anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Болезни, как социальные явления

В связи с набирающей в последнее время силу истерии по поводу «китайского короновируса», видимо, придется обратить внимание на данную тему. Точнее сказать, не на сам вирус – который, понятное дело, следует оставить специалистам («поп-вирусология» выглядит гораздо более дико, нежели «поп-психология») – а вызываемая им реакция. Которая сводится к классическому: «Кошмар! Катастрофа! Мы все умрем!» - ну, и так далее. И это при том, что 81 (кажется) умерший человек из полутора миллиардом китайцев выглядит более, чем странно для «катастрофической эпидемии». Впрочем, «предыдущая редакция» подобного явления в виде т.н. «атипичной пневмонии» унесла на тот свет так же всего 813 человек – при этом так же не несколько лет став одной из популярных «страшилок» современной медицины.

Напомню – для того, чтобы не было обвинений в «бесчувственности и бессердечности» - что в нашем современном высокотехнологическом мире от той же малярии ежегодно умирает более 400 тысяч человек. (455 тыс. в 2017 году.) Еще раз прописью – четыреста тысяч, население крупного областного центра в нашей стране. Вам реально не стало жутко? Если не стало, то укажу еще на то, что из этих умерших более 60% приходится на детей до 5 лет. И это при том, что реально действующее лекарство от данной болезни было открыто более, чем 300 лет назад. (Порошок из коры хинного дерева.) Сейчас, впрочем, есть и более совершенные средства, которые с огромной степенью вероятности означают излечение – при условии, конечно, что лечение начнется раньше, нежели организм будет истощен болезнью.

Однако как раз указанное условие и оказывается невыполнимым. В том смысле, что значительное число заболевших людей или прямо не имеют возможности лечиться. Или не имеют возможности сделать это до того, как болезнь переходит в критическую форму. То есть, несмотря на кажущуюся «природность» смертей, в действительности они имеют исключительно социальное происхождение. Связанное с тем, что существующая социально-экономическая система не позволяет заболевшим получать «копеечное», по сути, лечение – и тем самым обрекает их на смерть. На гарантированную смерть. То же самое, по сути, можно сказать и про многие иные действительно опасные заболевания – скажем, про дизентерию, которая ежегодно уносит до 700 тысяч человек. Или про туберкулез, который убивает более 1,8 миллиона человек в год. (Все цифры из Вики.) Еще раз: давно уже вдоль и поперек изученная болезнь, обретение возможности излечения которой традиционно считается одни из признаков «зрелости» человеческой цивилизации, уверенно продолжает убивать людей. Причем, не десятками тысяч даже, а буквальным образом миллионами.

* * *

На этом фоне все заявления про «неведомую заразу», способную (якобы) убить человечество, выглядят инфантильными страшилками, скрывающие реальный ужас текущего существования. При котором самая «обычная», хорошо знакомая «типичная» пневмония с потрясающей легкостью убивает свыше 250 тысяч человек ежегодно – но все бояться пневмонии «атипичной». (Которая, как уже было сказано, унесла всего 813 жизней.) Еще раз – даже в одном «классе» болезней «обычная», давно изученная врачами и имеющая стандартные протоколы лечения, (которые изучаются миллионами студентов в тысячах медицинских вузов) «зараза» оказывается на три порядка (!) убийственнее «заразы необычной». Просто потому, что вокруг «необычного» заболевания обыкновенно «накручивается истерия», сопровождаемая, однако, реальными медицинскими мерами. И реальными же медицинскими результатами.

То есть – больной с какой-нибудь лихорадкой Эбола по умолчанию получает лечение. Ради него работают квалифицированные специалисты, используется современное оборудование и самые новые лекарства. (Более того, если этих лекарств нет, то ради поиска их вкладываются огромные средства.) А в это время где-то рядом просто и тихо умирают дети и взрослые от банальной дизентерии, холеры, пневмонии, малярии или туберкулеза. Умирают потому, что им не только не оказывают медицинскую помощь, но и зачастую, не перестают требовать «исполнять свой трудовой процесс» - ибо нечего симулировать! Кстати, если кто думает, что «…это там, в Африке», то он сильно ошибается. Поскольку такое возможно и у нас – ну, не сумел замотанный пациентами и бумагами (после «оптимизации медицины») поставить нужный диагноз, указал ОРВИ при воспалении легких. А у больного важное дело на работе, да и что это за болезнь: «ОРВИ» - и он продолжает ходить, «накачиваясь» жаропонижающими. (Знаю несколько подобных случаев. И да: слава Советской власти за прекрасный иммунитет, созданный в детстве-юности – в большинстве все заканчивается хорошо! Но уже после серьезных мероприятий, требующих значительных медицинских затрат.)

В общем, еще раз скажу: любые заболевания сейчас – явления скорее социальные, нежели «медицинские» (т.е., связанные с биологическими проблемами человека). И их лечение – это исключительно социальный процесс. А еще более социальный процесс – их предотвращение, профилактика. Которая в действительности много «проще», нежели лечение – проще в том смысле, что не требует каких-либо находящихся на грани научного знания мер. Всех этих современно оснащенных лабораторий, получающих фантастические зарплаты специалистов и особых государственных структур со своими строками финансирования из бюджета. (Последнее, как можно легко догадаться, тут самое «вкусное».) Поскольку состоит эта профилактика во «всего лишь» исполнении хорошо известных элементарных правил. (Часто исключительно гигиенического толка.) Ну да: правильное питание, закаливание и физкультура, уменьшение скученности и увеличение кубатуры помещений. Ну и т.д., и т.п.

Результат этих простых вещей оказывается фантастическим. Например, в случае уже помянутого туберкулеза это хорошо заметно при сравнении смертности от в нашей стране в 1913 году и, скажем, 1956. В том смысле, что если в начале первой половины ХХ века от данной болезни умирали почти 400 человек на 100 тыс. населения, то ко второй половине число подобных смертей сократилась до 60 случаев на 100 тыс. Еще раз: речь идет о времени (1956 год), когда лечение данной болезни антибиотиками еще не начиналось, и имеющиеся медицинские методы не сильно отличались от того, что было в начале века! То есть: усиленное питание для групп риска, особые режим – т.е., санатории – для заболевших, и регулярное обследование. Ну, и самое главное – признание необходимости гигиены труда, т.е., ориентации производства не только на получение прибыли, но и на удовлетворение элементарных потребностей самих работающих. (Напомню, что до Революции заболеваемость туберкулезом у ряда профессий доходила до 100% - т.е., занятие ими означало неминуемую близкую смерть.)

* * *

То есть, изменяя социальные факторы, можно менять показатели здоровья населения на порядки эффективнее, нежели «чисто медицинским» путем. Под «медицинским», впрочем, тут следует понимать не развитие медицины, как таковой – которое так же есть исключительно социальный процесс. А пресловутую надежду на то, что существует некие «всемогущие лекарства», которые могут победить все болезни. И, как зеркальное отображение предыдущего – что существуют некие «всемогущие болезни», способные унести жизни если не всех людей, то, по крайней мере, значительной их части. Причем, полностью вне зависимости от предпринимаемых мер. (Это очень хорошо заметно в т.н. массовой культуре, где существует концепция «непобедимого вируса», единственный способ борьбы с которым состоит в том, чтобы не дать ему вообще появиться. Чем, как правило, и занимаются разнообразные «супергерои».)

Так что если кто действительно хочет снизить смертность среди представителей homo sapiens, то он должен, прежде всего, обратить внимание на изменение социальных условий. Но это, как нетрудно догадаться, очень дорого. В том смысле, что потребует значительного перераспределения прибавочной стоимости от «главной цели» капиталистов – конкурентной борьбы друг с другом – и поэтому в текущих условиях практически невозможно. Поэтому мы и дальше будем наблюдать нарастание «эпидемиологической истерии» - как это уже было и с «атипичной пневмонией», и с лихорадкой Эбола, «обозванной» в свое время главной опасностью человечества. Поскольку о настоящей главной опасности в современном обществе никто и никогда не скажет…

P.S. Кстати, в связи с нынешней «эпидемией» крайне интересно наблюдать реакцию блогосферы на то, как люди теряют сознание на улице. Дескать, это значит, там не пневмония – а «тот самый» супер-мега-вирус, от которого «мы все умрем!» Хотя на самом деле все гораздо проще – и страшнее. В том смысле, что люди банально боятся потерять работу на фоне текущего экономического кризиса, и поэтому часть вынуждены оставаться на ногах даже при наличии серьезного (но банального) заболевания. Накачивая себя обезболивающими и жаропонижающими – что позволяет до определенного времени скрывать симптомы заболевания, однако, рано или поздно, приводящие к полному износу организма.

Tags: СССР, история, классовое общество, медицина, общество, постсоветизм, текущее
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 65 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →