anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

О неизбежности крушения "капитализма с человеческим лицом"

Подведу некий итог над последними постами и сформулирую вывод, который из них следует. А именно: укажу на неизбежные проблемы, которыми обернулась «советизация мира», произошедшая в 1960-1980 годы. И состоящие в парадоксальной –на первой взгляд – ситуации. Согласно которой капитализм, лишенный под давлением СССР своих самых очевидных и «кричащих» проявлений, стал не просто терпим. Он стал почти что прекрасен. (Разумеется, если вести речь о т.н. «развитых странах». Впрочем, не только о них.) Ну в самом деле, возьмем ту же Западную Европу того времени: малый бизнес процветает, обеспечивая любых желающих возможность открытия «своего дела». (Да еще не просто «своего дела», а «своего дела инновационного», связанного с самыми передовыми областями производства. Скажем, персональных компьютеров – как у Джобса с Возняком.) Ну, а не хочешь малый бизнес – нанимайся на работу, особенно, если имеешь хорошее образование. Там ты тоже можешь надеяться на относительно достойную оплату, гарантированный соцпакет и прочие желаемые блага.

Да и вообще, жить в 1960-1980 при капитализме было неплохо не только на Западе. Экономика по всему миру росла, бедность снижалась, небоскребы, автострады и аэропорты строили даже в городах Африки, социальные лифты выглядели открытыми, а «свобода выбора» гарантировала возможность любых «путей». Хочешь – будь хакером-технарем с красными глазами, хочешь – яппи-менеджером в галстуке и костюме, хочешь – каким-нибудь музыкантом-хиппи, с сексом, наркотиками и рок-н-роллом. Можно было даже уйти в религию и уединиться в каком-нибудь ашраме или секте, посвящая свою жизнь попытками «соединиться с высшей сущностью вселенной». Нет, разумеется, были и неудачники, были и нищие, голодные и умирающие от болезней. Были даже войны –скажем, во Вьетнаме или в той же Африке с Ближнем Востоком.

Однако все это выглядело, во-первых, происходящем «на периферии» - в том смысле, что большая война, равно как и «большой» экономический кризис (вроде Великой Депрессии), затрагивающими «развитые страны», оказывались тогда невозможными. А, во-вторых, «господствующий тренд», казалось бы, показывал, что даже имеющееся «зло» должно быть уничтожено в ближайшем будущем. Почему и как – не столь важно: обыватель вообще не склонен искать фундаментальные причины вещей, ему достаточно простейших закономерностей. Состоящих в том, что еще вчера (в начале 1950 годов) он должен был думать о том, как накормить детей – а теперь мог выбирать новый автомобиль. Поэтому общепринятым становилось убеждение в том, что «завтра будет лучше, чем вчера».

На этом фоне неудивительно, что любые проявления классовой борьбы стали выглядеть не нужными и архаичными. Ну, в самом деле, зачем все эти забастовки, столкновения с полицией, если и так все хорошо. И даже если на одной работе возникали проблемы, увольнения, то всегда можно найти другую. Именно поэтому постепенно исчезало понимание целостности экономической системы, ее общих проблем. Чем, собственно, и воспользовалась элита во время «правого поворота». (Когда, например, в Британии ликвидировали угольную промышленность, то массовые протесты угольщиков не смогли перерасти в общенациональную забастовку. И поэтому оказались обречены.) А самое главное –исчезало понимание того, что все указанное благополучие может существовать только благодаря наличию «советской тени», благодаря тому самому давлению на пресловутых «лучших людей», которое оказывает советская держава со своими танками и ракетами. (Кои – как уже не раз говорилось – могут легко достать каждого миллионера, не позволив ему отгородиться «стеной» из безвестных Фрицев и Джонов.)

* * *

Поэтому уже упомянутый «правый поворот» был не просто вероятен – он был неустраним. В том смысле, что «расслабленный» и уверенный в том, что он «рассматривается, как партнер», рабочий класс (в самом широком смысле слова, включая инженеров и врачей), должен был неизбежно проиграть «лучшим людям». Которые как раз все 1960-1970 годы проживали в постоянном «напряжении» - и потому, что реально боялись «Красной угрозы», и потому, что вынуждены были прятать свое богатство, изображать из себя «демократов и социалистов» и тайком выдумывать разнообразные схемы ухода от налогов. (Т.е., от перераспределения прибавочной стоимости в пользу трудящихся.) Кстати, именно отсюда проистекала и ставшая широко распространенной в указанное время «коррупция» - сиречь, не совсем законная, а то и просто незаконная деятельность по получению дополнительной прибыли. «Дополнительная», разумеется, по отношению к имеющейся системе перераспределения, которая должна была обеспечить благополучие того самого «общества двух третей». (Т.е., главный смысл «коррупционного воровства» состоит именно в том, что «воруется» у масс и «возращается» элите – т.е.. осуществляется то, что в «нормальном классовом обществе» не просто не является преступлением, но выступает нормой.)

Так вот – все это, безусловно тяготило «хозяев мира», и они ни на мгновенье не забывали про «ненормальность» подобной ситуации. (И не забывают до сих пор – поскольку часть элементов «общества двух третей» существуют и по сей день. Хотя и в намного меньшем масштабе, нежели лет тридцать-сорок назад.) И поэтому не делало возвращение «классического» классового мира неизбежной. Поскольку с элитой – исходя из ее сути – вообще невозможно заключить мир на иных условиях, нежели признание полного ее господства. (Как бы не верилось обратное прекраснодушным обывателям – да и мыслителям – из «золотых десятилетий».) И единственное, на что можно надеяться массам – это на перемирие. А точнее – на временное «прекращение огня», которое будет соблюдаться только до тех пор, пока его нарушение невыгодно «лучшим».

Причем, по другому в мире частной собственности быть просто не могло (и не может) – поскольку капитал, как уже не раз говорилось, определяет действия владеющих им людей, а не наоборот. (Тем более в современных условиях, где связь «права собственности» и конкретных владеющих ей людей крайне усложнены и тесно переплетены друг с другом.) Ну, а капитал, как известно, может только расти – т.е., увеличиваться за счет всех имеющихся возможностей. В том числе, и изымаемой прибавочной стоимости, а так же – поглощения конкурентов. (Что ограничивалось в «обществе двух третей» - за счет тех же преференций для «малого бизнеса», за счет снижения допустимого уровня эксплуатации работников, за счет антимонопольного законодательства и т.д.) Поэтому указанное «благолепие», достигнутое в 1960-1970 годы, неизбежно должно было быть разрушено.

* * *

Правда, разрушено двумя путями. Или за счет дальнейшего продвижения «советизации мира» - т.е., за счет дальнейшего роста ограничений для частных собственников. Например, через национализацию – т.е., превращения частной собственности в частную государственную собственность, а там уж, если повезет – в собственность общественную. (О том, как должен был проходить подобный процесс, а равно – почему государственная частная собственность не перестает быть собственностью частной, надо говорить отдельно.) Однако этот путь – как уже было сказано выше – в действительности оказывался невозможен из-за одновременного снижения уровня классовой борьбы и «советской тени». Или же – через указанный «правый поворот» со всеми его прелестями, вплоть до возращения «настоящего империализма». (Который до сих пор еще не до конца вернулся, но вернется обязательно.)

А значит, «теплый и добрый» мир «капитализма с человеческим лицом» - с его уютными кафе и магазинчиками, с его качественными товарами и удобным сервисом, с его «гарантированностью работы для профессионалов» и доступными социальными благами, наконец, с возможностью не участвовать в войнах и конфликтах для основной массы населения, неизбежно должен был умереть. Совершенно вне того, насколько он был приятен для основной массы населения. Собственно, именно это мы и наблюдаем сейчас. В том смысле, что не только США, но и выглядевшая недавно «уютной гаванью» Европа сейчас стремительно трансформируется в что-то иное. В котором постепенно начинают проглядываться черты давно уже забытого мире диктатуры капитализма и даже «Железной пяты». (Да, пока еще достаточно смутно, однако с каждым днем все яснее.) На этом фоне все привычные представления, концепции и модели – которые сложились как раз в указанное время – оказываются не просто неверными, а катастрофическими по своей сути. И наоборот: то, что еще лет двадцать назад казалось просто диким –вроде опасности Мировой войны или необходимости классовой борьбы, причем, борьбы активной – с каждым годом становится все актуальнее.

На самом деле, кстати, есть очень простой тест на то, верно или ошибочно то или иное предположение: представить, как оно выглядело бы году в 1989. В том смысле, что если оно тогда было в «мейнстриме», то это чистый бред. И наоборот. Но об этом. понятное дело, надо говорить уже отдельно…

Tags: Золотые десятилетия, Принцип тени, классовая борьба, классовое общество, смена эпох
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 137 comments