anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Про общество и инновации

В прошлом посте, посвященном «лампочке Ильича», был затронуть вопрос о том, что же является главной причиной применения инноваций в мире. Иначе говоря, почему изобретения и открытия после появления на свет часто оказываются «не у дел». Иначе говоря, откладываются в долгий ящик, где могут находиться десятилетиями, и порой – и столетиями. Бывает и больше – как показывает пример с канализацией.

На самом деле, конечно, подобный вопрос уже неоднократно разбирался. И, скажем, давно уже было выяснено, что в реальности инновации не существуют сами по себе - возникнув «из головы» некоего гения, как Афина из головы Зевса. А проистекают из общего развития общества, определяясь сложными цепочками производственных процессов. Скажем, появление той же лампы накаливания потребовало высокого уровня металлургии, стеклодувной промышленности, освоение производства вакуумных насосов и т.д. Поэтому если бы некий «попаданец», имеющий представление о производстве тех же электроламп, вдруг оказался бы в каком-то 15 или даже 17 столетии, то он никогда бы не смог бы воплотить свое представление в жизнь.

То же самое можно сказать практически про все виды человеческой деятельности – от сельского хозяйства до медицины. Тем не менее, даже этот момент не является окончательным. Поскольку есть и еще более важный параметр, который, собственно, и определяет скорость развития всех отраслей. И – что самое забавное в данном случае – при этом современный человек не просто не видит подобного фактора. (Что было бы еще половиной беды.) Но воспринимает его совершенно обратным образом. Т.е. там, где речь идет о благе, он видит проблему – и наоборот.

* * *

Речь идет об уже не раз затронутом вопросе стоимости человеческого труда. А точнее – стоимости рабочей силы. Коя – как уже говорилось – оказывается чуть ли не важнейшей «инновациегенерирующей» сущностью в нашем мире. В том смысле, что именно высокая стоимость человеческого труда приводит к разработке и внедрению новых технологий. И, напротив, его дешевизна становится главным тормозящим фактором, очень часто способствующем не просто остановке прогресса, но и ведущем к его «обращению». Об этом уже не раз говорилось – хотя бы на примере с той же канализацией, которая была возможна еще тысячи лет назад, но при этом не строилась. (Потому, что в мире было множество людей, готовых убирать нечистоты за «благородными».)

Собственно, то же самое можно сказать и про все остальное. В том смысле, что если в мире присутствует огромное множество людей, готовых на выполнение любой – включая самую черную – работы, то у «власть имущих» просто не может возникнуть желание к использованию инноваций. А зачем? Ведь использовать человеческий труд много проще и дешевле, нежели использовать машины. Именно поэтому внедрение новых технологий, как правило, совпадает с переходом человечества через серьезные кризисы – при которых наличие рабочих рук сильно уменьшается. И, напротив, в ситуации, когда работников переизбыток, социум может веками находиться в «технологическом гомеостазе» - что, например, было с Китаем в последние полтыщи лет.

Кстати, интересно – но в подобном случае вырабатываются особые «надстроечные» явления, призванные легитимизировать подобное «погружение в сон». Т.е., создается особая форма религиозного, государственного и «философской» адаптации к указанному состоянию. Которая будущими историками часто и объявляется основой данной летаргии – как конфуцианство в Китае. Но подобное объяснение выступает «обращенным» - поскольку в реальности это следствие, а не причина застоя. Реальная же причина остановки прогресса всегда будет одной и той же: элите не выгодно применять новые технологии при условии, что старые ее устраивают. Поскольку главной задачей «хозяев мира» выступает вовсе не технологическое развитие – а совершенно иное: борьба с другими «хозяевами» за имеющиеся ресурсы. А люди – сиречь, «рабочие руки» - редко бывают в дефиците.

* * *

Разумеется, тут может возникнуть вопрос: почему? В том смысле – почему людей всегда хватает при том, что той же земли или иных ресурсов обычно недостаток. Впрочем, и тут тайны никакой нет – дело в том, что человек есть существо крайне неприхотливое. И поэтому он может жить при уровне жизни, колеблющемся в десятки раз. Иначе говоря, даже попав в условия перенаселенности, человек какое-то время будет выживать и даже размножаться – причем это самое время будет большим, нежели время существования самого социума. (О последнем уже не раз говорилось, поэтому останавливаться на данном моменте я не буду.) Пожалуй, только в редком случае – как с той же Черной Смертью – можно говорить об нарушении данной особенности. Да и то, сокращение населения тут было кратковременным.

То есть – человек более живучая сущность, нежели общество. (А значит, и элита, как таковая – коя есть функция от общества.) Поэтому в первом приближении можно принять, что в «бескризисном» состоянии работников всегда хватает. А значит – особой необходимости в развитии нет. Ситуация меняется лишь тогда, когда социум оказывается близок к катастрофе – скажем, из-за роста столкновений «хозяев» друг с другом. Вот тогда инновации оказываются востребованными! Но и тут есть определенная «засада». Состоящая в том, что в кризисе потребность в новаторстве есть – а ресурсов может и не хватать. Поэтому полноценно использовать данную возможность не всегда получается – а точнее, не получается почти никогда. (Т.к. та же война может привести к гибели социума раньше, нежели он сможет запустить инновационную экономику.)

Исходя из этого, можно легко понять – в чем же состояла инновация Ленина, приведшая к появлению инноваций. (Рекурсия, вытекающая из диалектики.) А состояла она в том, чтобы искусственно завысить стоимость рабочей силы. Т.е., ввести общество в искусственное «квазикризисное состояние». Да, именно так – антисоветчики часто обвиняют социализм в том, что там «не было спокойной жизни», сиречь всегда был кризис. Так вот – это был «не баг, а фича». В том смысле, что данный кризис часто был «кризисом», необходимым для того, чтобы дать обществу рывок в будущее. Поскольку альтернативой этому было бы прекращение существования общества, всей историей приговоренного к исчезновению. В том смысле, что без высокого уровня инновационности СССР оказывался обреченным на проигрыш Западу и неизбежную гибель. Что, собственно, и произошло после того, как неумные правители страны все же решили ей «дать немножко отдохнуть».

* * *

Впрочем, последнее – это уже совершенно иная тема. Равно – как совершенно иной темой является вопрос постсоветской стагнации человеческой цивилизации, попавшей в ловушку дешевых рабочих рук. (Что погубило, например, возникшую в начала 1960 годов роботизацию и автоматизацию, а так же привело к превращению науки в почти чисто имитационное занятие.) Поскольку все это надо разбирать отдельно. Тут же – завершая поставленную тему – можно только еще раз сказать, что в будущем указанное выше понимание может оказаться жизненно важным. А точнее – окажется таковым обязательно. Со всеми вытекающими последствиями…

P.S. В общем, все просто: когда элитариям хорошо – плохо обществу. И наоборот.  По крайней  мере, в новационном плане.

Tags: инновации, общество, социодинамика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 109 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →