anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Кризис «имперства» в современной России

В прошлом посте я упомянул про то, что в современной России наблюдается кризис того явления, которое может быть названо «имперством». Там это давалось в контексте состояния литературы, однако указанный кризис сам по себе является достаточно интересной темой, достойной отдельного рассмотрения. Что и будет сделано тут.
И, прежде всего, стоит еще раз сказать про то, что «имперство» является порождением совершенно определенной ситуации, сложившейся в нашей стране к концу 1990 годов. Когда стало понятным, что господствовавшая до этого «либеральная» система взглядов для большинства людей не способна привести к чему-то хорошему. Вот для меньшинства, дорвавшегося до власти и собственности, эта самая система была в самый раз – о чем они неоднократно и заявляли в это время. Большинство же вынуждено было существовать в условиях полного развала всего и вся в совокупности с личной нищетой. Неудивительно, что официальная идеология этого времени оказалась для них неактуальной.

Но при этом так же неудивительно, что никакая социалистическая или хотя бы связанная с социализмом система миропредставления в указанный период принята быть не могла. О коммунизме, понятное дело, тогда было лучше не заикаться. (О том – почему – надо будет говорить отдельно.) Поэтому оптимальным оказалось создание концепции, которая, с одной стороны, выступала бы против наиболее отвратительных проявлений пресловутого «либерализма». А с другой – минимальным образом отсылала бы к социализму. Ей и стало «имперство», ядром коего была идея о том, что государство – само по себе – является главной ценностью для человека. Этим она, якобы, противоставлялась «либерализму» с его проповедью частной инициативы. (О том, что эта самая «инициатива» не работает без государственной машины подавления, тогда не задумывались.) И одновременно – позволяла «включить в историю» 70 лет советского существования. (Что так же было очень важно для тогдашних людей.)

Делалось это, кстати, очень просто – объявлялось, что социализм в СССР был «идеологией». Т.е., чем то внешним, несущественным по отношению к главному – к государственному аппарату. (Кстати, тут очень сильно помогло полное отрицание позднесовесткими и постсоветскими людьми марксизма – благодаря чему вопрос об экономической основе всего этого просто не поднимался.) Ну, и наоборот – все, что было в советского время хорошего, объяснялось сильным государством. (Аналогично все, что в РФ 1990 годов было плохого, объяснялось государством слабым.)

* * *

Эта концепция оказалась настолько удобной для объяснения устройства мира, что уже в начале десятилетия она не только была принята огромной массой людей. Но и воспринято «верховной властью» - пуская и в несколько извращенном виде. (А что власть воспринимает не в извращенном виде?) По крайней мере, одним из оснований путинского режима с того времени стало обращения именно к этой идее «мощного государства, выступающего источником всех благ». Тем более, в 2000 годы мировая конъюнктура сложилась, в общем-то, благоприятно для РФ, что, в свою очередь, позволило населению страны нескольку увеличить благосостояние. Правда – не всегда и не всем. (Скажем, обитателям многих провинциальных населенных пунктов пришлось покинуть свое место проживания, т.к., закрытие заводов и сельхозпроизводств в 2000 стало массовым.)

Тем не менее, в 2000 годы уверенность в том, что «сильное государство означает счастливых и сытых граждан», только возрастало. Что, в свою очередь, привело к созданию особой «государственнической мифологии» - например, выражаемой в уже не раз помянутых «попаданческих» книгах. Ведь чем занимается там типичный «попаданец»? А тем, что всячески способствует укреплению российского государства – не важно, идет речь о временах Сталина, Николая Второго или Ивана Грозного. («Антигосударственных попаданцев» - т.е., тех, кто стремиться, напротив, разрушить данную сущность – по моему, нет вообще.) Таким образом была, фактически, создана «та самая» позитивная программа, которая должна была собирать российский народ в единое целое – ну, или хотя бы, большую часть народа. (Т.к. пресловутые «либералы» с их поклонением «частной инициативе» «имперство» отрицали.)

Правда, был у этой самой системы – а так же у создаваемой ей программы – и очевидный изъян. Состоящий в том, что государство в данном случае рассматривалось, как самоценная и самоориентированная сущность, имеющая высшую ценность в своем расширении и увеличении мощи. В действительности же… Впрочем, о том, что происходит в действительности, будет сказано отдельно. Пока же можно отметить только то, что уже в указанный период – т.е., в 2000 годы – была отмечена определенная «странность» поведения государства РФ. В том смысле, что оно упорно не хотело делать то, что от него ожидали «имперцы» - а именно, расширяться. Несмотря на благоприятную конъюнктуру. Напротив, тогда происходило пускай более медленное, нежели раньше – но сокращение его сферы влияния. (Начиная с затопления станции «Мир» и заканчивая отказом от военных баз на Кубе и во Вьетнаме.) Ну, и разумеется, полное игнорирование «фактора русских» в бывших союзных республиках в совокупности с принятием происходивших там «цветных революций» так же совершенно не вписывались в концепцию «Великой Империи».

Тогда «имперцы» смогли обойти этот момент через модель «борьбы башен Кремля» - т.е., наличии среди «российской элиты» значительного «антигосударственного» («прозападнического», компарадорского) лобби. Но «осадочек», понятное дело, оставался. Однако настоящим ударом по «имперству» стало то, что произошло в середине следующего десятилетия. Речь идет, разумеется, о «Крымской Весне» - которая вначале была «Русской Весной». Тогда, напомню, случившийся на Украине переворот и приход национальных радикалов вызвали мощный противодействующий им подъем в регионах с преимущественно русским населением. Настолько мощный, что возникла возможность присоединения их к России. Для российских «имперцев» это был звездный час – они ожидали, что вот теперь российская власть скинет свою «либеральную кожу» и покажет миру: что к чему.

* * *

Однако в реальности все пошло совершенно иначе. В том смысле, что после блестящего – во всех основаниях – присоединения Крыма руководство РФ вдруг «неожиданно» остановилось. И вместо того, чтобы – как минимум – выполнить присоединение такого же, наполненного пророссийскими настроениями, Донбасса, оно приступило к … нормализации отношений с новой украинской властью. Как говориться, взала и торжественно макнула «имперцев» в некую неприятную субстанцию – от чего они так и не оправились. Настолько, что значительная их часть – начиная с пресловутого Игоря Стрелкова – в конечном итоге оказалась в лагере… противников власти. Разумеется, это не значит, что и указанный момент «имперство» не пыталась скомпенсировать данную проблему созданием разнообразных «подпорок и заплаток» - вроде концепции «плана Путина». (Некоего секретного проекта, согласно которому присоединение Донбасса –и далее, иных «русских регионов» - в дейсвительности будет происходить постепенно, посредством долгой дипломатической и политической игры.) Или путем «новой инкарнации» концепции «башен Кремля» - согласно которой значительная часть российской элиты является прозападной, и мешает «настоящей русской власти».

Но все это было, разумеется, уже не то. Поскольку чем дальше, тем очевиднее становилось, что никакой активной политики в отношении Украины проводиться не будет, что как раз текущее состояние наиболее устраивает Кремль. Этот факт – равно, как и подчеркнутое невниманием к «проблемам русскоязычного населения» в иных постсоветских государствах – оказалось для «имперства» той самой «отравленной иглой», которая неизбежно должна была привести к его гибели. На этом фоне даже пресловутые «успехи РФ в Сирии» - кои, как казалось, должны были восстановить «светлый образ» российского государства – не смогли изменить ситуацию. Тем более, что тут непонятно: что считать «российскими успехами». (Разумеется, умные люди говорили, что это – высокая цена на нефть. Но последняя к «имперству» и его восприятию большинством не относится ни коим образом.)

Однако и на этом дело не остановилось. В том смысле, что после «Великого Отказа» (от присоединеня Донбасса) нечто подобное случилось и во внутренней политике. Речь идет, разумеется, о «пенсионной реформе» - коя выступила ни чем иным, как лишением миллионов людей их законных пенсий. На самом деле это был очень сенрьезный удар по указанной концепции «благого государства» - согласно которой его мощь неизбежно означает благополучие граждан. (Ну да: в 1990 мы плохо жили потому, что страна была слабая – и поэтому работала под властью компарадоров исключительно для Запада.) Хотя, конечно, и тут «имперцы» постарались придумать максимальное количество «подпорок» - начиная с того, что у нас, оказывается, выросла продолжительность жизни (разумеется, только благодаря текущей власти), и заканчивая
убеждением в том, что работать для 65 лет, оказывается, благотворно для самого работающего. (Дескать, благодаря этому он чувствует себя членом общества, а не изгоем.)

* * *

Тем не менее, эти самые «оправдания» оказались недостаточными для того, чтобы «заткнуть» возникшую дыру. Поэтому – присовокупившись к указанной выше «посткрымской проблеме» - они привели к тому, что все больше людей поняло неадекватность «имперства». Разумеется, этот процесс – как и все процессы подобного рода – оказался крайне инерционным: в конце концов, идея «благости государства» господствовала в российском обществе более полутора десятилетий. (Кроме того, стоит понимать, что старшее поколение – пережившее уже два (!) радикальных изменений своего мировоззрения: отказ от «(поздне)совесткой идеи» и отказ от «либерализма» - в данном случае уже вряд ли способно на принятие чего-то нового.) Тем не менее, рассуждать о будущем в рамках пресловутой «российской империи» стало, очевидным образом, невозможно.

Ну, и – как вишенка на торте – неожиданно случился нынешний коронавирусный кризис. Который вбил в идею «благости государства» еще один – очень длинный и толстый – кол. Но об этом надо будет говорить уже отдельно. Правда, ту же надо указать на то, что «наскрести» еще на что-то на базе антисоветизма пока не получается – и поэтому основная масса людей, отходя от «государственничества», ни к какому конкретному новому миропониманию не приходит. Ну, а отказаться от метаосновы, коя господствовала в общественном сознании более трех десятилетий, разумеется, оказывается очень и очень трудно. (Почему основная масса людей сейчас находится в фактической аномии, в состоянии, лишенном какой-то рациональной картины мира.) Но, разумеется, долго оставаться в подобном состоянии невозможно.

Однако об этом – и о том, что отсюда следует – надо будет говорить уже отдельно…

Tags: 1990 годы, 2000 годы, 2010 годы, Российская Федерация, Украина, постсоветизм, социодинамика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 96 comments