anlazz

anlazz 8 минут на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категории:

Жизнь "безопасного мира" и ее отличие от всей остальной истории

Часть 1. Туризм

Давайте скажем честно: все наши представления, все наши нормы поведения, весь наш образ жизни сформировался во время «безопасного мира». Т.е., мира, получить проблемы в котором можно только при приложении определенных усилий. Причем, это касается практически всех живущих сегодня – начиная от тех, кому сейчас меньше 18 и заканчивая тех, кому около семидесяти. Поскольку все они выросли и сформировались в исторический период, который кардинально отличался от всей остальной истории человечества. Причем, относится это порой к самым неожиданным вещам.

Возьмем, например, тот же туризм. В смысле – не тот туризм, где походы с палатками и сплав по рекам (хотя и с ним не все так просто), а туризм в привычном для нас понимании. Где «четырехзвездочный отель с оллинклузивом» и море с шезлонгами. И отметим, что до определенного времени подобного явления просто не могло существовать. Хотя бы по санитарно-эпидемиологическим причинам. В том смысле, что еще относительно недавно жизнь каждого жителя нашей планеты – включая представителей правящих классов – оказывалась тесно окружена опасностью заразиться той или иной опасной болезнью. Ну, разумеется, это не значило, что наиболее страшные заболевания – такие, как чума или холера – свирепствовали каждый год. Однако миру и без них хватало угроз – скажем, те же корь, коклюш, инфлюэнца (сиречь грипп), дизентерия рассматривались, как «обычные» проявления бытия. А туберкулез вообще выглядел профессиональным признаком для множества профессий – и не только. (Страдающие от чахотки барышни были любимым персонажем множества бульварных романов.)

Ну, и сифилис, конечно – лечиться от которого считалось чуть ли не предметом гордости у определенной категории людей. Впрочем, удивляться подобному было бы странным, поскольку уровень санитарии практически всю человеческую историю находился на крайне низком уровне. Я уже писал об этом неоднократно, и повторяться, конечно, не хотел. Но, все же, основные черты «условий человеческого проживания», характерных для большей части человеческой истории напомнить будет полезным. Итак, первое, о чем следует не забывать – так это о том, что до самого недавнего времени та же канализация была явлением, практически не применяемом. (Хотя и была известной с глубокой древности.) И да: содержимое выгребных ям – а они были далеко не везде, часть нечистоты просто выплескивались на улицы – обыкновенно вывозилось на поля. (С улиц, разумеется, тоже.) С соответствующими результатами.

​* * *

Впрочем, даже без нечистот «гигиеническая обстановка» городов недавнего времени была ужасной. Начиная с наличия постоянного смога от печного отопления и пыли от незамощенных улиц – впрочем, и с мощением было не лучше, если учесть господствующий вид транспорта (это только борцы с ужасным СО2 могут говорить, что конский навоз – это «естественная» вещь, и поэтому -неопасная) – и заканчивая огромным количеством паразитов. Начиная с крыс и мышей, и заканчивая мухами и комарами, включая малярийных. (Ну, и глисты, конечно же.) Наконец, не стоит забывать о том, что большая часть потребляемых продуктов была откровенно испорченной. Причем, как естественным образом – холодильников-то не было, да и упомянутые выше крысы, тараканы, мухи и т.д., должны были чем-то питаться. Так и образом «неестественным», связанным со стремлением продавцов сделать их как можно дешевле. Ну да: уровень прибавочной стоимости «тогдашнего» мира был настолько низок, что любая «экономия» оказывалась действенной. (К этой важнейшей особенности мы еще вернемся.)

Поэтому «портилось» все и вся – начиная с добавления в кофе дорожной пыли и заканчивая огромным количеством поддельных драгоценностей. И если последнее, по существу, мало что значило, то все остальное гарантированно превращало мир в «эпидемиологический ад». Выжить в котором можно было только исключительно за счет развитого иммунитета. То есть, все, кто сумел не умереть в детском/подростковом возрасте, должны были получить определенную «прививку» от имеющихся болезней. Разумеется, от болезней «местных», присущих тому региону, в котором родился и вырос человек. На этом фоне пресловутый туризм был не возможен по определению.

Поскольку что для жителя «досовременного мира» любое путешествие было эквивалентно игре в русскую рулетку. Да, именно так: покидая место своего рождения, человек рисковал получить какую-нибудь серьезную «болячку», от которой и отправиться на небеса. На этом фоне уже не кажутся некдотическими фразы о высылке того или иного «свободолюбца» из Петербурга в Крым или на Кавказ, поскольку в указанное время данные регионы были не только «климатическим раем» по сравнению с северной Россией. Но и «гнездом» самых различных заболеваний, начиная с малярии и заканчивая глистами. От которых действительно легко было «отбросить копыта» - несмотря на всю прелесть местного климата. (На самом деле превращение того же Черноморского побережья Кавказа во «всероссийскую здравницу» началось только после массового осушения болот.)

То же самое можно сказать и про другие «райские места» - причем, включая и те, где местному населению действительно жилось относительно неплохо. Поскольку любое перемещение из «привычной обстановки» наносило по иммунной систему человека такой удар, пережить который могли не все. В указанном положении путешествия воспринимались, скорее, как серьезная проблема, нежели как отдых. Правда, в определенном смысле, подобное «покушение на безопасность» воспринималось тогда много легче, нежели сейчас. Более того, сам факт выезда за пределы дома вел к увеличению чувства собственной значимости путешественника – который начинал восприниматься и собой, и окружающими, как личность, способная к «преодолеванию». (Равно, как упомянутый выше сифилис воспринимался, как признак «полового гиганта».) Поэтому определенное число путешествующих все же встречалось. Но основная масса населения предпочитала сидеть дома.

* * *

И вынудить их это сделать могли лишь экстраординарные факторы – например, войны или экономические кризисы. (Которые лишь усугубляли привлекательность «домоседства». Потому, что создавали четкую связь между комфортом – которые любой кризис не прибавляет – и перемещением.) На этом фоне никаких действительно «туристических регионов» быть не могло. (Указанные выше путешественники, одержимые чуть ли не исключительно желанием повысить собственную значимость, были немногочисленными.) В том смысле, что даже в небольших городках Италии века XIX, или, скажем, Швейцарии начала века ХХ – где относительно массово открывались «пансионы» для приезжих – этот вид «бизнеса» никогда не был основным. И подавляющее число людей там как занимались сельским хозяйством и ремеслами до данного момента, так и продолжали заниматься. (Даже владельцы «пансионов» часто оставались фермерами или торговцами.) Про крупные же города – вроде Парижа – и говорить нечего: для них доходы от туристической деятельности практически ничего не значили. Вот промышленность, торговля – это да! (Ну, а о том, чтобы превратить целые страны в «туристические Мекки», речи вообще не шло.)

И меняться подобное положение началось только после того, как начала меняться санитарно-эпидемиологическая ситуация – начиная с прокладки канализации и заканчивая ограничением возможностей «порчи продуктов». Ну, и разумеется, с развитием массовой медицины, которое началось после Первой Мировой войны, и вышло на новый уровень после Второй Мировой войны. Вот тогда, действительно, возможность выживания человека в мире стало определяться не только приобретенным в детстве иммунитетом, но и множеством иных факторов. Начиная с методов лечения – что существенно повысило значимость медицинской науки и тем самым превратила ее их полушарлатанства в действительно важную часть человеческого знания. И заканчивая массовым же распространением концепции его (здоровья) укрепления через закаливание и спорт.

Впрочем, о спорте и физкультуре говорить надо уже отдельно. Тут же можно только отметить тот факт, что именно указанные изменения и превратили путешествия в туризм. В том смысле, что сделали данную отрасль важнейшим элементом экономики, охватывающем миллионы людей и могущим выступать единственно прибыльным занятием для целых регионов. Ну, а с выходом «программы санитарного переустройства общества» на международный уровень – и целых стран. Да, именно так: международный туризм стал возможен только после того, как в 1960-1970 годы была начата программа массовой вакцинации и прочей борьбы с болезнями под эгидой ООН. Созданная, кстати, под давлением и по инициативе СССР. Поскольку именно этот фактор сделал возможным не просто комфортный, но и безопасный отдых на берегу «теплых морей». (Там, где еще лет семьдесят назад миллионы людей умирали только от малярии.)

Ну, а о том, что отсюда следует, будет сказано отдельно.

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию

Ваш ответ будет скрыт

Автор записи увидит Ваш IP адрес 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →