anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Итоги десятилетия 3. Сумерки СМИ

В прошлых постах (1, 2) было сказано, что в последние десять лет стали заметны процессы, направленные «против» многих привычных и кажущихся «вечными» явлений нашей жизни. Таковых, как аудиотехника или телевиденье. И что в действительности это связано не столько с технологическими изменениями, сколько с тем, что происходит с нашим обществом. Откуда совершенно очевидно следыет, что только указанными областями подобные изменения не ограничиваются.

Напротив, они охватывают практически все стороны того, что можно обозначить, как «традиционная жизнь» - и что в реальности является тем live style, что сложился в конце «золотых десятилетий» (1950-1970 гг). Правда, некоторые из подобны вещей были очевидно затронуты уже в 2000 годах – как, например, та же «бумажная пресса». Которая из обыденной и даже «неизбежной» части быта – без которой невозможно было представить ни один дом или квартиру – превратилась в очевидную экзотику. Скажем, уже к 2009 году тиражи американских газет – который в период конца прошлого тысячелетия-начале нынешнего составлял 65 млн. экземпляров – упал до 49 млн. в день. Сейчас, понятное дело, эта величина еще меньше, однако данный факт уже мало кого волнует. Поскольку единственно с чем сейчас ассоциируется «бумажная пресса» - так это с бесконечными бесплатным «рекламными изданиями», щедро заполняющими почтовые ящики.

«Глянцевые журналы», впрочем, продержались несколько подольше. В том смысле, что они даже теперь продолжают продаваться (!) в розничной торговле. (Подписка, правда, практически канула в прошлое.) Правда, и тут тиражи сократились в разы – скажем, журнал «Maxim» с 390 тыс. экземпляров в 2006 году «съехал» на 150 тысяч. Тем не менее, подобное положение трудно назвать стабильным – как правило, основные потребители данной продукции относятся к «инерционной аудитории», т.е., основным критерием покупки изданий для них выступает привычка. Поэтому падение популярности «глянца» будет продолжаться и дальше – вне любых произошедших событий. И никакими силами остановить ее невозможно.

* * *

Впрочем, как уже говорилось, все это – «дела минувших дней», относящиеся, скорее, к событиям второй половины 2000 годов, нежели к 2010-м. Сейчас судьба «бумаги» может удивлять только в том смысле, что она все еще существует. То есть – что еще оказывается рентабельным печатать газеты и журналы в типографиях, а потому развозить их по торговым точкам. А главное:  что заставляет людей потреблять подобные товары при том, что ровно ту же информацию можно легко получить несколькими нажатиями мышки. (На самом деле, думаю, что тут речь идет об стремлении «эмулировать» прежнюю, счастливую и спокойную жизнь, когда будущее казалось обеспеченным, а проблему –несерьезными.) В любом случае тот факт, что полный уход журналистики в онлайн не просто неминуем, но и уже практически случился, вряд ли кто будет оспаривать.

Однако в действительности оказывается, что дело обстоит еще интереснее. В том смысле, что замещение бумажных источников информации электронными не является тем «линейным» технологическим процессом, которым он выглядит на первый взгляд. В этом плане крайне показательной оказывается та серия скандалов, которая прокатилась по «сети» уже в нынешнем десятилетии – и которая была связана с очевидным завышением популярности интернет-сайтов в современной статистике. На самом деле тут все просто: успех того или иного интернет-издания напрямую зависит от числа посещающих их лиц, поскольку именно на это ориентируются при размещении рекламы. Так вот – уже в середине 2010 годов выяснилось, что больше половины подобного траффика в сети генерируется «роботами», т.е., особыми программами, которые имитируют поведение людей.

Разумеется, причина создания данных «ботов» может быть различной – от банальной индексации ресурсов до организации DDOS атак. Однако значительное число подобных действий выполняется ради одной цели – увеличения количества посещений и, следовательно, улучшения рейтинга сайта в глазах рекламодателя. Поэтому очень часто оказывается, что те астрономические цифры посетителей, которые показаны в статистике,  не имеют никакого отношения к реальной популярности сайта. Причем, никакие способы борьбы с данным явлением не оказываются эффективными, так как на усложнение «антиботовой обороны» «боты» отвечают дальнейшим собственным усложнением.

В результате чего понять: насколько тот или иной ресурс выступает действительно читаемым, оказывается почти невозможным. Подобная беда минует, наверное, только порноресурсы – поэтому, ИМХО, те «40% траффика», что занимает во «всемирной сети» порнография, могут быть честно увеличены вдвое. (Т.е., Интернет в действительности представляет собой комбинацию «порносети» и «ботосети», с редким вкраплением всего остального.) Однако рассматривать данное явление надо отдельно – тут же стоит только указать, что в подобной ситуации все разговоры об «эффективности интернет-СМИ» выглядят довольно странно. В том смысле, что тяжело понять: как же считать данную эффективность…

* * *

Впрочем, единственное, о чем можно четко сказать – так это о том, что вместо существовавшей ранее модели «крупных информационных поставщиков» (крупных газет и телевиденья) современный мир постепенно приходит к полностью противоположной ситуации. При которой основную роль начинают играть множество мелких интернет-изданий и отдельных блогеров. Тем не менее, и это еще не оказывается в данной теме самым интересным. Поскольку гораздо важнее тут даже не указанное «распыление», а то, что данные источники, разумеется, не могут похвастаться наличием того авторитета, что был у «солидных изданий». Иначе говоря, информация, поступающая оттуда, изначально определяется, как сомнительная. Ну, или в крайнем случае, спорная.

В самом упрощенном варианте это выглядит так: ранее от СМИ изначально ожидалась правдивая информация (точнее – возможно и искаженная, но содержащая намеки на истину). Сейчас же уверенность в том, что тот или иной информационный источник может считаться надежным,  находится где-то около нуля. Причем, без разницы – идет ли речь о безымянном блоге или об информационном издании со столетней историей. Именно поэтому пресловутые «скандалы», периодически случающиеся в СМИ – как, скажем, с журналистом «Шпигеля», который придумывал свои статьи, и при этом считался одним из лучших представителей своей профессии – проходят практически незаметно. (Поэтому слово «скандал» дается в скобках.) В то время, как лет тридцать назад за подобные вещи можно было просто вылететь из журналистики. Но есть сейчас подобное невозможно – поскольку по данному критерию вылететь должен был бы каждый второй журналист. Если не каждый первый. (На этом фоне пресловутые «фейк-ньюс» - вроде незабвенной «Панорамы» - перестают работать. В том смысле, что отличить юмористический «клон» от «серьезного издания» оказывается невозможным.)

Ну, и разумеется, обратной стороной подобного явления выступает то, что информация к настоящему времени практически полностью потеряла свое общественное значение. В том смысле, что никакие «сенсационные материалы», никакие «смелые расследования» состояние общественного сознания уже не меняют. Вот, например, в 2016 году произошел известный «слив» информации из панамской юридической компании. «Слив» содержал материалы о лицах, размещающих свои активы в указанной стране, а так же о их «экономических связях».  Причем в числе данных «лиц» находились многие известные политические деятели. Казалось, что это полностью «взломает» всю международную политическую систему – но нет. На самом деле все ограничилось отдельными санкциями против отдельных лиц – поскольку в данных документах часто говорилось о прямых преступлениях, игнорировать которые было невозможно – но не более того.

Еще более яркий пример подобных изменений дает знаменитый WikiLeaks – международная организация, которая занимается системной «организацией сливов» и публикацией «закрытых документов». Напомню, что WikiLeaks  существует с 2006 года, когда, будучи основанным Джулианом Ассанжем – австралийским журналистом и телеведущим – началась публикация сенсационных материалов о шпионских скандалах, коррупции и военных преступлениях руководства великих держав. Разумеется, сам Ассанж надеялся – а точнее, был однозначно уверен – в том, что данная работа станет «бомбой» в международной политике. Однако в реальности все, чего он добился – это нелепого и чисто «натянутого» собственного обвинения в изнасиловании, жизни в изгнании и, наконец, полностью нарушающего все нормы ареста в уходящем году. Хорошо еще, что его не повесили публично – хотя, может быть, еще повесят.

* * *

То есть – самая ценная (по критериям прошлого), добытая с огромным трудом информация в современном мире имеет ценность не больше, нежели «высосанная из пальца» статья «сотрудника солидного журнала». В том смысле, что и то, и другое может, в лучшем случае, где-то с полчаса занять ум обывателя – но не более того. Поскольку ни один нормальный человек современного общества использовать полученную информацию в качестве призыва к действию не будет. Не важно – идет ли речь о «международной сенсации», о «невероятном расследовании оппозиции» или об официальной пропаганде. В любом случае ценность всего этого стремится к нулю.

На указанном фоне то, что подавляющую часть читателей «информационных источников» составляют пресловутые боты, вряд ли может удивлять: ну, в самом деле, зачем читать то, что вряд ли пригодится в жизни? Лучше указанное время потратить на Pornohub! Разумеется, есть любители политики – однако они все больше превращаются в одну из субкультур, вроде уже помянутых аудиофилов. Причем, особой разницы нет: идет ли речь о «вечной оппозиции», которая давно уже варится в собственном «котле», и за пределами последнего почти неизвестна. (Скажем, если про Навального еще знают, может быть, процентов 20% россиян, то вот про какую-нибудь Любовь Соболь сказать это невозможно. Для нее и 1% известности остается несбыточным пределом.) Или же о «сторонниках власти», кои – за границами своей узкой тусовки – неизвестны даже самой власти, которую поддерживают. (Скажем, тот же Фритцморген постоянно заявляет, что ему не дают денег на «Руксперт» - и он вынужден просить их у читателей.) Впрочем, современные люди часто даже о губернаторе своей области узнают только тогда, когда по телевизору показывают его арест.

В общем, называть современные СМИ «четвертой властью» - как любили говорить, скажем, лет двадцать назад – в настоящее время можно очень и очень условно. Да и  то, только в том смысле, что современная «пресса», как правило, является прессой только потому, что имеет связь с «сильными мира сего». Которые, собственно, и «выдают ярлык» на известность в виде денежной (и иной государственной) поддержки, позволяющей данной организации находиться «наверху» иерархической пирамиды. Как, например, «Эхо Москвы» - которое имеет популярность только потому, что живет на деньги Газпрома. (В отличие от «охранительского Руксперта».) Убери их – и данная радиостанция за месяц погрузится в пучину  забвения. Впрочем, как уже писалось, к  «Первому каналу» это тоже относится.

То есть – как самостоятельная сущность, средства массовой информации уже не существуют. Они фактически превратились или в «принадлежность государства», или – если говорить об «отраслевых» (скажем, компьютерных) СМИ – в «принадлежность бизнеса». Или в «частное хобби» лиц, занимающихся той или иной «публицистической деятельностью». (Как те же блоги, в настоящее время ничем не отличающиеся от «больших» информационных агентов.)

Ну, а о том, что это  значит, надо говорить уже отдельно…

Tags: 2010 годы, общество, политика, постсоветизм, смена эпох, социодинамика, техникогуманитарный баланс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →