anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Прощание с ХХ веком. Часть первая

Прошлые век называли по разному: космический век, век ядерный, компьютерный… Однако, если честно, то все эти технические достижения являются вторичными. Первичным же следует считать тот социальный порядок, который, собственно и стал основанием для них. Равно как – и для множества иных, не менее важных, достижений недавнего столетия, включая антибиотики и «зеленую революцию». (Т.е. использование минеральных удобрений в сельском хозяйстве для повышения его продуктивности.) Поскольку все это основывается, фактически, на одном – на том, что впервые в истории подавляющая часть людей обрела очевидную ценность.

Точнее сказать – самоценность, ценность, не сводимую к потребностям представителей высших классов. Поскольку с древних времен и до прошлого столетия 80% людей рассматривались исключительно, как инструменты – даже если последние и были лично свободными. (Кстати, крепостное право отменили у нас только в 1861 году, а рабство в США еще на 4 года позднее – но это просто к слову.) И поэтому их существование если и волновало в определенной мере властителей – то только в приложении того, сколько они (властители) с этого существования могут получить. Поэтому уровень жизни этого самого большинства был крайне низким, а их проблемы – скажем, в плане здоровья – практически не существовали для общества.

Отсюда неудивительно, что большую часть своей жизни они – это самое большинство населения – проводили в борьбе за кусок хлеба, а зараженность огромного числа людей тем же туберкулезом не воспринимался обществом в качестве проблемы. (Вот холера или чума действительно выглядели бедой – но исключительно потому, что мешали заболевшим людям принимать участие в трудовой деятельности.) Поэтому вряд ли стоит удивляться, что огромная, поистине великая человеческая культура до прошлого века практически проходила стороной мимо «простолюдинов». Да, именно так: создавались великие царства и вновь обрушались, строились прекрасные дворцы и храмы – и вновь обращались руинами, приходили и уходили религии, философии и политические системы, творились бесчисленные произведения искусства – а народ все продолжал существовать фактически независимо от всего этого. (И существовал, мягко сказать, не слишком хорошо: уровень жизни большинства, характерный для «развитых первобытных обществ», был превышен в наиболее развитых странах только к концу XVIII столетия.)

Точнее сказать – именно эти люди и выносили на своей спине все затраты на создание этой самой «культурной среды». И именно подобное состояние в тогдашнем обществе считалось «нормальным». (Ну, в самом деле, есть баре, и есть мужики – и различение между ними так же естественно, как различение между людьми и животными.) Поэтому создание утонченных украшений, роскошного жилья или сложной музыки до двадцатого века рассматривалось, как более приоритетная задача, нежели облегчение жизни большинства. Поэтому за тысячи лет в мире не развивалось строительство комфортных и дешевых домов, соблюдение городской (и сельской) санитарии (скажем, прокладка канализации), лечение массовых болезней или обеспечения масс дешевым продовольствием. Нет, все это было просто не нужно – нужно было другое. Правительства всех стран буквально упивались эскалацией роскоши – начиная с балов и приемов и заканчивая военными парадами. (Кои по яркости и затратам превосходили балы и приемы.) И так продолжалось столетиями.

* * *

Однако в 1917 году подобная ситуация изменилась. В том смысле, что – как уже не раз говорилось –появление социалистического государства резко увеличило возможность давления рабочего класса на хозяев. Настолько, что «развернуло» внимание общества к нему – и ко всем «низшим» вообще. Данный поворот стал настоящим переворотом, затронувшим все стороны жизни – начиная от архитектуры, коя стала массовой (а не элитарной) и заканчивая медициной, которая так же «омассовела». (И не просто стала массовой, но превратилась в одну одной из важнейших отраслей хозяйства, получив немыслимое до того финансирование). В общем, с этого времени цели и задачи общества оказались тесно связаны с целями и задачами большинства. (Разумеется, в одном месте – в СССР – это выражалось более полно, в других – менее, но испытали на себе данные изменения все развитые страны.)

Указанный переворот даже получил свое название: «восстание масс» - и своих «апокалипсистов». Кои доказывали, что учет мнений малообразованных людей способен привести к катастрофе цивилизаций, веками опиравшихся на «мудрость лучших». Впрочем, уже к 1960 годам стало понятно, что эти «прогнозы» просто смешны и жалки. (Хотя в разновидность «восстания масс» и пытались затащить фашизм, который был совершенно обратным явлением.) Впрочем, эти самые «борцы с массами» на самом деле они были не столько смешны и жалки, сколько отвратительны и античеловечны – как проявление ушедшего в прошлое супернеравенства. (И в появлении фашизма были виноваты скорее они.) Но тут речь идет не об этом. А о том, что примерно с указанного времени – когда описанная система окончательно сложилась и набрала силу – стало считаться нормой то, что «правительство заботится о народе». В смысле – что для руководства различных стран главной целью существования выступает обеспечение благополучия масс.

Кстати, именно к 1960 годам были демонтированы основные цензовые ограничения на демократические процедуры, и к выборам было допущено все взрослое население. (Но это к слову – поскольку, как уже говорилось, важным тут была не эта формальная возможность, а «Советская тень».) Поэтому неудивительно, что с указанного периода – т.е., т.н. «золотых десятилетия» - «благожелательное отношение властей» к народу стало восприниматься не как пропагандистская конструкция, а как реальное положение вещей. К нему можно было относиться иронически – но в рамках основных представлений населения ситуация оказывалась именно такой. В том смысле, что для выработки стратегий развития государств то состояние, в котором находятся – и будут находится по результатам данных стратегий – массы было небезразличным. (В отличие от «вековой нормы» - т.е., от существовавшего до 1917 года положения – где, как уже было сказано, народ был исключительно средством.)

* * *

Если учесть, что именно во время «золотых десятилетий» появилась на свет большая часть населения развитых стран, а так же – была создана большая часть нынешнего «массового культурного продукта» (от рок/поп-музыки до наиболее популярных «кинематографических франшиз») – то не стоит удивляться, что в настоящее время именно эта концепция остается господствующей. Да, именно так: несмотря на идущий уже несколько десятилетий процесс демонтажа социального обеспечения, государство до сих пор воспринимается большинством, как «благая сила». Имеющая своей задачей сделать для людей – для всех людей, а не только тех, кто входит в состав элиты – лучше.

Именно поэтому в настоящее время до сих пор не существует настоящей антигосударственной деятельности: все пресловутые «бунтари» в действительности выступают или актерами в рамках устраиваемого той или иной элитарной группой спектакля. (Как это случилось с украинским «майданом».) Пускай они и уверяют себя и окружающих, что это не так. Или же – некими «театрализованными просителями» у властей, для которых «бунт» является лишь способом обратить на себя внимание. (И получить вожделенную возможность подачи прошения.) В любом случае – вне того, что эти «возмутители спокойствия» заявляют – никакой реальной угрозы для существующего государства они не представляют. Поэтому реальное же противодействие им так же оказывается довольно слабым – как в случае с теми же «желтыми жилетами» во Франции. Коих, конечно, «немножко били» - но именно немножко. Гораздо меньше, нежели в той же Индии бьют нарушителей «режима самоизоляции».

В общем, нормальной для ХХ века может считаться ситуация, в которой народ – в общем-то – уважает власть, а власть хоть что-то делает для благополучия народа. И это считается единственно возможным: ну, а как может быть иначе? Хотя в действительности это есть последствия начавшейся в 1917 году Великой Пролетарской Революции. Которая как раз сейчас – а точнее, в 1991 году –получила крайне тяжелое поражение, и откатилась далеко назад. В результате чего описанная система взаимоотношений потеряла свою основу – и ее разрушение стало только делом времени. (Поскольку без «Советской тени» народ, по сути, не является политическим субъектом – более того, нынче он еще более беззащитен, нежели в дореволюционное время. Тогда еще была пролетарская или крестьянская борьба – реальная борьба. А сейчас только, как сказано выше, «театр» с картонными ружьями.)

* * *

Поэтому не стоит удивляться тому, что чем дальше – тем меньше интересы широких масс определяют поведение «государственных деятелей». Скорее тут следует признать странным, что до сих пор еще «миллионы бессильных» не оказались сведены в положение полностью бесправных рабов, и что им еще уделяется хоть какое-то внимание. (Разумеется, понятно, что это – следствие социальной инерции, но сути данный факт не отменяет.) Правда, с каждым годом данного внимания становится все меньше, однако до нынешней эпидемии это еще удавалось как-то прятать – например, в плане идущей последние два десятка лет «медицинской реструктуризации». Сиречь – сокращения массовой медицины при активном развитии «медицины высоких достижений». (Которая очевидно элитариская – в смысле, направленная на продления жизни «лучших людей».) Кстати, данный процесс – характеризующийся сокращением пресловутых «коек» - происходит не только в нашей стране, но и в большинстве развитых стран, от США до Австралии.

Впрочем, не только положение с медициной, но все течение данной эпидемии, а так же – реакция властей на нее и принимаемые меры – прекрасно подтверждает вышесказанное. В том смысле, что властители совершенно очевидно делают все то, что выгодно исключительно им и представителям наиболее крупного капитала, а всем остальным, в лучшем случае, бросают жалкие подачки. (Пока еще – бросают!) В результате чего богатство наиболее богатых возрастает, ну, а остальные… Думаю, о них говорить не надо. В общем, можно сказать, что сейчас ХХ век – начавшийся в 1917 году – действительно завершается.

Ну, а о том, что же начинается, надо говорить уже отдельно.

Tags: XX век, государство, общество, постсоветизм, революция, смена эпох
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 67 comments