anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Закат Восходящего Солнца - или об еще одном правом мифе

Продолжим разбор «правой мифологии». И обратимся к еще одному важному мифу – а точнее, «супермифу». (Т.е., к мифу, на котором основывается подавляющая часть «правого легендариума».) Состоит этот миф в том, что главным способом победы в рыночной конкуренции является выпуск качественных товаров. Поскольку покупатель ждет именно их – цена, конечно, так же имеет значение, однако именно качество рассматривается, как ключевой фактор победы. О том, почему так происходит – будет сказано уже отдельно. Пока же можно только сказать, что все последние три десятилетия господства «рыночной экономики» в нашей стране именно этот миф усиленно опровергают. (Начиная со знаменитой «паленой водки» - прикрыть которую удалось только административными методами. И заканчивая торжеством соево-пальмовых продуктов питания в современных гипермаркетах, прикрыть которые не удается ничем.)

Однако тут хочется обраться к несколько иному примеру. А именно – к судьбе Японии. Да, именно той самой страны Восходящего Солнца, которая стала в свое время первым примером «азиатского тигра». Правда, в момент «восхождения» японской экономики, данной идеомы еще не существовало. Однако представление о вчерашнем отсталом государстве, ставшем передовым в связи с принятием американской модели экономики, уже было. И никому не было интересно то, что еще до Второй Мировой войны Япония имела развитую промышленность, позволяющую строить, например, авианосцы: сказано «был дикий народ» - значит «дикий народ». Который «вышел в люди» только благодаря принятию «правильной» - т.е. американской –модели жизни.

В любом случае, государство Ниппон уже с 1960 годов выглядело, как «витрина капиталистического хозяйства», поражавшая всех окружающих своей эффективностью и уровнем развития. Что, в свою очередь, позволяло представителям Запад заявлять, что их «власть» в третьих странах несет отнюдь не колониальный гнет, а напротив, приводит к процветанию и сытости. Последнее, в свою очередь, позволило «влить новое вино» в «старые меха» уже существенно пожухшего понятия вестернизации – т.е., процесса, (якобы) ведущего к построению «западного мира» на назападных территориях. (Опять-таки, о том, что Страна Восходящего Солнца до 1945 была более, чем развитой, обычно умалчивалось.) Причем, по мере развития «японского экономического чуда» данное представление оказалось популярным не только в т.н. «государствах Третьего Мира» - оно захватило и мир Первый. А главное – стало постепенно «просачиваться» в мир Второй.

* * *

На самом деле последнее явление достаточно интересно само по себе – в смысле понимания того, что «подмораживание» собственного развития неизбежно ведет к принятию развития «чужого». (Как это и произошло в СССР.) Однако именно поэтому говорить о нем надо отдельно. Тут же стоит только указать на то, что, начиная с конца 1970 годов, в Советском Союзе начинает складываться некий «культ Японии». Причем, не в смысле увлечения японской культурой – последнее пришло несколько позднее. А в смысле преклонения перед «невероятным технологическим развитием» данной страны, создающей «самые совершенные в мире» автомобили, холодильники или телевизоры. (До которых убогим совкам невозможно даже «дотянуться».) Позднее в этот «список» вошли промышленные роботы, станки-автоматы и скоростные поезда.

Кстати, это выглядело довольно забавно – в том смысле, что советские граждане не только восхищались японской техникой, но и сознательно занижали собственные достижения. При том, что Страна Восходящего Солнца, при всей своей (относительной) технологической развитости не производила, например, самолеты или космические корабли. (Которые выпускал СССР.) Так же особо не акцентировалось внимание на таком, несомненно высокотехнологичном, достижении Японии, как атомная энергетика. (Где последняя действительно была в мировых лидерах.) Видимо – как и в огромном количестве иных случаев –тут первичным был сам факт отрицания всего советского, а уж к нему «привязывали» «японское превосходство». Поэтому там, где СССР был на равных или опережал своего «восточного соседа», японские достижения не впечатляли. (Помимо атомной и ракетной техники это еще и металлургия, судостроение и т.д. отрасли.) Поэтому-то японскую бытовую электронику превозносили до небес – а японскую атомную энергетику особо не замечали.

Впрочем, если отбросить особенности позднесоветского восприятия, то японская электроника действительно была качественной. Равно, как японская бытовая техника или, скажем, автомобили. Поэтому неудивительно, что к началу 1980 годов подобные товары были известны далеко за пределами Японских островов, став олицетворением указанного «экономического чуда». Более того, они уверенно вытесняли «аборигенных» производителей в самых различных государствах, включая такие технически развитые, как Великобритания, Германия и даже США. Однако это самое указанное вытеснение обеспечивалось вовсе не качеством – а ценой. Т.е., японцы действовали так же, как потом будут действовать корейцы и китайцы, а перед ними – немцы и американцы. (Которые так же в конце XIX столетия старались выпускать, прежде всего, дешевые товары – и вытесняли качественные и дорогие товары британские и французские.) В том смысле, что старались всячески снижать себестоимость производства для того, что обеспечить рыночное преимущество.

* * *

Кстати, тут сразу стоит обратить внимание еще на один «субмиф». Состоящий в том, что, якобы, данное снижение цены (как и повышение качества) обеспечивалось исключительно за счет особого внимание к «высоким производственным технологиям». Ну да: роботы, станки-автоматы, производственные линии и т.д. Подобное представление основывалось на том, что на рубеже 1970-1980 годов в Стране Восходящего Солнца действительно очень серьезно занимались автоматизацией труда. Однако, как уже говорилось, «прорыв» произошел до данного момента – и был основан на совершенно противоположном: на невысокой (относительно «настоящих» западных стран) заработной плате при одновременном высоком уровне эксплуатации. Иначе говоря, в то время, как европейцы или американцы уже «вкушали» плоды послевоенного «государства всеобщего благосостояния», японцы пахали, как лошади. Что, собственно, и стало одним из оснований японской экономики. (Но не главным – о главном основании будет сказано ниже.)

И лишь только после того, как захват рынка обеспечил им определенное место в мировом распределении труда, и начался «разбор случившегося», было обращено внимание на пресловутое «качество». На самом деле, кстати, этот параметр был акцентирован искусственно: в разнообразных работах по «японскому чуду» - которые начали массово выходить еще в 1970 гг. –делать акцент на высоком уровне эксплуатации населения при господстве идеологии «социального государства» было сложно. Ну, и разумеется, о самой главную причине японского успеха вообще вряд ли было возможно упоминать. Поскольку состояла она в наличии американской военной базы на Окинаве – а значит, в наличии необходимости для поддержания относительной лояльности местного населения к американцам. Собственно, именно за указанную лояльность японцы и получили возможность свободной реализации своей продукции в США и странах НАТО – поскольку иначе вероятность потери стратегически важного пункта была бы очень велика. (Даже в текущей реальности протесты против американских военных продолжались все 1950-1970 годы – и вероятность появления «Японской народной республики» находилась далеко от нуля.)

Ну, а дальше – после того, как успех был достигнут – полученные прибыли действительно были инвестированы в улучшение качества производства. Тем более, что увеличение стоимости рабочей силы – связанное с тем, что с конца 1960 годов Япония, все же, приступила к строительству «государства всеобщего благосостояния» - грозило лишить данную страну одного из важнейших своих преимуществ. (Кстати, еще раз отмечу, что это увеличение так было во многом связано с необходимостью высокой лояльности населения – уже к местным властям. Которые, в свою очередь, должны были обеспечивать лояльность к США.) Именно отсюда происходит тот самый рост автоматизации, которым так восхищались в 1980 годы. (Кстати, стоит отметить, что те же заводы-автоматы в действительности не представляли собой чего-то нового: это было развитие идей, зародившихся еще в 1950 годы, и разрабатываемые в том числе и в СССР. Да и вообще, по развития подобной отрасли мы практически не отставали от японцев – несмотря на то, что для них был открыт доступ ко всем западным «технологическим новинкам»)

Тем более, что эта самая автоматизация полностью укладывалась в логику нарождающейся «рейганомики» - т.е., концепции «капиталистической утилизации» созданного огромного человеческого, технологического и научного потенциала. (В том смысле, что создавала иллюзию того, что «в будущем все будут капиталистами, эксплуатирующими роботов».)

* * *

В действительности, впрочем, указанная выше «рейганомика» действительно смогла стать еще одной «ступенькой», позволившей Японии подняться в «мировой рейтинге». Но по полностью противоположным причинам. В том смысле, что действительный результат этого самого «правого поворота» состоял, скорее, в ударе по «собственным производителям» - так, та же Тетчер фактически уничтожила не только британскую угольную отрасль и металлургию, но и значительную часть обрабатывающей промышленности. (По крайней мере, говорить о британском автомобилестроении или электронике перестали именно после правления «баронессы».) Да и в США японские автопроизводители стали вольготно себя чувствовать именно в правление Рейгана. (За счет производителей американских, разумеется.)

Собственно, и «электронный прорыв» Японии наступил именно в указанный период – когда основные американские «держатели денег» начали массово выводить их из реального сектора и вбрасывать в сектор спекулятивный. На этом фоне японцы смогли действительно потеснить американцев на «микроэлектронном поприще» и в прочих передовых на тот момент отраслях. Поэтому неудивительно, что на рубеже 1980-1990 годов возникла даже идея о том, что именно «страна самураев» может стать «преемником» рухнувшему Советскому Союзу. (В плане превращения в главного соперника США.) Но данным страхам сбыться было не суждено. Поскольку, во-первых, с гибелью СССР терялся весь смысл «главного фактора» японского «чуда» - базы на Окинаве. (Да и вообще, опасность «советизации Японии», которая была довольно значительной в 1950 и даже в 1960 годы.) А, во-вторых, японские финансисты так же не прочь были пойти по пути финансистов американских и европейских – в смысле смены приоритета капиталовложений. (С реального производства на спекуляции.)

Поэтому как раз в те годы, когда «простые американцы» начала с неким страхом поглядывать на японские острова –все чаще вспоминая давно забытое название «Перл-Харбор» -, в самой Японии началось массовое надувание спекулятивного пузыря. Который совершенно закономерно лопнул в приснопамятном 1998 году – навсегда похоронив пресловутое «чудо» вместе с японскими амбициями. И хотя при этом никакое реальное производства в указанной стране ни на грамм не пострадало: с конвейера «Тойоты» так и продолжали сходить прекрасные автомобили, а телевизоры Sony и музыкальные центры Panasonic ничуть не уменьшили свои потребительские качества – но судьба великой производственной японской державы была уже предрешена. (Так же, как после поражения при атолле Мидуэй оказалась предрешена судьба Японской Империи – хотя и армия, и флот ее были еще значительными.)

* * *

Поэтому чем дальше, тем чаще японский «Акелла» стал промахиваться – в смысле, «упускать господствующие тренды». (Как это любят объяснять популярные «аналитики».) На самом деле, конечно, дело вовсе не в «трендах», а в банальных деньгах (точнее, в деньгах избыточных), которые навсегда покинули Страну Восходящего Солнца – поскольку деньги в современном мире могут быть только там, где возможна самостоятельная политика. (А у страны, в которой есть американские военные базы, подобной роскоши не может быть по умолчанию.) А значит, японские компании утратили возможность вложения средств в новые отрасли, и закономерно проиграли тому же Китаю. Который еще сохранил (если смотреть на 2000-2010 годы) определенные механизмы государственных капиталовложений и экономическое планирование. (Несмотря на то, что Япония давало действительно на порядок лучшее качество, а так же –на созданную еще в довоенное время японскую инженерную школу.)

И хотя даже сейчас это самое поражение еще не всем заметно – японские производители еще пытаются выставлять что-то необычное, японское научно-техническое образование еще котируется во всем мире, а японские ученые еще делают серьезные открытия – однако все это «арьергардные бои».(И да, тут снова напрашивается аналогия времен Второй Мировой войны. К когда та же Японская Империя даже после Мидуэя еще три года могла «задавать жару», успешно топя американские корабли, сбивая самолеты и отправляя к праотцам американских солдат – однако все это неизбежно должно было закончится поражением.) И в действительности позавчерашние самураи и вчерашние инженеры вряд ли способны преодолеть «упавший» на них кризис – даже при том, что они все так же старательно производят свои автомобили и телевизоры. Прекрасные автомобили и телевизоры – возможно даже, лучшие в мире. Но не способные сами по себе менять мир и превращать отсталую страну в передовую.

Поскольку для этого нужно что-то иное, нежели просто делать качественные вещи. И даже одновременно качественные и дешевые вещи. Но об этом, разумеется, надо говорить уже отдельно…

Tags: США, Япония, постсоветизм, правое мышление, техникогуманитарный баланс, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 164 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →