anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Итоги десятилетия 2. Закат телевиденья

В прошлом посте было сказано о том, что прошедшее десятилетие (ну, будем считать, что оно заканчивается в данном году, на самом деле это некритично) охарактеризовалось резким снижением популярности аудиотехники. В том смысле, что из массового явления, охватывающего практически все семьи, увлечение данным типом аппаратуры превратилось в предмет достаточно ограниченного хобби «аудиофилов» - с их «теплым ламповым звуком» и прочими «прелестями» субкультуры. Однако самое интересное в этом всем – то, что только «аудио» подобное изменение не ограничивается. Поскольку подобный процесс охватил и другие разновидности того, что можно назвать «традиционной» домашней электроникой.

Причем оказался затронут даже такой «центральный» предмет «электронного бытия», как телевизор. Да-да, именно тот самый «зомбоящик», который за последние лет тридцать (а точнее – еще раньше) начал восприниматься не просто, как «сложный электронный прибор», но как некоторая «высшая демоническая сущность», определяющая саму жизнь человека. Наверное, тут не надо приводить примеры огромного количества статей и постов, посвященных этому «демону 20 века», в которых телевиденье рассматривается, как основная причина всех поразивших человечество бед. Начиная с излишней полноты и физической слабости нынешних поколений – ну да, пресловутый «диван перед телеком», да еще с «бутылкой пивасика» давно уже рассматривается, как некое «оружие массового поражения» мужского здоровья. (Кстати, не только у нас – у тех же американцев примерно то же самое, только вместо «балтики» обычно упоминается «кока-кола».)

И заканчивая «исчезновением политической воли масс». (Или вообще «любой низовой активности».) Наверное, тут не надо говорить, как были популярны подобные идеи еще лет десять назад. Ну, а лет двадцать «телеящик» вообще воспринимался, как единственно значимый элемент политики: дескать, если у тебя есть телевиденье – то будет и власть. Правда, с началом нового тысячелетия у сторонников подобной идеи случился очевидный фейл – в том смысле, что «новая власть» вначале аккуратненько «пережевало» Гусинского, бывшего одним из ведущих телемагнатов 1990 годов. А затем – произвела то же самое и с господином Березовским, который тогда вообще считался «делателем президентов» и чуть ли не реальным управляющим Россией. На этом фоне флер «телевизионного всемогущества» должен был несколько поутихнуть – однако в действительности он продолжался вплоть до самого последнего времени. Когда до некоторых представителей человечества, наконец-то стало доходить: что-то тут не то.

* * *

И вдруг оказалось, что количество телезрителей давно уже не растет, а падает. Да, именно падает с 2008 года, когда более 90% населения регулярно «зависали» у голубых экранов. Через десять лет число таких «упертых» зрителей сократилось до 67%. – если брать РФ. Впрочем, на самом деле подобные процессы протекают по всему миру – скажем, в Великобритании число «среднего времени просмотра» с 2010 по 2019 год сократилось на 50 минут в день. (Разумеется, понятно, что для молодежи подобное сокращение оказалось большим – более, чем в два раза – а для стариков меньшим. Но сути это не меняет.) То же самое можно сказать даже про США – где «телевизионизация культуры» стала абсолютной еще лет сорок назад. И где именно «телеаудитория» традиционно считалась определяющей многие стороны жизни – начиная со спорта и заканчивая политикой.

И разумеется, первыми на это отреагировали рекламщики. В результате чего в тех же Соединенных Штатах уже с 2012 года начался отток «рекламных денег» с телеканалов – примерно на 2% в год. То есть – в качестве «абсолютного оружия» телевиденье уже не выступает даже среди той категории лиц, которая до недавнего времени была полностью уверена в его эффективности, вкладывая в ТВ фантастические средства. Впрочем, самое удивительное тут то, что другая разновидность «телеапологетов» - политики – продолжают оставаться в рамках старых представлений. И по прежнему старается приобрести как можно больше «эфирного времени». Хотя как раз с «телеполитикой» за последнее десятилетия произошли, наверное, самые большие изменения – в том смысле, что как раз у политических и новостных программ падение популярности оказывается наиболее значительным. Скажем, в нашей стране с 2008 по 2017 число зрителей, смотрящих новости, сократилось с 78 до 57% . (Сейчас, думаю, их число стало еще меньше.) А самое главное – доверие к предоставляемой там информации упало с 80% в конце 2000 до 55% в этом году. Впрочем, это у аудитории в целом – если брать по той же молодежи, то у нее указанный показатель колеблется от 10 до 15%.

То есть – из прежнего «абсолютного оружия» (точнее, из того, что казалось «абсолютным оружием») телевизор фактически вступил на путь превращения в аналог тех же газет – которые как социальный феномен фактически ушли в небытие еще в прошлое десятилетие, но до сих пор продолжают делать вид, что ничего не изменилось. То есть – в «тусовку ради тусовки». На самом деле очень знакомый путь: его уже проделала литература, а сейчас радостно совершает музыкальная эстрада. (Прошлый пост о завершении «эпохи звукотехники», кстати, напрямую связан с этим.) Разумеется, в тусовку крайне высокооплачиваемую, где «генералы прошлых сражений» - вроде Позднера, Киселева или Соловьева – выбивают себе высокие места в существующей иерархии. Они становятся членами правлений ведущих корпораций, долларовыми миллионерами и т.д. – однако с их реальным воздействием на общество все это перестает соотносится. Точнее сказать – их влияние начинает обеспечиваться единственно значимым механизмом: системой государственного насилия, которое, собственно, и позволяет изымать деньги у граждан и «перераспределять» их «телевизионщикам». (Скажем, пресловутому «Первому каналу или не менее пресловутому BBC.)

* * *

Причем, попытки решить указанные проблемы «технологическими методами» - переводом «телекартинки в цифру» или переходом на «вещание через интернет» - которые неоднократно предпринимались в последние десять лет, на указанный процесс не оказывают никакого воздействия. В том смысле, что обретение возможности «отложенного просмотра» или, вообще, переходом на «вещание в стриме» традиционных телеканалов практически всегда оказывается неудачным. (Скажем, в РФ среди пользователей «цифровых каналов» от того же Ростелекома разнообразными «услугами-подписками» пользуются не более 10% зрителей. То есть – никакие «примочки и усовершенствования» последним оказываются не нужными, что означает исключительную «инерционность» имеющейся аудитории.) Впрочем, подобное происходит не только у нас, но, например, и в США, где ни одна попытка «традиционных операторов» оседлать новые направления, в конечном результате не принесла успеха. В том смысле, что даже в случае первоначального набора зрителей они оказываются неспособными их удержать – в отличие от «нетелевизионных видеосервисов», вроде YouTube или Netfix.

Т.е., речь тут стоит вести не только о «технологическом несоответствии» телевизионной технологии, сколько о проблемах с ее «форматом», с наполняющим ее контентом. И это, разумеется, оказывается гораздо более серьезной проблемой, нежели просто «использование устаревших технологий» - на что обыкновенно обращается внимание при рассмотрении указанного процесса. Поэтому можно только предполагать, что в дальнейшем мы будем наблюдать дальнейшую деградацию «зомбоящика», с превращением его в «вещь в себе». (Т.е., в чистую тусовку – как уже произошло с литературой и «бумажными СМИ».) После чего говорить о телевиденье, как о «социальном феномене», будет невозможно. Хотя –понятное дело – в фазу «очевидности» данный процесс еще не вошел.

P.S. И еще хочется сделать одно небольшое дополнение к поставленной теме. Состоящее в том, что к описанному «телевизионному закату» можно отнести и несколько достаточно локальных «технологических неудач», связанных с указанной сферой. Одной из которых может быть названа ситуация с «3Д-картинкой», сиречь, стереоизображением. Которое в начале десятилетия выглядело крайне заманчивой технологией, однако сейчас практически сошло на нет. (Производство «3Д-телевизоров» прекратили, кажется, все производители.) На первый взгляд, конечно, это выглядит малосвязанным с приведенными выше процессами – просто одна из бесчисленного числа «технологических неудач», которыми так богато наше время. Однако при внимательном рассмотрении оказывается, что не все так однозначно – скажем, на фоне того факта, что одновременно с падением числа любителей «качественной картинки» можно говорить о значительном росте тех, кто просматривает изображение на экране смартфона. (Т.е., росте потребителей картинки изначально «некачественной» - в смысле, плохой для восприятия.) В том смысле, что «массовому потребителю» качество оказывается просто ненужным.

Подобное изменение практически совпадает с изменениями, происходящими среди потребителей аудиопродукции и напрямую отсылает к тем социальным процессам, которые определяют и снижение значения телевиденья. Кстати, неудача с «виртуальной реальностью» - точнее, с очередной попыткой ее внедрения, которую так же можно внести на «баланс десятилетия» - так же отсюда.

P.P.S. Кстати, «глобальные выводы» из всего происходящего оказываются очень и очень парадоксальными – но об этом, разумеется, будет сказано отдельно.

Tags: общество, прикладная мифология, смена эпох, техника, техникогуманитарный баланс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 162 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →