anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

«Глобалисты» vs «имперцы» - или схватка двух воображаемых сущностей. Часть первая: «глобалисты»

В продолжении начатого в прошлом посте мифа о «инфантильности народа» и «инфантильности молодежи» - а так же не менее популярного мифа о «твердой руке» - не лишним будет разобрать и другие конструкции подобного рода. Например – известную концепцию о глобалистах и противостоящих им имперцах. Впрочем, нет – на самом деле это делать надо обязательно, поскольку именно сейчас вскрылись обстоятельства, практически полностью разрушающих указанную мифосистему. Но пойдем по порядку.

И, прежде всего, еще раз укажем на то, что пресловутая глобализация в действительности является совершенно искусственной конструкцией. Которой принято обозначать ни что иное, как тотальную гегемонию Соединенных Штатов. Кстати, говоря о тотальной гегемонии, стоит понимать, что это не «масло масляное» - как может показаться на первый взгляд – а действительно, очень интересное и уникальное состояние, в котором оказался мир после гибели Советского Союза. Состоящее в том, что  - впервые за всю человеческую историю – одно государство оказалось сильнее всех остальных государств в мире. Настолько, что ни у кого не возникало даже мысли оспорить это преимущество. Напомню, что до этого любой гегемон существовал в условиях необходимости всячески поддерживать свою гегемонию – начиная от непрерывных войн и заканчивая обеспечением торгового баланса.

Так вели себя Британская Империя периода «Блестящей изоляции». Так вел себя имперский Рим на вершине своего могущества. Так вели все претенденты на локальное господство в какой-либо области. Но не Соединенные Штаты «образца 1991 года». Которые неожиданно получили все и вся – причем, без приложения к этому особых усилий. Почему – понятно: в течение послевоенных десятетий состояние весь «Западный мир» был настроен на единственную цель. На противодействие коммунизму, ради чего приносились в жертву все остальные цели – включая «внутреннюю конкуренцию». И вдруг эта угроза исчезла – причем, исчезла по совершенно независимым от данной борьбы причинам. (На самом деле Запад изначально даже не понял, что произошло, считая распад СССР чуть ли не «советской спецоперацией» по дезинформации противника, а постсоветские «либеральные правительства» - тайными «агентами КГБ».)

* * *

Поэтому установившееся после завершения Советской эпохи состояние можно было назвать «свехамериканизмом» или «ультраамериканизмом», поскольку в данный период американская элита потенциально могла контролировать любое государство – начиная с Германии и заканчивая Китаем. Именно потенциально – так как реально освоить подобное «поле деятельности» она (элита), разумеется, не могла: у нее не было на это ни сил (скажем, количества людей, коих можно было бы назначить на ключевые посты во всех остальных странах), ни плана действий. (Еще раз: еще в 1990 году основной задачей американской политики виделось «противостояние коммунизму» - под это создавались соответствующие институты, формировались программы и выделялись средства. А уже в конце 1991 года коммунизм, как таковой, исчез.) Поэтому в реальности дело ограничилось лишь «формальным присвоением» - вследствие которого те или иные «местные силы» дружно декларировали «приверженность демократии и либерализму» - и получали ярлык «своих». (Причем, порой даже декларировать надо было весьма условно – как, например, происходило в Китае.)

Ну, и разумеется, в указанном положении прямо обозначать данное положение, как Pax Americana, было бы не разумным. Поэтому и получило популярность понятие «глобализация». Кстати, оно было создано еще до 1991 года для объяснения указанного выше «смирения» всех западных элит перед лицом элиты американской. Дескать, это они не «поджали хвосты» из-за страха перед Красной Угрозой – а происходит некое «естественное развитие мира». При котором можно отдавать свои рынки тем, на кого укажет «вашингтонский хозяин» - тем более, что тогда последний особенно не злоупотреблял данным положением. (По тем же причинам.) Отсюда неудивительно, что к указанной дате уже существовало немало «рациональных объяснений» и «рациональных объяснителей» происходящих процессов в указанном ключе (начиная с «Третьей волны» Тоффлера). После чего появление фукуямовской концепции «Конца Истории» стало практически предопределенным.

Еще раз отмечу самое главное: ни в период «Золотых десятилетий», ни в сменивший их период «постсоветизма» ни у кого не было ни малейших причин действительно разбираться в происходящем. Поскольку тогда, когда «Советская тень» стала главным определяющим фактором мирового развития, признание этого было бы признанием фактического поражения «собственнического общества». (Поэтому и придумывались всевозможные фантастические концепции «мирового развития», главной задачей коих было скрытие данного факта.) Однако и после гибели СССР ситуация не изменилась. Так как подобный факт, во-первых. лишал Запада «чистой победы». (Последнюю, конечно, создали средствами пропаганды – но это была именно пропаганда, а вовсе не реалистичное объяснение.) Ну, а во-вторых, поскольку в данном случае потребности в «реалистичной модели» просто не было: США и так получили все, что можно.

* * *

Итогом данного момента и стало более, чем четвертьвековое господство представлений о том, что «эпоха национальных государств закончилась», и что теперь человечество представляет собой «единое целое». (Впрочем, как уже говорилось, подобные мысли высказывались еще в 1960-1980 годах – правда, применительно к т.н. «развитым странам», сиречь, к Западу.) На этом основании было понастроено огромное количество всевозможных «моделей» и концепций, должных объяснять существующее положение, а так же прогнозировать его развитие. Правда, в действительности «срок жизни» подобной прогностики был околонулевым – по причине указанной выше полной независимости ее от реальности. Но зато она включала в себя не только «положительные прогнозы» - т.е., обещания дальнейшего неограниченного роста благосостояния и увеличения научно-технической мощи человечества. Но и отрицательные – в коих людей пугали ужасом «порабощения людей корпорациями», которые превратятся в реальных хозяев жизни. А так же страхом перед различными «киберфишками», кои должны стать главным орудием данного порабощения.

В действительности, разумеется, и те, и другие дружно попали пальцем в небо. В том смысле, что «необычайный рост науки и техники» оказался ограниченным исключительно микроэлектронной сферой, и опирался он исключительно на те огромные средства, что сюда были вложены в последний период противостояния двух сверхдержав. Что же касается идей переноса «микроэлектронного успеха» - на котором основывались и ПК, и разного рода «мобильные гаджеты», и Интернет с социальными сетями – на другие области, то они полностью провалились. (Наиболее эпичный пример тут – это «нанотехнологии», так и оставшиеся исключительно медийным феноменом. Ну, а наиболее трагичный – это, понятное дел, медицина. Где обещалось все, что угодно – вплоть до фактического бессмертия, но в реальности даже обычный коронавирус стал серьезной проблемой.) Ну, а благосостояние – как сейчас выяснилось – росло исключительно за счет кредитов. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Поэтому никакой «сверхновой экономики» - коя должна была бы заменить издыхающую «новую экономику» цифровых систем, и уже фактически издохшую «старую экономику» по производству традиционных товарно-материальных ценностей – так и не появлилось. Однако не появилось и большинство «страшилок» - вроде вживления чипов и «генетической перестройке человека». Ну, и как вишенка на торте – пресловутые ограничения для жизни людей, с фактической отменой гражданских прав – в действительности ввели вовсе не пресловутые корпорации. А «старые-добрые» национальные государства. Причем, даже не «диктаторские» или «фашисткие» - а самые обыкновенные, буржуазно-демократические. И никакие «смелые хакеры» помешать этому не смогли – они добровольно «самоизолировались» во время карантина, и боятсь пошевельнуться! (Ну, а то, что реальным способом контроля тут стали не пресловутые «вживленные чипы» -  а банальное, известное еще со времен Древнего Рима, доносительство – и говорить нечего.)

* * *

Впрочем, это будет уже значительное отступление от поставленной темы. Поэтому тут – возвращаясь к тому, с чего начали – следует только еще раз отметить, что пресловутая «глобализация», став «общепризнанным процессом», в действительности так и не обрела реального воплощения в жизнь. Скорее наоборот:  по мере того, как главная причина американского «сверхмогущества» - убежденность в том, что только Штаты могут защитить мировую буржуазию от Красных – стала спадать, стало спадать и данное «сверхмогущество». И вдруг оказалось, что США уже не могут в «сложные проекты» - что, например, проявилось на Ближнем Востоке. (Где задуманная американцами «перекройка» забуксовала – а потом и вообще, стала невозможной.) Да что там Ближний Восток – даже в Латинской Америке, коя издавна считалась США своим «задним двором», вдруг оказались государства, успешно противостоящие гегемону. (Как Куба, а потом еще и Венесуэла.)

Ну, а самое главное: оказалось, что самые, казалось бы еще недавно, верные союзники – вроде Китая,  еще десять лет назад считавшегося ни чем иным, как «американским сборочным цехом – оказались вполне способными не просто не считаться с мнением гегемона. Но и могущими открыто претендовать на его гегемонию. Вследствие чего Штатам пришлось спешно разрабатывать стратегию противодействия данной стране. Причем по причине полного неумения это делать – почему так произошло, было сказано выше – данные действия оказались не просто крайне неаккуратными и неэффективными. Но неаккуратными и неэффективными катастрофически – в результате чего и сами Штаты, и весь остальной мир погрузился в буквальную катастрофу.  (См. «коронавирусный кризис», который не следует путать с эпидемией коронавируса.) Причем, Китай от этого практически не пострадал – что, как говориться, символизирует. (Символизирует «умение работать» американских элитариев.)

Таким образом, пресловутый Pax Americana оказался довольно нестойким. А точнее – очень нестойким, могущим существовать исключительно в сверхблагоприятных условиях, созданных «советизированным миром» и последующим разрушением СССР. Ну, а концепция «глобализации» - как объясняющая данное положение надстройка – понятное дело, вряд ли может считаться более «живучей». Впрочем, поскольку последняя представляет собой  явление мифическое – т.е., имеющее с реальным миром не очень большую связь – то она имеет немалые шансы пережить своего «прародителя». Разумеется, в качестве маргинальной идеи. (Как до сих пор существуют многие древние мифы.) Однако сути это не изменяет – в том смысле, что в качестве объяснения реальности «глобализация» от этого лучше не становится.

Ну, а о том, что отсюда следует, будет сказано несколько позднее…

Tags: 1990 годы, Китай, США, геополитическое, закат Европы вручную, постсоветизм, прикладная мифология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments