anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

О наполнении бездонной бочки 2

В прошлом посте было сказано о серьезных проблемах, накрывших современную экономику в связи с переполнением имеющихся рынков. То есть – в связи с тем, что все потребности, удовлетворение которых было до определенного времени целью производства, практически полностью удовлетворены. (Причем, не только в «классическом плане» исчерпания платежеспособного спроса – но и в том, что «физически» многие товары перестают быть нужными.) В связи с чем дальнейшее существование данной системы оказывается под вопросом – с чуть ли не единственным способом «продления жизни» через искусственное навязывание «покупок» посредством административного аппарата. (Чем, например, является нынешнее «экобесие».)

Самое интересное тут, наверное, то, что данная ситуация в настоящий момент охватывает практически все отрасли в самых различных местах. Не обошло оно и «Богоспасаемую» - правда, тут в связи с особенностью создания «свободной рыночной экономики» промышленность, как таковая, оказалась в кризисе много раньше. Отсюда можно понять, что для большей части российских заводов и фабрик нынешнее положение вряд ли может рассматриваться, как «особо плохое» - они и так все 28 лет только и делают, что выживают. Поэтому гораздо интереснее в подобном плане рассмотреть поведение т.н. «новой экономики» - т.е., тех предприятий, которые активно создавались в постсоветские годы. И – в отличие от «убогих совковых заводов» - выглядели «витриной новорусской жизни», олицетворением ее успеха. Как, например, те же торговые сети.

Напомню, что подобная разновидность торговли появилась в нашей стране сравнительно недавно – чуть больше двадцати лет назад. А именно – в 1998 году, когда краснодарская оптовая компания «Тандер» начала развитие своей системы розничной продажи. (Теперь это известная сеть «Магнит».) Чуть «моложе» оказывается не менее знаменитая «Пятерочка» - первые магазины данного ритейлера были открыты в 1999 году. Тогда же началась «ритейлизации» петербургской компании «Лента», а так же открытие оптовой же компанией «Юниленд» магазинов «Дикси». Ну, и «непродовольственные гиганты», вроде «Спортмастера», «Эльдорадо» и «М-Видео» ведут свою родословную так же из «того самого» года.

* * *

Разумеется, начало данного процесса выглядело блестящим – причем, не только для указанного бизнеса. В том смысле, что до указанного времени основным способом покупки продуктов и промтоваров для большинства россиян были т.н. «оптово-розничные рынки» и «ларьки», представляющие собой вариацию этих самых рынков «из одного продавца». Со всем вытекающим из этой формы торговли «колоритом» - вроде отсутствия гарантии качества (да и вообще, каких-либо гарантий) и полным игнорирование удобства покупателей. К концу десятилетия сюда прибавились т.н. «мелкооптовые магазины», ну, и сохранялись еще «советские» торговые предприятия – впрочем, так же на 90% сдаваемые различным арендаторам, и в подобном плане от рынков отличающиеся незначительно.

Понятно, что на указанном фоне практически «европейская» форма организации торгового процесса, обеспечиваемая ритейлом – со всеми ее преимуществами, вроде гарантии качества товара (о том, что последнее слово обозначает вовсе не потребительские свойства, а только «соответствие обещаний реальности», никто тогда не задумывался), а так же относительного комфорта – очень быстро стала популярной. А огромные возможности по заключению долговременных контрактов с производителями на большие объемы товара позволяли торговым сетям делать относительно низкую наценку – что еще больше привлекало покупателей. Поэтому чем дальше – тем больше «ритейлы» вытесняли мелких продавцов из отрасли. (Разумеется, тут не надо забывать и про «административный ресурс» - скажем, запрет на торговлю алкоголем в магазинах ниже определенной площади – который очень сильно подкосил доходы тех же «ларьков».)

В общем, перспективы ритейла казались блестящими, будущее гарантированным, а общественная польза – в виде «оцивилизовывания жизни» - очевидной. Однако со временем вдруг стало выясняться, что на указанном «солнце» есть и очевидные пятна. Например, в том смысле, что ритейлеры превратились в главных «распорядителей» имеющегося рынка, начав определять качество и количество товаров. Причем, вовсе не в том смысле, что начали гарантировать покупателям их высокий уровень – скорее наоборот, подобная система привела к ускорению «порчи» имеющейся продукции, к вымыванию наиболее качественных ее разновидностей из продажи. По крайней мере, к чисто соевой колбасе с небольшими примесями «мяса птицы мехобвалки» пришли именно в «эпоху ритейла». (Поэтому до недавнего времени качественные продукты можно было покупать в небольших магазинчиках, принадлежащих напрямую производителям.)

Впрочем, понятно, что в данном случае речь идет об универсальном общерыночном законе – и индустриальные торговые сети в данном случае сыграли скорее роль катализатора, нежели роль источника данной «порчи». (В том смысле, что данный процесс случился бы и без них – однако несколько медленнее.) То же самое можно сказать и об укрупнении производителей, о выдавливании «местных» заводов и фермеров «общероссийскими» и международными корпорациями – что так же можно связать с «ритейлерским катализом». В общем, обо всем том, что, в общем-то, характеризует развитой империалистический капитализм – который господствует в мире после гибели СССР.

* * *

Однако у подобной системы общественной организации (т.е., империалистического капитализма) оказались есть и еще кое-какие интересные свойства. Которые выступают таким же непреложным его качеством, как и полные прилавки гипермаркетов, наполненные разнообразными товарами (примерно одинакового паршивого качества). И которые мы хорошо можем наблюдать в последние пару лет по отношению к тем же ритейлерам – причем, вне зависимости от того, какая сеть рассматривается. Да, речь идет о том самом явлении, о котором говорилось в прошлом посте – о насыщении спроса. Который проявляется через «неожиданно наступивший» кризис ритейла , могущий бы стать одним из главных событий прошлого года. (Если бы подобные вещи вообще принимались во внимание.) Точнее сказать, первые его проявления начались еще в 2018 году, когда самая старейшая и одна из крупнейших торговых сетей – «Магнит» - оказалась в очень серьезном кризисе. Были даже заявления о скором ее закрытии, но, к счастью для работников данной фирмы, все ограничилось «банальным» снижением прибыли на 50%. На самом деле, кстати, довольно неплохой результат – поскольку речь идет все же о прибыли, а не о убытках.

Тем не менее, наличия серьезного кризиса ритейла это не отменяет. В том смысле, что вслед за «Магнитом» в подобную ситуацию попали практически все имеющиеся в стране сети. Скажем, та же «Лента» в прошедшем году получила исключительно убытки. (И начала активно закрывать имеющиеся магазины.) А питерские сети «Spar» и «Семья» (входящие в «Х5 групп») - вообще приступили к своей ликвидации. Более того, серьезные проблемы в минувшем году испытал и такой международный гигант, как «Ашан» - еще недавно грозивший имеющемуся рынку «тотальной экспансией». В том смысле, что в это году компания планирует закрыть несколько десятков магазинов по России –при том, что еще года два речь шла исключительно об расширении охвата. Кстати, последнее крайне интересно – в том смысле, что об основной причине нынешнего бедственного положения ритейлеров (по версии их руководства, конечно) – «падении доходов россиян» - было хорошо известно еще в 2015 году. Однако это не останавливало то безумное (по сути) открытие магазинов по всей стране, которую вели сети в то время на всю страну. (Например, в 2016 году в нашем города было открыто очередные два «Магнита», находящиеся буквально в 200 метров друг от друга.)

В общем, все поняли, о чем идет речь. А именно: о классическом кризисе перепроизводства, причем, кризисе более чем прогнозируемом и одновременно – совершенно не остановимом. В том смысле, что даже в начале 2010 разумному человеку было понятно, что указанная «гонка за охватом», начатая ритейлерами, ничем хорошим не кончится. Однако избежать ее – в смысле, избежать бешеного вложения денег в открытие новых магазинов – было невозможным, т.к., тот, кто отказался бы от данного действа, неминуемо выдавливался бы с рынка. По большому счету, невозможно отказаться от нее и сейчас – по тем же причинам. Поэтому единственной реальной надеждой для сетей сейчас остается надежда, что кризис будет развиваться относительно медленно – что даст хоть какой-то части участников надежду на выживание. (Впрочем, быстрый крах значит не только «отраслевую катастрофу», но и серьезные проблемы в социальном смысле – поскольку «несетевая торговля» в настоящее время не способна обеспечить потребности крупных городов. Так что «надеемся на лучшее» - в смысле, на недопущение худшего.)

* * *

Короче, происходит все ровно так, как это происходило всегда, и как описано в бесчисленном количестве источников. Что, с одной стороны, прекрасно показывает: почему избежать экономических кризисов не удастся даже при большом желании сделать это. (И, если честно, от квалификации руководства, а равно – от других субъективных факторов это не зависит.) А с другой, еще раз демонстрирует уже банальнейшую истину, состоящую в том, что – вопреки общепринятому представлению – даже если у человека есть какая-то потребность, то это не значит, что она будет сохраняться вечно. В том смысле, что упомянутое выше желание постсоветского человека иметь в жизни «цивилизованную систему торговли», со всеми этими красивыми залами, огромном выбором (соевого говна в яркой упаковке) и тому подобные вещи, которые, собственно, и обеспечили «триумфальное шествие» пресловутого ритейла по российской земле, имеет очевидную тенденцию к завершению.

В результате чего огромные «супермоллы» начинают потихоньку пустеть, проигрывая – как уже открыто пишут – небольшим лавкам «у дома». А то и пресловутым рынкам. Правда, стоит понимать, что и на рыках, и в ларьках продаются те же товары, что и в гипермаркетах – то есть, то же самое «соевое гавно». (Найти, например, нормальную вареную колбасу – то есть, ту, в которой мясо (за исключением «мяса птицы мехобвалки») составляет не менее 80% - в последние годы вообще невозможно. Нигде и ни за какие деньги. По крайней мере, в провинции.) Но это, как уже не раз говорилось, как раз так же нормально – поскольку проявляется вообще везде, где существует капиталистическая конкуренция. (И ритейлеры тут выступают, как уже говорилось, лишь «катализаторами», усиливающие данную конкуренцию.)

Ну, а о том, какие выводы отсюда следуют, надо говорить уже отдельно. Тут же, завершая поставленную тему, стоит только сказать, что указанная особенность «ограниченности спроса» - в том числе, и спроса на «цивилизованную торговлю» - в действительности не является исключительно российским явлением, связанным с число локальными факторами. (Как это утверждают некоторые.) А охватывает практически весь мир, где уже лет десять происходит падение прибылей торговых сетей и торговых центров. Это относится и к США, и в Европе, и в Азии – практически везде потребительский бум недавнего (до 2008 года) времени сменяется или длительной стагнацией, или наступающим кризисом. С единственно возможной поддержкой существования в виде агрессивной кредитной системы.

Впрочем, чем дальше, тем чаще даже этот механизм перестает работать. (Ну, а казавшаяся еще недавно непобедимой рекламно-маркетинговая машина уже не работает.)

Tags: Российская Федерация, кризис, постсоветизм, смена эпох, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments