anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Репутация – институт, которого нет

Вообще, примеров описанной в прошлых постах «правой мифологии» - т.е., признания «естественности и изначальности» у вещей, которые реально появились совсем недавно – можно найти множество. Впрочем, порой встречаются и более забавные ее проявления – в том смысле, что «естественными и изначальными» признаются явления, которых вообще не существует. Возьмем, например, такое понятие, как «репутация». Наверное, любой, кто жил в конце 1980 годов, помнит: какое магическое значение придавали ему. Ведь именно «репутация» должна была стать главным инструментом, определяющим не просто «моральный облик» человека наступающей рыночной эпохи. А саму эту эпоху, лишенную казавшихся тогда вредными «государственных ограничений».

Рассуждения тогда были примерно следующие: разве может производитель – при свободном рынке и отсутствии контролирующих органов – гнать откровенный брак? Нет конечно, поскольку его «репутация» пострадает, а значит, никто не будет покупать у тех, кто хоть как-то не соответствует высокому званию «капиталистического производителя». Или, например: разве может политик обманывать избирателей? Ведь если это станет известным, то никто не будет за него голосовать. Поэтому  на «политической арене» окажутся сплошь честные и заботящиеся о простых гражданах люди. (В отличие от «поганого совка».) Ну, и так далее, и тому подобное.

На самом деле сейчас смешно даже вспоминать о том, какую же всемогущую роль пророчили пресловутой репутации. Она должна была сделать всех журналистов правдивыми, все начальство – заботящемся о своих подчиненных, она должна была наполнить магазины качественными и дешевыми продуктами, а убогих и отсталых совковых врачей заменить чистыми и светлыми народными целителями и экстрасенсами. (Ну да: разве могут они в рыночном свободном обществе обманывать людей? Так ведь к ним тогда никто вообще ходить не будет!) И наконец, вместо отстойного «научного коммунизма» должно было появится множество гуманистических учений (религий), в которых осветленные «высшим прозрением» «учителя» будут массово убеждать людей любить друг друга. (В хорошем смысле этого слова.)

* * *

Однако результаты сбычи всех этих «светлых антисоветских мечт» были – как нетрудно догадаться – полностью противоположными ожидаемым. В том смысле, что все то, что было «заварено» в те годы, невозможно «расхлебать» до сих пор. И, единственное, что более-менее твердо стало понятным – так это то, что если человек по какой-то причине желает врать, то он будет это делать однозначно. Причины могут быть различные - однако, чаще всего, они сводятся к банальному денежному обогащению. (Хотя, например, те же «гуру» различных сект могут заниматься своим делом из «чистого интереса».) В любом случае, никакая «потеря репутации» помешать данному процессу (т.е. обману) оказывается не способным. Равно, как не может помешать делать и прочие «нехорошие вещи» - вроде воровства из бюджета или даже «физически устранять» опасных  конкурентов. Если кто помнит те же 1990, то прекрасно понимает, что даже такое серьезное преступление тогда не препятствовало, например, тому же избранию в депутаты. (Даже если определенные «слухи» о подобном и ходили.)

И прекращено это было только посредством репрессивного государственного аппарата. В том смысле, что одних наиболее одиозных представителей «авторитетных бизнесменов» реально посадили, других заставили «спрятать» свое прошлое под более-менее благопристойную «картинку». То же самое можно сказать и про любые другие проявления указанного выше: только государственная власть, имеющая специальный механизм государственного насилия, смогла заставить хоть часть «лжецов» (не связанных с собой, разумеется) действовать менее разрушающе. Там же, где подобный способ был «отключен» -  скажем, в производстве продуктов питания – там обман продолжается до сих пор. (Особенно характерно это выглядит при сравнении с производством алкоголя – где, как раз навели порядок. В том смысле, что водка в настоящее время гораздо качественнее, нежели в 1990 годы – а вот та же колбаса наоборот.)

В общем, пресловутая «репутация» так и не заработала! (Хотя с момента «отказа от социализма» прошло уже почти три десятилетия.) Тем не менее, данный «фантом» пытаются наполнить смыслом до сих пор. Например – да простят меня читатели – не раз уже помянутый Фритцморген недавно опубликовал пост , посвященный данной проблеме. Поводом для этого послужило решение некоей комиссии при РАН начать «борьбу за качество статей». Это Фритцем было обозвано, как «появление того самого института репутации, который сейчас на наших глазах зарождается в научной среде». После чего им была высказана надежда на то, что то же самое случится и в СМИ,   в которых «главным редакторам и владельцам СМИ откровенно наплевать на качество публикуемых материалов».

* * *

Разумеется, с последним мало кто может не согласиться: качество журналистики в последние несколько десятилетий упало ниже плинтуса. Правда, сам Фритц видит это самое падение исключительно в том, что … газеты, журналы и новостные сайты не слишком благостно пишут про действующую власть. Что, конечно, забавно – в действительности если есть у СМИ какой-то порок, то вряд ли он состоит в излишней «критичности» по отношению к правительству. За исключением, разумеется, штатной «оппозиции его Величества» в виде газпромовского «Эха Москвы» и тому подобных организаций – но последнюю именно для этого и держат. (В том смысле, что тупая и агрессивная «травля» со стороны «либералов» - причем, «травля» обязательно переходящая с конкретных чиновников на Россию и ее народ – уничтожает любую возможность критического отношения к действительности. Поскольку ставит любых критиков власти на одну сторону с подобной мразью.)

Тем не менее, даже без учета подобной особенности говорить о каком-либо «профессионализме прессы» смешно. Тем более, что подобное можно сказать не только про «новорусские» издания и сайты, но и издания и сайты всего остального мира. Поскольку тут даже чистая и откровенная ложь давно уже не является редкостью – скорее наоборот. (Например, в 2018 году вдруг выяснилось, что один из «лучших журналистов» в мире просто придумывал свои статьи! И ничего – данный факт был принят всеми крайне спокойно, поскольку подобная практика давно уже считается нормой.) Ну, и разумеется,  единственное, что хоть как-то ограничивает данный процесс – так это пресловутый страх попасть под суд из-за клеветы «на конкретных людей или на конкретные компании». Все остальное – возможно очень легко, и никаких «репутационных потерь» не приносит.

То есть: везде, где есть хоть какое-то ограничение в обмене, последнее обуславливается исключительно «внешними» - по отношению к рассматриваемому явлению – ограничителями. Причем, как правило, связанными с описанными выше «репрессивными органами», или, по крайней мере, с «раздачей плюшек». Кстати, приводимая Фритцморгенов в пример «комиссия РАН» важна именно потому, что является комиссией РАН – т.е., комиссией при «верховной власти» в российской наукt. Если бы не это, то все ее «рекомендации» были бы гласом вопиющего в пустыне. То же самое и «диссернет», который работает только потому, что на количество «липовых» диссертаций стали обращать внимания государственные органы. Поскольку если бы не это – т.е., не стремление высших государственных деятелей к «повышению качества научных публикаций»  – то вряд ли данная тема вообще имела хоть какое-то значение.

* * *

В общем, никакой «репутации» в современном мире нет, и быть не может. В том смысле, что «внутренне», без привлечения «внешнего регулятора», то или иное «сообщество» (бизнес, наука, журналистика) снижать количество лжи  не будет ни при каких условиях. Поскольку при наличии конкурентной борьбы лож приносит самую очевидную пользу в виде «дезинформации противников». Вот если этой пользы нет – скажем, если «кидать» клиентов менее выгодно, нежели поддерживать с ними долговременные связи (т.е., когда речь идет именно о партнерских, а не о конкурентных отношениях) – то тогда да, будет действовать некая «автоматическая» компенсация. В том смысле, что количество обмана будет ограничиваться неким «барьером», не превращаясь во все захватывающую «волну». (Свести его к нулю при наличии «независимых экономических агентов» в принципе невозможно.) Однако если указанной «долговременной выгоды от долговременных отношений» нет, то единственным ограничивающим фактором будет только внешнее насилие. (Т.е., государственный репрессивный аппарат. Ну, в «простых сообществах» еще можно просто морду набить – но это только в очень простых...)

Ну, и разумеется, не составляет труда понять, откуда в действительности взялся данный миф. (В последней его «редакции».) Дело в том, что его «становление» приходится на последнее десятилетие советского существования, когда как раз основная часть населения не могла рассчитывать на получение «дополнительной выгоды» путем использования обмана. Нет, какой-то небольшой «куш» можно было приобрести – но, во-первых, именно небольшой: даже фарцовщики-спекулянты получили относительно мало денег. (Относительно современных бизнесменов и чиновников, конечно.) Ну, а во-вторых, основной массе людей прекрасно жилось при честном образе жизни: возрастание риска у тех же спекулянтов или взяточников в значительной мере компенсировало их доход. (Можно сравнить с сегодняшним положением, когда даже региональные чиновники воруют столько, что даже угроза «попасться» является для них ничтожной в общем «океане пользы».)

В указанной ситуации (т.е., слабой выгодности обмана) даже был выработан определенный «кодекс рукопожатости», основанный на принципе «жить не во лжи». Ну, а почему бы и не жить честно, если от этого практически ничего не теряется?  Что, в свою очередь, и создало указанную выше уверенность в том, что честность взаимодействия может быть обусловлена «внутренним путем», безо всяких контролирующих организаций. Кстати, это не первый случай подобного – в период разложения феодального строя так же было что-то похожее, хотя, конечно, «градус эльфизма» там был на порядок ниже. (Однако в современной РФ «репутационная мифология» ведет свою родословную именно из позднесоветского состояния.)

В любом случае, последующее развитие (если это так можно назвать) быстро показало: что, к чему, и как.  Поэтому вопрос о «репутации» может считаться закрытым. Впрочем, к правым – до сих пор остающимся в рамках представлений конца 1980 – это не относится.

Tags: Фритцморген, капитализм, общество, постсоветизм, правое мышление, прикладная мифология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 109 comments