anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Еще раз о закрывающихся гипермаркетах и о том, стоит ли паниковать по этому поводу

Забавно: вот уже третий, кажется, день, в топе ЖЖ висит пост Мировича про закрывающиеся гипермаркеты. (Сегодня, кажется, уже нет.) Забавно это потому, что на указанную тему писали многие (в том числе и тут  ), причем, еще с прошлого года. (Первые публикации на тему проблем у российских ритейлеров начались еще с ноября.) И единственное, чем, собственно, отличилась публикация Мировича – так это тем, что он прямо связал указанное явление с западными санкциями и «Крымнашем». Дескать, если бы присоединения Крыма не было, то торговые сети продолжили бы дальше успешно развиваться.

Видимо, именно это в совокупности с известным алармизмом уровня: «все плохо! сраная рашка катится в сраное дерьмо! мы все умрем!» - делает данную публикацию популярной. (В том числе и среди людей, не совпадающих с Мировичем по взглядам.) При том, что реальный – т.е., выходящий за пределы указанного «мы все умрем!» - разбор ситуации у ритейлеров мало кому интересен. Ну, в самом деле, разве не было очевидным с самого начала то, что бурный рост торговых предприятий – начавшийся еще в 1990 годы с пресловутых «рынков» и закончившийся нынешними «сверхгигантами» - рано или поздно, но должен был смениться противоположным процессом. Причем, исключительно по «внутренним» причинам.

* * *

Дело в том, что в рыночной экономической системе, основанное на конкурентной борьбе независимых экономических агентов, оптимум «проскакивается» по любому. А при условии того, что эти самые «агенты» будут достаточно крупными, этот самый «проскок» должен быть достаточно значительным для того, чтобы невозможно было легко «отыграть» его. (То есть – вернуться к оптимуму с небольшими потерями не получится.) И никакие «санкции», и прочие подобные исторические мелочи, тут не играют никакой роли. Нет, этот процесс вытекает непосредственно из системных свойств рыночного конкурентного общества - поэтому пресловутый «кризис торговли» охватывает не только и не столько нашу страну. (В тех же США проблема окупаемости пресловутых торговых центров стала очевидной еще лет двадцать назад – фотографий заброшенных «дворцов торговли» в интернете предостаточно.)

Другое дело, что в «новорусской экономике» именно данной отрасли с самого начала придавалось определяющее значение – именно сюда предпочитали вкладывать деньги при общей стагнации промышленности. (Более успешной может рассматриваться, наверное, только финансовая сфера.) Поэтому торговые центры, а затем и торговые сети в РФ действительно «росли как грибы» - особенно на фоне загибающихся заводов. Но это только еще раз показывает, что удивляться нынешнему кризису ритейла было бы крайне странно – поскольку если что тут и поражает, так это то, как данная система смогла просуществовать до сего дня! (Когда в 2010-2016 годах в нашем городе начали, как грибы после дождя, открываться «Магниты» и «Пятерочки» - причем, порой метрах в 200 друг от друга – то последние сомнения в том, что это закончится ни чем иным, как крахом, исчезли.)

Впрочем, то же самое можно сказать и про остальные отрасли экономики. Ибо странно было бы в условиях, когда существует очевидное перенасыщение рынка ожидать каких-либо успехов. Ну, в самом деле, в ситуации, когда автомобилизация развитых стран приближается к уровню «2 машины на семью» (при том, что размер семьи приближается к 2 человекам), количество продающихся смартфонов превышает 1,5 млрд. штук в год (при количестве населения Земли 7,5 млрд. человек), а ожирение давно уже стало настоящим «бичом нашей» цивилизации, говорить о каком-то дальнейшем смысле существования нынешней производственной системы можно только условно. Ну да: возможно, еще придумают какой-то очередной «оригинальный» способ заставить людей тратить свое бесценное время и не менее бесценные силы на то, чтобы получить возможность еще продавать что-то, производимое в ее условиях.

* * *

Хотя, чего уж тут скрывать: подобный «оригинальный метод», как правило, представляет собой «старое доброе насилие». Состоящее в том, чтобы посредством государственного репрессивного аппарата заставлять людей выбрасывать «старые товары» ради приобретения новых. Скажем, именно на этом основано нынешнее «зеленое безумие», смысл которого состоит именно в указанной цели. То есть – в поддержании еще на какое-то время имеющейся производственной системы (к которой, кстати, относится и «финансовый сектор») при условии, что она давно уже находится в тупике. (Например, через массовую замену «обычных» электростанций в энергетике на «зеленые» - пускай даже это будет стоить очень дорого.) Однако понятно, что и этот способ имеет очевидные ограничения. («Давить» на покупателей можно ограничено – поскольку количество реальных средств у них на руках давно уже ограниченно. Более того, возможности кредитования их так же находится на пределе –если не за пределом.)

Поэтому этот самый путь вряд ли можно признавать ведущим к «поиску оптимума» - а значит, к «мирной стабилизации» имеющейся экономики. Скорее наоборот – он выступает катализатором наступающего Суперкризиса, снижая и так находящиеся на околонулевом уровне возможность его прохождения. (Т.е., сохранения имеющейся производственной системы.) То есть: чем больше будет «зеленого безумия» (поддержанного государственными репрессиями), тем более отличающимся от сегодняшнего будет гипотетическое постсуперкризисное общество. Но об этом, разумеется, надо говорить уже отдельно.

Тут же – возвращаясь к тому, с чего начали – стоит только еще раз указать на то, что текущая ситуация с ритейлом вряд ли может рассматриваться, как «окончательная». В том смысле, что нам еще предстоит пройти через серию «локальных кризисов», ведущих к уже не раз помянутому Суперкризису. И никакие попытки «государственных мужей» избежать данной ситуации успеха иметь не смогут. (Скорее наоборот, они – как было сказано выше – только ухудшат ситуацию».) Поскольку все это вытекает ни из чего-нибудь, а из следствия самой выбранной в 1991 году социально-экономической модели, для которой подобная динамика поведения – т.е., прохождение через серию «локальных кризисов» к пресловутому Суперкризису – является единственной возможной. И значит – полностью предсказуемой. (На глобальном уровне, разумеется – на уровнях локальных, наоборот, предсказуемость близка к нулю. Диалектика, ничего не поделаешь.)

Поэтому ко всем паникерам (от Мировича до Делягина), кричащим: все пропало! мы все умрем! – по поводу малейших «проблем в экономике» или «проблем в политике» стоит относиться соответственно. (Понимая, что реальные – без кавычек – проблемы не оставляют нашу экономическую систему с 1991 года. А точнее – где-то с 1989.) И соответственно, считать ценность их сообщений равным нулю – поскольку никакого отношения к реальной социальной динамике они не имеют. И наоборот: следует понимать, насколько значимыми для нашего будущего являются «длинные» и незаметные на первый взгляд процессы – вроде уже не раз помянутой деградации системы воспроизводства квалифицированной рабочей силы. (См. «кризис 2040»)

Но об этом, разумеется, надо говорить уже отдельно…

P.S. Кстати, то же самое можно сказать по любой другой теме. В том смысле, что наиболее «яркие» и вызывающие наибольший резонанс события, как правило, не только несут нулевую историческую ценность, но и для отдельно взятого субъекта вряд ли имеют хотя бы минимальное значение. Скажем, про пресловутый «коронавирус» это можно сказать с полным правом. Но о нем будет сказано уже в следующем посте.

Tags: блогосфера, капитализм, кризис, общество, потребление, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 57 comments