anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Сгоревшие хоромы российских охранителей - или еще о свойствах революций

В одном из постов в ленте увидел ссылку на господина Зергулио, традиционно возмущающегося тем, что «оппозиционеры с таким придыханием мечтают о массовых беспорядках». Дескать, не понимают они глупые того, что именно они «…в первый же момент получат по иплу и останутся без айфона и кошелька. Живыми или нет, другой вопрос. Впрочем, если выживут, разочарований будет еще больше, потому что в ходе революций, как показывает опыт, столь любимые права человека и толерантность отходят на второй план» </a> . В общем, демонстрирует «классический подход охранителя».

Поэтому вряд ли стоило бы уделять этому внимание – охранители давно уже не интересны – если бы не одна деталь. А именно – данный господин решил дополнительно аргументировать свои слова словами другого господина. А именно – В.В. Розанова о Революции: «Насладившись в полной мере великолепным зрелищем революции, наша интеллигенция приготовилась надеть свои мехом подбитые шубы и возвращаться обратно в свои уютные хоромы, но шубы оказались украденными, а хоромы были сожжены» . Фраза эта, надо сказать, сейчас очень хорошо известная – впервые в российский «охранительский дискурс» ее ввел Сергей Кара-Мурза. Который, собственно, и был одним из творцов данного дискурса. (Забавно, но у большинства людей данный Кара-Мурза до сих пор ассоциируется с левыми и даже коммунистами, хотя ни к тем, ни к другим он не имеет ни малейшего отношения.)

Так вот: с того момента, как указанные слова были вытащены Кара-Мурзой из исторического небытия, они неоднократно цитировались самыми различными людьми самой различной политической ориентацией – за исключением, наверное, только самых упертых «либералов». Смысл, впрочем, тут был один и тот же: показать, что никакая «насильственная смена властей» в действительности не приводит к улучшению жизни людей. А точнее – она однозначно ее ухудшает, приводя к исчезновению пресловутых «шуб» и «хором». (А значит – надо стиснуть зубы, и терпеть любые проявления начальственной глупости и вороватости, поскольку «пришедшие им на смену» будут, по любому, хуже.)

* * *

Однако возникает вопрос – так ли это на самом деле? В том смысле, что действительно ли любая революция – включая описанную в цитате Революцию 1917 года – приводит только к страданиями и потерям? (И поэтому может проводиться только врагами Родины и психически ненормальными людьми.) К тем самым «сожжениям хором» и «краже шуб» - как написал приводимый религиозный мыслитель. На первый взгляд кажется, что всегда, и что «история России» прекрасно это подтверждает. Однако так происходит только на первый взгляд. Поскольку при внимательном рассмотрении становится понятным, что более, чем у 90% населения страны в 1917 году никто никаких «хором» не сжигал, и шуб не крал. По банальной причине – у них не было ни того, ни другого. Если, конечно, не считать «хоромами» курные избы и переполненные комнаты «рабочих казарм», а «шубами» - овчинные тулупы дурной выделки. (Которые, впрочем, так же были не у всех.)

Разумеется, понятно, что господин Розанов писал вовсе не про них – и даже не про 9% относительно хорошо живущих обитателей «европейской России», вроде мелких служащих, представителей "свободных профессий" и т.д., коих сейчас по какой-то причине принято относить к "интеллигенции" – а лишь про 1% наиболее обеспеченных россиян, обитающих исключительно в столицах. Поскольку именно для них метафора «украденных шуб и сгоревших хором» была совершенно естественной: шубы они действительно носили (причем, порой – собольи, по сравнению с которыми «наша» норка выглядит драной кошкой), а жилье имели или снимали достаточно просторное для того, чтобы его можно именовать «хоромами».

Собственно, и сам Розанов относился именно к этой категории – в Российской Империи написание религиозно-философских текстов оплачивалось очень хорошо. Причем, речь не идет о пропаганде или еще каком-то официозе – оплачивала сама упомянутая публика, любящая «потешить» себя «размышлениями о вечности».(О том, почему так происходило, будет сказано ниже.) Ну, и разумеется, именно для этого 1% «высших слоев России» Революция 1917 года стала настоящим кошмаром. В том смысле, что она разрушила сам источник их роскошного существования, состоящий в чудовищной эксплуатации подавляющей части населения.

* * *

На самом деле, конечно, и в этом нет ничего нового: в любых классовых государствах происходит то же самое. Другое дело, что в Российской Империи из-за климато-географических проблем, а так же – из-за несовершенства технологий – уровень производимого прибавочного продукта был настолько низок, что для существования указанного «европейского слоя» его приходилось «выгребать подчистую», лишая производителей малейшей надежды на развитие. Проще говоря, для обеспечения верхушки общества роскошными туалетами «по самой последней европейской моде» и прекрасно обставленными квартирами (и особняками) - а так же продукцией разного рода "религиозных мыслителей" и "утонченных творцов" вместе с самими "мыслителями и творцами" - рабочим и крестьянам приходилось жить в практически полной нищете. Что приводило к очень сильному несовпадению интересов их с интересами«европейски живущих» обладателей роскошных шуб.

Поэтому в тот момент, когда для «русских европейцев» наступил Апокалипсис – в виде резкого сокращения числа доступных им благ – для основной массы населения произошло существенное улучшение уровня жизни. Ну да: то же переселение рабочих из переполненных комнат, грязных подвалов и чердаков в «уплотняемые» хоромы недавней знати по другому быть названо не может. (Это потом уже, во второй половине ХХ века пресловутые «коммуналки» стали ужасным анахронизмом. А в 1920, да и в 1930 годах они были вполне комфортабельным жильем, превосходящим в данном качестве не только подвалы и «рабочие казармы», но и подавляющую часть деревенских изб.) То же самое можно сказать и про выдачу пресловутых «пайков» населению, заменивших «свободную торговлю» - что, на самом деле, для большей части горожан привело к поднятию уровня потребления. (Пускай и за счет исчезновения столь любимых Говорухиным «жирных остендских устриц».) Да и крестьянское население, в целом, восприняло пришедшую революцию исключительно благосклонно: возможность получения земли в бесплатное пользование для них пересиливало все «ужасы продразверстки» и т.п. (Это не говоря о том, что продразверстку начали вводить еще при царе.)

* * *

То есть – если вернуться к тому, с чего начали – в действительности «крушение мира» во время революционных событий» в 1917 году произошло только у относительно небольшой доли населения. А реальной катастрофой они стали лишь для 1% наиболее богатых и образованных – и, к сожалению, наиболее «писачих» в смысле литературной активности. (Что и создало указанный образ «Конца света» тогда, когда для многих этот «свет» только начинался.) А значит, перенос приведенной метафоры про «украденные шубы и сгоревшие хоромы» на настоящее время – с указанием актуальности ее для большинства – разумеется, некорректен. Поскольку пресловутые «хипстеры с айфонами» - это сейчас «эквивалент» вовсе не той самой «публики», любящей посещать театры в роскошных шубах. А, скорее всего, текущий вариант мелких служащих «дореволюционного времени», гордящихся покупкой карманных часов. Которые «тогда», в 1917 году, вполне благополучно встроились в «новый порядок». (Благополучно для себя, а не для «порядка» - для которого данная категория стала «вечным источником» головной боли. Но об этом надо говорить уже отдельно.)

А та самая «интеллигенция», о которой пишет господин Розанов – и о судьбах которой призывает подумать господин Колясников-Зергулио – нынешний эквивалент имеет, скорее, в представителях высшего чиновничества и крупного бизнеса. А так же - среди столь не любимых им, однако крайне "чтимых властью" официальных писателей и режиссеров. Кои - в отличие от указанного субъекта - являются для этого самого бизнеса и чиновничества "своими". (Несмотря на все мерзости, "вываливаемые" ими на Россию.)

Поэтому популярные сейчас слова о «хипстерах, коих будут развешивать на фонарях вместе с чиновниками» в действительности не имеют ни малейшего отношения к действительности. Даже без учета того, что революционеры в 1917 году на фонарях практически не вешали. (Вообще, повешение – это экзекуция, популярная у белогвардейцев времен Гражданской войны.) Правда, «получить по иплу» у тогдашних «хипстеров» возможности реально были – и некоторые даже умудрились ее реализовать. Но, если честно, то и она не сильно превышала такую возможность в дореволюционное время, когда даже самый законопослушный гражданин мог с легкостью попасть под очередную «карательную операцию» тогдашних властей. (Сиречь – под разгон демонстраций казаками и т.д.)

* * *

Впрочем, мелкие служащие всегда и везде – категория крайне конформистская, редко когда выносящая свою «фронду» за пределы досужих разговоров на кухне. Поэтому, как уже было сказано, они прекрасно устраиваются при любой власти – так что особенно беспокоиться за «хипстерские ипала» не стоит. В общем же, если говорить о реальной Революции – т.е., о кардинальном социальном переустройстве общества – то пример 1917 года может свидетельствовать только об одном. Об благоприятном воздействии разрушения «старой элиты» для большинства, а так же – о том, что все ужасы этого времени в действительности существуют только для «старой элиты». 

Правда, есть тут одна тонкость, состоящая в том, что эта самая «элита» после этого оказывается готовой на любые мерзости – которые действительно могут стать опасными для окружающих. Например, в нашей Революции именно «бывшие» являются ответственными за развязывание Гражданской войны после нескольких месяцев «Триумфального шествия Советской Власти». Причем, в этом плане они не останавились перед сотрудничеством с ярыми врагами России – начиная со Второго Рейха и заканчивая националистическими антирусскими движениями. (Скажем, финскими или азербайджанскими.) Что – в совокупности с их очевидной бесталанностью – и стало главной причиной страданий данного времени.

Ну и разумеется, все вышесказанное относится только к Революции. В случае переворота – т.е., смены отдельных персон при сохранении подавляющей части элиты – ситуация оказывается совершенно иной. И в этом случае, действительно, подавляющая часть населения страны получает от «перемен» только отрицательные результаты. (Смотри украинский «Майдан».) Но это, разумеется, уже совершенно иная – хотя и крайне важная – тема. (И, конечно же, перевороты выполняются вовсе не «хипстерами с айфонами».)

Tags: 1917, 1917-1920 годы, Российская Империя, история, охранительство, постсоветизм, революция, социодинамика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 214 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →