anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Еще раз о сторонниках "твердой руки"

Прочитал очередной опус господина Колясникова-Зергулио, призывающий к ужесточению «карантина». Дескать, слишком слабо россияне выполняют предписания по самоизоляции, слишком расслабились и не понимают великой мудрости власти, решившей совершить прорыв в медицине: победить вирусную инфекцию путем выписывания штрафов. Впрочем, вирусу – как нетрудно догадаться – на все это совершенно безразлично. Поэтому он продолжает распространяться, опираясь на свои, «вирусные» законы – которые, как не странно, мало совпадают с законами юридическими.

Впрочем, в данном случае нам интересен не он, а то, с каким упорством Зергулио – равно, как и множество иных авторов – пытается уверять окружающих в необходимости как можно более жестких мер. Как написано в приведенном посте: «…в случае возникновения глобальной срани, дисциплина должна быть не железной, стальной. Жесткость - сразу по максимуму. Без оглядок на права человека и свободы…»  Самое же интересное тут – то, что подобное отношение касается не только коронавируса. На самом деле, нечто подобное можно наблюдать по самым различным поводам – начиная с отношения к выступлениям оппозиции и заканчивая правилами ПДД. В том смысле, что пресловутое «ужесточение» видится неким универсальным способом, могущим кардинально изменить мир к лучшему.

Ну, в самом деле, разве мы не слышали чего-то, вроде: если все будут железно выполнять законы, то в России наступит необычайная благодать! Кстати, это касается не только лоялистов – скажем, «наши либералы», по сути, исповедуют то же самое. Это именно они еще недавно по малейшему поводу поминали пресловутый Сингапур, где за брошенный на землю окурок полагаются огромные штрафы. (Впрочем, и в случае с текущим «недокарантином» «либералы» так же, в подавляющем большинстве, выступали и выступают за его ужесточение.) Да и вообще, нынешние «либералы» о «либеральных правах» в классическом понимании начали вспоминать только тогда, когда их оттерли от власти. А то чуть ли не каждый день отсылали к столь любимому ими Пиночету, который железной рукой установил «правильную рыночную экономику».
Ну, и наконец, надо признать, что огромное количество людей, именующих себя «левыми» - а порой даже «коммунистами» - так же видят в нечем не ограниченном насилии главный способ решения проблем.

* * *

Поэтому можно говорить об «универсальном» явлении, охватывающем значительное количество умов – вне занимаемой их носителями политической позиции. Которое можно назвать «антигуманизмом», или «антидемократизмом». Причем, происхождение данной концепции вполне понятно – во-многом, оно является «порождением 1990 годов». Точнее – порождением «отражения» этого времени в господствующем общественном сознании, где данный период стал символом ничем не ограниченной «вольницы». Дескать, тогда была полная свобода – и в итоге мы получили полную катастрофу. С этим согласны даже «либералы» - другое дело, что под «вольницей» они подразумевают немного не то, что все остальные. (Дескать, тогда была «слишнком большая свобода для быдла», кое не позволяло активным и эффективным построить «правильный капитализм».)

Тем не менее, уже в этом доказательстве можно увидеть очевидный подлог. В том смысле, что в действительности 1990 годы были отнюдь не периодом «полного безвластия» и «потакания толпе». Скорее, наоборот: именно в это время «толпу» очевидным образом «загоняли в стойло», причем порой очень жестокими мерами. (Включая обстрел из танковых орудий.) Впрочем, и без танков количество разгонов тем же ОМОНом народных выступлений в тот период был достаточно большим. (Напомню, что в указанный период не получение зарплаты в течение нескольких месяцев было нормой, поэтому даже крайне миролюбивые постсоветские граждане порой доходили до прямых выступлений. Которые очень быстро и жестко подавлялись «демократическими властями».) Тем не менее, ожидаемого процветания в указанный период не наблюдалось – скорее, наоборот, чем жестче заворачивались гайки, тем хуже становилась жизнь. (Изменилось это лишь после того, как повышение цен на нефть позволило «хозяевам страны» хоть что-то давать людям.)

Из этого примера можно хорошо увидеть ту проблему, которая существует в мышлении «адептов жестокости». И которая состоит в том, что в данном случае «жесткое решение» принимается аналогом «правильного решения» - при том, что это совершенно неочевидно. Как неочевидным является верность принятого Ельциным курса на «приватизацию и либерализацию экономики». (Точнее сказать, очевидным является его неверность.) В подобном случае никакое, сколь либо жесткое выполнение требований не спасает – скорее, наоборот, оно приводит к ужесточению будущей катастрофы. (Кстати, применительно к «эпохе реформ», можно сказать, что страна выжила только потому, что для «жесткости» ей банально не хватало сил: если бы ельциноиды смогли реализовать все свои идеи, то с Россией было бы покончено уже тогда.)

* * *

Разумеется, в большинстве случаев речь стоит вести о некоем «промежуточном варианте» - т.е., о том, что какой-то (положительный) смысл в проводимых мерах, все же, существует, однако он не является абсолютным. Перемежаясь с очевидными ошибками и заблуждениями. Например, именно так обстоит дело с текущей «антивирусной борьбой», коя включает в себя и вполне разумные решения – вроде строительства новых лечебных заведений и перепрофилирования имеющихся (хотя и тут есть некие нюансы). (Вообще, вся «медицинская часть» мер организуется довольно грамотно.) И решения, так же разумные, но сильно запоздавшие, такие, как закрытие границ, приостановка авиасообщения – напомню, что именно авиаперевозки стали главным фактором, превратившим коронавирус в мировую эпидемию – или массовое тестирование на коронавирус. (Последнее надо было начинать еще в начале февраля, причем, именно как массовый процесс.) Но так же и решения, в которых сомнительных преимуществ больше, нежели реальных – как, например, в пресловутой «самоизоляции», коя оказывается неспособной остановить распространение инфекции в имеющейся ситуации. Однако при этом приносит огромные потери для экономики. Наконец, есть просто очевидная глупость и жадность – как, например, во введении пресловутых «цифровых пропусков». (В результате которых прогулки в лесу оказались запрещены при том, что огромные массы работников продолжают заниматься «городским благоустройством».)

В подобной ситуации однозначная поддержка подобных действий (особенно последних) начинает сильно смахивать на «поддержку либеральных реформ» в 1990 годы, и требования к властям «стать русским Пиночетом». Тем более, что, как можно догадаться, «жестокость режима» на положительные моменты антивирусной борьбы не влияет ровным счетом никак: больниц от этого больше не появится, средств индивидуальной защиты для врачей и систем изоляции для больных не прибавиться, и уж конечно, вакцины никто не изобретет. А от увеличения собираемости штрафов вирус – как нетрудно догадаться – не исчезнет. И да: идея с полным уничтожением экономики – с остановками всех заводов, фабрик, электростанций, транспорта и т.д. – является так же очевидно невозможной. (Карантин – настоящий, с изоляцией зараженных лиц и обсервацией потенциально опасных – надо было вводить месяца два-полтора назад. Сейчас же единственное, на что можно надеяться – так это на успешность работы медиков.)

Впрочем, рассмотрение санитарно-эпидемиологических мер, необходимых для борьбы с эпидемией, надо делать в отдельном посте. Тут же – возвращаясь к исходной теме – хочется обратить внимание на совершенно иное. А именно –на то, что подмена вопроса об «адекватности применяемых мер» на вопрос о «жесткости их применения» является очень частым явлением в современном мире. (Еще раз: оно встречается не только по отношению к «борьбе с коронавирусом», а, вообще, в огромном числе случаев.) Поскольку является удобным способом объяснения неудач – дескать, это не план был такой, а его исполнение подкачало. И, в конечном итоге, свидетельствует о нежелании властителей нести ответственность за свои решения. А так же о том, что очень многие желают, чтобы властители не несли ответственность – перенося ее на население.

То есть, по сути, речь идет о сторонниках возвращения к «вековой норме» -при которой есть «пресветлые эльфы», сиречь аристократы и богачи, могущие делать все, что угодно. И «грязное быдло» - т.е., те, кто в первую категорию не попал, и кто должен всю свою жизнь положить ради того, чтобы исполнять желания «попавших». Ну, а о том, почему это происходит – т.е., почему в нашей стране оказывается так много сторонников данной архаизации – надо говорить уже отдельно.

P.S. Кстати, многие ли «любители твердой руки» понимают то, что наивысшей формы последняя достигла на той же Украине. Где противников «украинского мира» просто уничтожали (и продолжают уничтожать) самыми различными методами – вплоть до того, что было в Одессе 2 мая 2014 года. Однако столь же единственным результатом данного процесса становится разрушение всего и вся – начиная с промышленности и заканчивая медициной.

Tags: блогосфера, классовое общество, постсоветизм, правое мышление
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →