anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Санитарный фактор: реальность против виртуальности

Итак – как было сказано в прошлом посте – одним из механизмов, сделавших возможным современного существования цивилизации стало развертывание т.н. «массовой санитарии». То есть – комплекса мер, позволивших значительно (на несколько порядков) увеличить уровень санитарной грамотности населения и одновременно – уменьшить количество антисанитарных проявлений в обыденной жизни. Что, в свою очередь, способствовало уменьшению числа, а порой – и полному исчезновению множества опасных заболеваний. Начиная от дизентерии и заканчивая такими страшными вещами, как тиф, холера и даже чума. Наверное, тут не надо говорить: как же это отразилось на жизни людей. В том смысле, что это очень сильно снизило уровень смертности, причем, в значительной мере, для «младших возрастов» (детей и подростков). Впрочем, и для взрослых жить стало гораздо более приятно – в конце концов, одно исчезновение расстройств пищеварения, бывших в недалеком прошлом суровой обыденностью, чего стоит.

Самое же интересное тут – то, что большая часть используемых в данном случае методов основывалась на давно уже известных достижениях науки. Нет, были разумеется, и новые. (Ну как новые – та же массовая вакцинация ведет свою родословную с оспопрививания, известного еще с XVIII столетия. Скажем, Екатерина Великая прививалась от оспы, а уже к концу позапрошлого века данная технология была относительно разработанной.) Тем не менее, основные достижения «санитарной революции» основывались на еще более «древних» приемах. Таких, как развертывание пропаганды личной гигиены или принуждение к гигиене общественной. (Вроде ужесточения требований к торговле продуктами питания или организации вывоза мусора за пределы городов.) Ну, и разумеется, не стоит забывать появление на повестке дня самого понятия «гигиены труда» - что еще в 1900 выглядела немыслимым. (В том смысле, что призывы к ней были – но практическая реализация была затруднена из-за позиции хозяев бизнеса.)

Да что там гигиена труда – банальная канализация, известная со времен Можеджо-Даро, стала достоянием развитых стран лишь во второй половине XIX. Впрочем, стоит сказать точнее: достижением наиболее крупных и развитых городов наиболее развитых стран. Так, в Лондоне выводить нечистоты за пределы города стали лишь после «Великой вони» 1858 года. До этого времени их просто сбрасывали в реку. Впрочем, там хотя бы сбрасывали, поскольку в подавляющем числе британских (и любых других) менее крупных городов наиболее «совершенной» формой городской санитарии были пресловутые выгребные ямы. Наиболее совершенной по той простой причине, что часто и подобных ям не было – и все «ненужное» просто выливалось на дороги и в канавы. С соответствующими результатами.

То же самое можно сказать и про водопровод – который стал обыденностью в Европе только с 1930, если не с 1950 годов. До того большая часть людей вынуждена была использовать воду из «открытых источников» - рек, озер, прудов. (Разумеется, не кипяченую. )На этом фоне активный рост потребления алкоголя в 17-19 веках выглядит, если честно, «гигиенической необходимостью». В том смысле, что пить пиво или вино тогда было на несколько порядков более разумным действием, нежели потреблять указанную выше жидкость сомнительного происхождения. И это при том, что разнообразные мыслители в данное время (XVII-XIX столетия) заявляли о «торжестве человеческого разума», и о том, что перед последним не существует никаких преград. И даже называли данное время "веком Разума".

* * *

Разумеется, это может показаться абсурдным. Однако если мы рассмотрим данную особенность через уже не раз помянутое разделение на «виртуальное и реальное», то она становится много понятнее. Напомню, что под «виртуальным» в данном случае подразумевается вовсе не то, что создается посредством компьютерной реальности – хотя последняя сюда иногда и входит. А нечто, имеющее очень высокое символическое значение, и используемое исключительно для «иерархических игр» - сиречь, для определения места в социальной иерархии. Сюда, например, входят т.н. «культовые сооружения» - храмы, усыпальницы; представители «гражданского культа» - разнообразные обелиски, памятники и триумфальные арки; наконец, дворцы и роскошные парковые комплексы. Поскольку все это – несмотря на формальную «вещественность» - имеет исключительно «виртуальный» смысл: показать мощь и величие своих создателей.

Впрочем, не только «форма», но и «наполнение» всего этого великолепия оказывается подчиненной исключительно «виртуалу». В том смысле, что различные религиозные церемонии, сложный ритуал жизни царских и аристократических дворов, разного рода «государственные приемы» и балы – в общем, практически все, что веками определяло жизнь «лучших людей» -имеет одно-единственное значение. А именно: показать, «кто круче». После этого тот странный – на первый взгляд – факт, что практически все «урбанистические проекты», создаваемые в период с глубокой древности и до 20 века, щедро изобиловали храмами, дворцами и садами, однако не имели канализации и водопровода, становится совершенно понятным. Ну, в самом деле: зачем задумываться от отводе, простите, нечистот, если это ни на грамм не влияет на социальный статус? Тем более, что, как уже не раз говорилось, для выноса «ночной вазы» существуют «специально обученные люди». (А то, что они вынесут ее, в лучшем случае, в выгребную яму недалеко от водозабора, а в худшем – просто выльют в соседний проулок – это уже иной вопрос.)

Вот дворец (или роскошный особняк для менее «высоких») – это действительно ценность! Которую можно продемонстрировать в качестве доказательства того, какие ресурсы имеются в наличии. (И значит, ограничить количество претендентов на твое место – поскольку понятно, что «смещение» знатного и богатого господина будет стоит немалых средств.) В подобной ситуации было неудивительно, что веками – да что там веками, тысячелетиями – уровень «мировой санитарии» находился на околонулевом уровне. При том, что – как сказано выше – и «материальные ресурсы», и «уровень знаний», потребных для существенного улучшения данного показателя, имелись. Однако «власть придержащим» все это было не нужно – им было нужно только одно: борьба за свое «место в жизни». К которой все эти санитарно-гигиенические методы имели весьма слабое отношение. И лишь тогда, когда какая-нибудь «зараза» - вроде чумы или холеры – начинала очевидно угрожать не столько даже жизни «владык», сколько этой самой иерархии (через резкое уменьшение числа подданных), то ситуация менялась. В том смысле, что тогда очень быстро (в историческом плане, конечно) вырабатывались совершенно логичные и абсолютно верные способы карантинной борьбы с подобной бедой. (Которые используются и по сей день.)

* * *

То есть – для людей, всецело поглощенных «виртуальной», иерархической борьбой, сама идея обратиться к санитарно-эпидемиологической сфере выглядела кощунственной. Даже после того, как были отрыты бактерии, и даже тогда, когда Пастер продемонстрировал свои знаменитые опыты. Самое забавное тут то, что «умом» они (т.е., «высшие сословия»), в общем-то, данную проблему понимали – в конце концов, разнообразные инструкции о соблюдении «городской чистоты» выходили начиная с XVIII столетия. Но «сердцем» все это задвигалось на второй план –строительство очередных культовых сооружений оставалось в приоритете. Поэтому, как уже говорилось, единственным способом изменить данное положение оказалась Революция. Которая одновременно и резко обрушила значение «иерархических символов» - оказалось, что и царские инсигнии, и разнообразные ордена-чины, и пресловутые ценные бумаги в совокупности и денежными знаками могут практически мгновенно потерять всякий смысл. И одновременно – существенно подняла ценность голосов простых людей. Тех, кто не был включен в указанную выше «виртуальную гонку», а значит – был способен воспринимать ценность городской санитарии, как одну из самых значимых вещей в жизни.

Итогом чего стало описанное в прошлых постах изменение. Поэтому в действительности значительную часть улучшения эпидемиологической обстановки – а через нее и улучшение самой жизни – следует относить не к пресловутому «развитию науки». А к тому, что человечество – впервые за «письменную историю» - смогло вырваться из цепких лап «иерархического виртуала». (Другое дело, что развитие науки как раз стимулировалось данным фактором – и оказывалось крайне эффективным в подобном положении.) Ну, и разумеется, тут не стоит забывать, что уже с 1980 годов начался противоположный процесс, который протекает и по сей день.

Но это, разумеется, уже совершенно иная история. О которой – а равно, и о том, чем все это закончится – надо говорить уже отдельно.

Tags: история, медицина, образ жизни, общество, прикладная мифология, революция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments