anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Футурациональность – как особенность советского миропонимания

В прошлом посте было сказано, что устремленность в будущее является не только через «высокие идеи» - вроде авиационных и космических полетов, освоения Арктики и прочих проявлений «высоты человеческого духа» - но и через проявления бытовые, обыденные. Точнее – кажущиеся бытовыми и обыденными, однако на самом деле представляющие собой не менее сложные и неочевидные вещи, нежели космические ракеты. (Кстати, Арктика и самолеты – это сейчас вполне обыденные вещи, но сути сие не меняет.)Как, скажем, пресловутые коммунальные системы, вроде водопровода/канализации или центрального отопления. (Что были известны с давних времен, однако реально вошли в жизнь большинства только в середине ХХ века.) Или те же системы массового образования или здравоохранения, которые в действительности являются не меньшим достижением человека прошлого столетия, нежели указанные выше атомные реакторы. вычислительные машины или межпланетные корабли.

И все это стало возможным только потому, что в указанный период человек впервые прямо обратился к будущему! Точнее сказать – не просто человек, а «человек массы». Поскольку до того будущее считалось уделом отдельных мыслителей. В прошлом веке же оно стало нормой для множества людей, перешедших от существования в условиях выживания к планированию своей жизни. Это самое «обращение к будущему» может быть обозначено, как «футурациональность». И должно быть признано одним из базовых признаков тех конструктивных явлений, которые, по сути, и обеспечили «прорыв ХХ века». Ну, и разумеется, стоит указать, что главным носителем этой самой «футурациональности», а так же ее главным «инкубатором», обеспечивающим рост подобного явления по всему миру, стал СССР – страна, которая, по сути, и «сделала ХХ век». (Т.е., определила ключевые процессы данного столетия.)

* * *

Ну, и самое главное: на самом деле именно эта самая «футурациональность» и является одним из главных препятствий к пониманию сути советской эпохи. Поскольку для людей, не охваченных ей, многие действия советских людей кажутся абсурдными и бессмысленными – что заставляет придумывать «специальные объяснения», должные привести к созданию непротиворечивой картины их поведения. Скажем, концепции, состоящей в том, что советские люди были угнетаемы и лишены свободы, вынуждены полностью подчиняться указаниям номенклатуры. Ну, или в более мягком варианте, находились под воздействием «коммунистической идеологии» - в любом случае, были лишены своей воли. В самом крайнем случае разрешается считать, что «совки» добровольно погнались за недостижимой идеей. (Т.е., признается, что «совков» не заставили или обманули, а они сами оказались идиотами.)

Правда, при этом совершенно не учитывается то, что реальные приобретения самих советских граждан от данного «бездумного следования за идеей» оказались вполне конкретными. И в действительности они получили от этого вовсе не «виртуальные вознаграждения» - в виде пресловутых вымпелов, почетных грамот и т.п. вещей – как обычно принято считать. А вполне материальное улучшение уровня жизни. Например, в виде уже помянутого массового здравоохранения – которое уже в 1930 годах (т.е., до изобретения антибиотиков) сумело существенно снизить уровень инфекционных заболеваний. (Включая такую страшную болезнь, как туберкулез. Которая до Революции считалась неизбежным спутником многих профессий.) Или, скажем, в виде существенного улучшения жилищных условий – которое наступило уже в 1920-1930 годах. (Да, те самые коммуналки и щитовые «бараки» давали более комфортное проживание, нежели дореволюционные подвалы, чердаки и землянки – где жило тогда большинство представителей «городских низших сословий».) Или же внедрение механизации в сельском хозяйстве, что позволило облегчить труд там уже к концу 1930 годов. (При начале данного процесса в 1932.) Ну и т.д., и т.п.

Впрочем, перечислять те достижения, которые стали доступными уже через несколько лет после принятия «футурациональности», можно долго. Поэтому можно только еще раз отметить, что именно этот факт привел к общей поддержке советских идей населением. Поддержке, которой не мешали никакие локальные кризисы и ошибки – поскольку они, в любом случае, могли быть скомпенсированы на последующем шаге. (Как уже не раз говорилось, советская история представляет собой процесс динамического разрешения возникающих кризисов – что, собственно, и позволило ей быть настолько эффективной.) Итогом чего, в свою очередь, стало превращение нашей страны из типичного государства Третьего Мира – т.е., кандидата на ближайшую колонизацию – в сверхдержаву. Ну, а для основной массы населения – превращение из занимающихся архаичным аграрным производством крестьян в высокоразвитых работников, имеющих все необходимые блага «цивилизованного мира».

* * *

Правда, тут сразу стоит сказать, что как раз после достижения указанного положения, эта самая «футурациональность» оказалась почти полностью утраченной. По вполне объективным причинам, о коих, впрочем, надо говорить уже отдельно. Равно как и о том, почему эта «футурациональность» была в свое время принята, а так же – откуда она вообще появилась. Поэтому единственное, о чем стоит упомянуть в данной теме – так это о том, что именно данная утрата, в конечном итоге, и привела СССР к его печальному финалу. Поскольку главной проблемой позднесоветского периода (примерно с середины 1960 годов) стало именно катастрофическое неумение «работать со временем». Результатом этого неумения и стало то, что страна сумела «проспать» все имеющиеся для нее преимущества, и, наоборот, допустить формирование «идеального шторма» в 1980 годов. (Т.е., совпадения всех неблагоприятных процессов – экономических, технических, демографических и внешнеполитических – которое пришлось на указанное время.)

Итогом последней неудачи, в свою очередь, стала пресловутая «перестройка» - кстати, первая за всю советскую историю попытка исправить положение, ориентируясь исключительно на текущий момент. (Т.е., впервые «сутуационный принцип» - или принцип «мира без будущего» - восторжествовал.) Впрочем, именно поэтому она («перестройка») – совершенно закономерно закончилась катастрофой. Другого в случае применения «ситуационного принципа» к стране, выстроенной на основании «футурациональности» быть просто не могло. После чего наступили уже описанные времена полного отказа от будущего – приведшие, в конечном итоге, к обращению к прошлому. (Впрочем, и сама «либерализация и демократизация» так же, в значительной мере, опирались на «светлый образ России, которую мы потеряли».)

Ну, а дальше, думаю, все знают, что было. В том смысле, что последовательное искоренение малейших ростков будущего не могло не привести к опасности утраты уже указанных «больших систем» - начиная с образовательной и здравоохранительной (проблемы последней мы сейчас наблюдаем в «прямом эфире»), и заканчивая коммуникационной и производственной сферами. Причем особенно актуально это для России – по той причине, что именно тут сохранилось больше всего артефактов «футурациональности» - однако и всему остальному миру так же от этого приходится несладко. (Опять-таки, нынешняя эпидемия демонстрирует катастрофическое отсутствие умения «работать с будущим», приводящее к увеличению числа жертв и затрат на порядки.)

Ну, а о том, что отсюда следует, стоит говорить уже отдельно.

Tags: СССР, история, общество, постсоветизм, социодинамика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments