anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

О наполнении бездонной бочки 3

Итак, все больше предприятий «классической экономики» сталкиваются с проблемами своего существования. В том смысле, что и производители товаров, и производители услуг больше не могут надеяться на «естественный рост» потребностей покупателей. (Рост числа самих покупателей остановился еще раньше.) И – что еще более неприятно – перестает работать и рост «искусственный», основанный на агрессивной рекламно-маркетинговой деятельности. Единственное, что еще остается действенным – это кредитование, но оно так же на пределе. И потому, что значительное число людей уже закредитованы до предела – т.е., они все свои зарабатываемые деньги пускают на выплату долгов. И потому, что дальнейшее стимулирование к получению кредита через снижение годовой ставки оказывается возможным только для таких «неразвитых» в кредитном отношении стран, как Россия. Поскольку в большинстве европейских государств и США данная величина и так низка – до 5% годовых и даже меньше.

Поэтому неудивительно, что чем дальше, тем чаще для стимулирования хоть какого-то спроса приходится использовать прямое административное давление. Как, например, с автомобилями – которые принудительно приходится менять из-за различных экологических норм и ужесточения правил эксплуатации. (В Германии например, «старым дизелям» запрещено въезжать в некоторые города.) Впрочем, подобный механизм используется, в основном, косвенно – как, например, через преференции различным «зеленым технологиям». Средства на которые в любом случае идут или из бюджета, или из увеличения нагрузки на технологии «незеленые». (Так, пресловутая «возобновляемая энергия» спонсируется практически всегда – то есть, в конечном итоге, речь идет именно о «насильственной покупке» ее населением.)

* * *

В любом случае стоит понимать, что подобная ситуация не является каким-либо выходом из текущего кризиса, а напротив, ведет к его усугублению. Поскольку общество в подобном случае просто растрачивает имеющиеся у него силы и средства для того, чтобы поддержать совершенно никому не нужных – однако наиболее «успешных» в текущей системе производства – экономических акторов. Вместо того, чтобы заняться реализацией действительно потребных большей части людей вещей. Скажем, производством здоровой и качественной еды. Напомню, что указанная категория не эквивалентна пресловутой «зеленой», «органической» и «элитарной» продукции (которая сейчас иногда предлагается в качестве альтернативы) – поскольку для человека не нужно «выращенные в исключительных условиях овощи» или «мясо, при приготовлении которого ни одно животное не пострадало». Ему нужно только, чтобы производители не «бодяжили» продукты ради своей (незначительной) выгоды.

И в процессе «первичного производства» - при котором сейчас поля заливаются лошадиными дозами гербицидов и пестицидов, а животные накачиваются антибиотиками и
гормонами. И в процесс последующей обработки – при коей конечный продукт дополнительно насыщается консервантами и смешивается с менее ценным сырьем. На самом деле, кстати, указанной ситуации добиться довольно несложно – в том смысле, что еще лет пятьдесят нужная «кондиция» вполне выдерживалась. (Несмотря на то, что «сельскохозяйственная химия», и консерванты применялись.) Разумеется, и тогда случались «перегибы», но, в целом, и качество, и количество, и цена «еды» была приемлемой. (Голодных в развитых странах не было со времен Второй Мировой войны – да и в неразвитых их число резко уменьшалось вплоть до второй половины 1980 годов.)

Однако понятно, что в конкурентном обществе – где нужно «бежать на месте для того, чтобы на нем стоять» - такая ситуация не могла продолжаться бесконечно. В том смысле, что даже при достижении очевидного оптимума тут сохранятся необходимость дальнейшей эскалации процесса, причем движущегося по тому самому направлению, что в свое время принес удачу. Так случилось и с «зеленой революцией» 1950 годов – т.е., совершенствованием сельского хозяйства, при котором внедрение механизации и химизации позволило в разы поднять производительность. В том смысле, что после разрешения всех имеющихся проблем тут не произошла «смена цели» - скажем, в направлении более оптимального использования ресурсов (скажем, через переход на гидропонику, аквакультуру и т.д.). А, напротив, началась описанная выше гонка в целях повышения урожайности при уменьшении цены. В результате чего мы получили пресловутую «Монсанта» с их гербицидами, выжигающими все живое в округе, и одновременно с этим – массированное смешение ценных компонентов с малоценными (условно мяса с соей), хотя, казалось бы, при существующей производительности это не нужно. Ну, и третье (если так можно выразиться ) следствие – состоящее в том, что потребление получающейся в конечном итоге огромной массы «мусорной еды» само по себе несет немалые проблемы, начиная с ожирения и заканчивая ростом настоящего мусора – так же забывать не стоит.

* * *

То есть, существование современной «рыночной экономики» - вопреки всем господствующим представлениям - в действительности оказывается поразительно негибким. В смысле – неспособным на радикальное изменение направленности действий, приводящее к тому, что все усилия уходят лишь на «шлифовку» уже имеющегося. Впрочем, есть еще более выраженный пример подобного: пресловутые «кремниевые технологии». Которые были разработаны еще в 1960 годах, однако до сих пор рассматриваются большинством, как некая «наивысшая форма производства». Ну да, hight tech же! Хотя на самом деле настоящими «высокими технологиями» - т.е., прорывным направлением развития, кардинально отличающимся от всего того, что было раньше – «кремниевый процесс» был где-то до середины 1970 годов. (Когда началось производство СБИС – включая микропроцессоры.) Причем, уже в 1980 годах данная отрасль промышленности превратилась в полностью прогнозируемое, планируемое до мелочей дело.

Нет, разумеется, это не значит, что после 1980 годов производить интегральные схемы – и все вытекающие из этого устройства, начиная с телевизоров и заканчивая компьютерами – стало очень просто. Однако основным вопросом в данной области стали вопросы финансовые – в том смысле, что именно выделение или невыделение денег стало главным механизмом успеха. Как в случае с Японией 1980, Южной Кореей 1990 или Китаем 2000 годов. (Или неуспеха – как в СССР второй половины 1980 – РФ первой половины 1990 годов.) Ну, а самое главное – что данный путь получил свой вполне ожидаемый конец, к которому мы сейчас уверенно приближаемся. В том смысле, что бесконечно доить «кремниевую корову» невозможно: чем дальше, тем более масштабных вложений требует освоение «следующего уровня» при очевидной ограниченности рынков. (Неудивительно, что в этой гонке однозначно побеждает Китай – имеющий, с одной стороны, развитые системы планирования производства. А с другой – более, чем миллиардный гарантированный внутренний рынок.)

Впрочем, и тут победа может быть только временной – поскольку, как уже было сказано, выжать из «кремния» больше, нежели он способен дать, невозможно. Что же касается переноса «кремниевого успеха» на другие отрасли – пускай даже и смежные, вроде «квантового компьютинга» - то подобный путь в нынешних условиях оказывается невозможным. (Именно поэтому те же «квантовые схемы», которые еще в 1990 годах рассматривались, как экспериментальные, но полностью готовые к запуску в производство, и более чем через четверть века все еще остаются в том же статусе. Наверное, тут не надо говорить, как это отличается от ситуации с тем же «кремнем» или «классическими» ЭВМ.)

* * *

Более того – можно сказать, что чем «чище» нынешняя цивилизация «вылизывает» имеющееся у нее технологическое поле, тем меньше становится вероятность ее перехода к чему-то иному. По той простой причине, что указанное «вылизывание» приводит к массированному «захвату» всех имеющихся ресурсов: финансовых, материальных, человеческих. Ну да: если посмотреть, сколько людей сейчас оказывается связанными с «кремнием» - куда можно отнести не только инженеров, но и программистов, админов, монтажников, а так же огромное количество менеджеров для управления/продажи подобной продукции – то несложно догадаться, что тут мы имеем дело с типичнейшей технологической ловушкой. Впрочем, не первой – и не последней в среде «традиционных отраслей» нашего мира. (Сюда могут быть отнесены и уже не раз помянутые автопроизводители, «сидящие» в данном месте более 30 лет, так же помянутые выше сельхозпроизводители, находящиеся там еще дольше – где-то с конце 1970 годов, ну и т.д., и т.п. – вплоть до предприятий массовой торговли.)

И это при том, что существует огромное количество действительно неудовлетворенных потребностей – т.е., областей человеческой жизни, затраты труда на улучшение которых действительно могут быть оправданы и признаны практически всеми. Скажем, образование и воспитание, действительно здоровый образ жизни, соединенный с грамотной рекреацией и развитой гигиеной, города, ориентированные на минимизацию «инфраструктурных издержек», «проектирование образа жизни» (впрочем, это интегральная область, объединяющая предыдущие) – да что там, просто «коммуникационно-спроектированный» транспорт до сих пор остается верхом мечтаний. Кстати, забавно – но в течение многих десятилетий развитие тех же электромобилей планировалось именно в указанном плане. (Т.е., как элемент городской рациональной инфраструктуры.) Но ни к какому реальному внедрению не вело. И лишь после отказа от всякой рациональности и «передачи» данной темы «классическому» автопроизводству –а главное, после подключения указанного выше «административного ресурса» - ситуация смогла измениться.

То же самое можно сказать и про огромное количество «новых стартапов» - которые в действительности выступают всего лишь несколько измененными вариантами «старых» отраслей. (Причем, измененными, разумеется, в сторону повышения «взимаемой с потребителей платы» - как это происходит для уже помянутой «зеленой экономики». Или за счет снижения качества обслуживания – как для пресловутого Uber’а, который поднялся исключительно за счет исключения сертификации такси.) В любом случае ни о каком существенном улучшении жизни людей говорить не приходится. В самом лучшем случае «стартапы» приводят к «утилизации» некоторой части «застоявшихся ресурсов» - как, например, происходит с «курьерской доставкой», основанной на высокой безработице среди молодежи. Однако в долговременном плане это не работает – скорее, наоборот, приводит к ускоренной «порче» имеющегося у общества резерва.

Впрочем, о данном моменте – в смысле, о том, как «стартапы» разрушают текущее общество и способствуют углублению кризиса – надо говорить отдельно. Тут же – завершая вышесказанное – можно только еще раз указать на то, что надвигающийся на современный мир системный кризис является непреодолимым для конкурентного общества, как такового.

Tags: кризис, постсоветизм, смена эпох, техникогуманитарный баланс, технологические ловушки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 127 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →