в приведенном посте Розова имеется прямая отсылка к небезызвестному Александру Маркову и его идеям. (Напомню, что данный Марков является доктором биологических наук, популяризатором и борцом с религией – что, очевидно, для многих левых является достаточным для признания. Скажем, тот же Коммари испытывает к нему весьма нежную любовь.) Так вот, основной идеей Маркова в указанном плане – т.е., в рамках рассмотрения источника многих современных  проблем – выступает тот факт, что… «самые успешные и образованные люди откладывают момент появления детей или вообще отказываются давать потомство, они хуже размножаются. А менее образованные и менее успешные в прежнем режиме воспроизводят потомство»  . 

Наверное, тут не надо говорить, что указанное объяснение мало чем отличается от того, как могли думать в период господства религиозных представлений. (С которыми, как считается, Марков борется.) Достаточно только заменить «успешных и образованных» на «благородных», а «менее образованных и менее успешных» на «презренную чернь», и получится практически чистая отсылку к общественному сознанию тех же позднесредневековых времен. Или, скажем,  времен «заката Римской Империи». Когда так же любили обвинять в развале и деградации утрату приоритета представителей высших сословий. Дескать, «подлые людишки» слишком распоясались, нет на них прежнего страха перед господами. Понятное дело, что тогда положительные качества «благородных» объяснялись религиозными положениями – то есть, передачей некоей «благодати». (Недаром вся европейская аристократия умудрялась сводить свое происхождение к Юлию Цезарю.) А сейчас – некими «генетическими преимуществами», якобы объясняющими успешность. Но сути это не меняет. 

Единственное, что может изумлять в подобном плане – так это устанавливаемое Марковым «время», когда «подлые» победили «благородных». Поскольку он устанавливает подобный момент в середине XIX столетия. При том, что тот же Мальтус - который является одним из самых известных сторонников подобного взгляда Нового Времени – писал ровно то же самое несколько ранее. Впрочем, в любом случае, данная модель уже тогда имела крайне малое отношение к реальности – поскольку действительную опасность для общественных систем всегда и везде обеспечивали именно «успешные». Поскольку это их взаимные дрязги, как правило, приводили к истощению возможностей социума, и к его последующему разрушению. (Забавно в этом смысле то, что подобная информация так же не была никаким секретом – скажем, то же падение Римской Империи было прекрасно зафиксировано во множестве источников.) 

Отсюда неудивительно, что мальтузианское предречение будущих катастроф в действительности оказалось попаданием пальцем в небо – в том смысле, что после смерти «демографического пророка» человечество не только не погрузилось в хаос и голод, а, напротив, сумело существенно поднять свой уровень жизни. В том смысле, что развитие системы общественного производства (того самого, упорно не замечаемого правыми фактора) в действительности оказалось более интенсивным, нежели рост числа «голодных ртов».

Впрочем, Мальтусу, как говориться, простительно – в конце концов, даже более сильные умы во время его жизни делали не меньшие ошибки. Но вот для Маркова – а за ним Розова – повторять подобные скомпрометированные идеи было бы странным. Разумеется, если брать во внимание, что они действительно желают разобраться с происходящим сегодня – а не имеют какие-то иные цели. (Скажем, изменить общественное мнение в личную пользу ради увеличения  продаж своих произведений.) В любом случае, стоит понимать, что при игнорировании рассмотрения системы общественного производства никакой адекватной модели социальных процессов получить невозможно. Поскольку невозможно рассматривать жизнь человека без учета того, что, по сути, выступает, как его «естественная среда обитания». (За пределами созданного трудом человек может выжить только в узкой экологической нише.) 

А поскольку указанная производственная система – как уже неоднократно говорилось – вот уже более трех десятилетий пребывает в перманентном кризисе (практически с самого начала «правого поворота» начала 1980 годов), то было бы странным ожидать чего-то другого от иных сфер человеческого бытия. В том числе, и от «сферы репродукции», т.е., области воспроизводства человеческих ресурсов. Кстати, стоит говорить именно о «человеческих ресурсах», а точнее даже о «трудовых ресурсах», о рабочей силе, а не просто о «человеках». Ведь действительные проблемы, существующие в данной области, оказываются еще более серьезными, нежели просто бездетность или малодетность большинства жителей развитых стран. (А так же падение рождаемости во всем остальном мире – включая государства Азии и Африки.) 

Дело в том, что одновременно со снижением числа потенциальных работников падает и их уровень квалификации. (Т.е., можно наблюдать одновременно демографический и образовательный кризис.) Итогом чего становится угроза невозможности поддержания прежнего уровня имеющихся сложных систем. (И технических – скажем, в коммунальной или коммуникационной сфере, и социальных.) 

Впрочем, причина данного явления – т.е. невозможности воспроизводства квалифицированных работников – в общем-то, довольно ясна.  И состоит она в невозможности дальнейшего развития экономики при текущем социальном устройстве. Ведь в мире, в котором все имеющиеся рынки давно уже поделены/переделены, говорить о какой-то потребности в массовом производстве рабочей силы просто невозможно. Иначе говоря, «потребности в новых людях» в современном мире нет. Разумеется, это может показаться странным при учете указанной выше проблемы, однако на самом деле никакого противоречия тут нет. Поскольку, на самом деле и нехватка, и переизбыток «специалистов» оказываются разнесенными во времени: проблема перепроизводства существует здесь и сейчас – а точнее, она началась где-то в 1990 годах, и продолжается по сей день. А проблема нехватки лежит в недалеком будущем, когда произойдет уход многочисленных поколений, появившихся в период «золотых десятилетий» и «инерционного развития» 1990-2000  годов.  Вот на данном временном несовпадении и держится  вся  «тайна вырождения человечества». 

То есть - так же, как и в любых иных вариантах охватывающего общество кризиса, основная его проблема состоит в том, что конкурентная рыночная система производства не признает понятия «будущего»: для нее важна победа именно тут и сейчас, а вовсе не отдаленные перспективы. Наверное, тут не надо объяснять, почему. Впрочем, для непонятливых еще раз скажу, что все прекрасные и разумные длительные планы в условиях конкуренции не имеют смысла. По той просто причине, что они предполагают «распыление затрат» на длинные участки времени, тогда, как в указанной ситуации чуть ли не единственный способ победы состоит в том, чтобы, напротив, сконцентрировать их на коротком временном участке. Поэтому все “будущеориентированные” неизбежно проигрывают. (Одним из самых ярких примеров этого выступает поражение Японии во время кризиса 1998 года, от которого данная страна так и не оправилась. И оправиться уже не может.)

Поэтому при текущем типе экономики вкладывать средства в «будущие успехи» или, даже, в «будущее выживание» никто больше не намерен. Более того, попытки даже небольшого длительного планирования - как, например, те меры, которые предлагал Трамп после прихода к власти - вызывают колоссальное сопротивление о отторжение. Никакого будущего - только действия здесь и сейчас и ради получения результата здесь и сейчас! Все же остальное в современном мире означает или просто маскировку вполне конкретных локальных целей – вроде того, как борьба с «изменениями климата» означает банальную борьбу с конкурентами. Или же, в лучшем случае, имеют скорее “косметический” характер, характеризуясь крайне незначительными выделяемыми ресурсами – понятное дело, раздуваемым до небес в СМИ, но от этого не становящимися достаточными. 

Собственно, именно поэтому никакие способы «стимуляции рождаемости», по большому счету, не работают: никто не может гарантировать родителям того факта, что на протяжении всего времени «выращивания ребенка» они не испытают серьезных затруднений. Скорее наоборот – становится понятным, что чем дальше, тем больше проблем будет на этом пути. Более того - несмотря на все уверения политиков в “росте числа рабочих мест” практически все находятся в уверенности, что число последних только уменьшается. (На самом деле так и происходит - в том смысле, что уменьшается количество высокооплачиваемой и стабильной работы, а растет - число “дешевых”, нестабильных мест зачастую с неполной занятостью.) На это фоне даже “прямые выплаты” денег “на рождаемость” не приносят нужный результат. (Еще раз: рождение детей есть план по умолчанию “длинный”, и в “коротком мире” конкуренции однозначно невыгодный.)

Впрочем, то же самое можно говорить вообще почти про все современные проблемы. Поэтому только и остается наблюдать за тем, как нынешний мир сползает в совершенно очевидную и предсказуемую пропасть – с единственной надеждой на то, что у любой пропасти есть свое дно. (И значит, как уже неоднократно было в истории, от него станет возможным новый подъем.) Собственно, и указанные «биологические» модели в действительности обозначают именно подобный тип поведения. (Так же, как раньше ту же самую нишу занимали модели «теологические».) Поскольку они совершенно очевидно передают «направляющую и руководящую роль » из рук самих людей в руки некоторой внешней могущественной силы. (Природы, играющую роль современного божества.) Что позволяет гораздо легче «пережить» указанную неизбежность – а главное, создает иллюзию возможности ее изменения. (Стоит исполнять божественные или «природные» заповеди – и все будет хорошо.) 

Тем более, что в реальности все понимают, что никто этим заниматься не будет. Впрочем, об этом надо говорить уже в отдельной теме...

Tags: классовое общество, правое мышление, прикладная мифология, смена эпох
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 161 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →