anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Памятникопад в США: похоже ли это на Украину?

Кстати, памятники в США начали сносить вовсе не в конце мая-начале июня этого года, а гораздо раньше – а именно, три года назад. (Я уже посвящал этой теме пост .) Тогда российскую блогосферу так же потрясали события, еще лет десять до этого выглядевшие невозможными: а именно, снос памятников «героям Конфедерации» времен Гражданской войны Севера и Юга. Разумеется, «наши» блогеры интерпретировали все это в единственном ключе – с отсылкой к недавнему – на тот момент – украинскому «памятникопаду». Собственно, последнее и определило отношение их к происходящему. В том смысле, что все эти американские генералы и солдаты 150 летней давности – памятники коим начали убирать американские либералы – вдруг оказались крайне близкими «российским патриотам». Настолько, что они чуть ли не единогласно выступили против данного действа.

Еще раз напомню: вплоть до указанного момента никаких симпатий или антипатий к участникам американской Гражданской войны тут не наблюдалось. Точнее сказать, существовала сохраняемая с советских времен точка зрения о том, что отмена рабства – это положительный шаг для США и всего мира. (Поэтому «Север» традиционно пользовался некоторой симпатией.) В любом случае, считалось, что Гражданская война 1861-1865 годов – это внутреннее дело американцев, и не нам решать, что там к чему. Однако украинский «ленинопад» - выглядевший полной аналогией американскому «конфедератопаду» - резко сместил акценты. В том смысле, что не только правые, но и многие либералы и даже левые начали высказываться с очевидной симпатией к «низвергаемым героям Конфедерации».

Однако верна ли «украинская аналогия». То есть, действительно ли причины, заставляющие американцев – а теперь еще и европейцев –сносить свои памятники сходны с причинами, заставляющими это делать жителей Украины. На самом деле и да, и нет. Да – потому, что действительно, и то и другое на самом деле вызывается одним и тем же: разделением общества. То есть, существованием такой ситуации, при которой одни и те же монументы у одних его членов вызывают одни мысли и эмоции, а у других – другие. И нет – потому, что в данном случае структура этого самого разделения совершенно различна. Поскольку на Украине оно (разделение) – равно, как и в России, кстати – формировалось на основании стремления незначительного меньшинства «выигравших» от введения рыночных реформ отгородиться от всего остального общества. Поэтому снос памятников тут является, прежде всего, декларацией этой самой «отдельности», особости данной «касты». Ну, а пресловутые «радикалы», понятное дело, в данном случае вторичны, поскольку без государственной поддержки «памятникопада» они вряд ли чего смогли бы сделать.

* * *

Во всех остальных странах положение иное. В том смысле, что как раз господдержкой бунтующих там не пахнет – скорее, наоборот. Разумеется, можно было бы сказать, что если бы власти реально не хотели данного момента, то они бы просто разогнали «восставший сброд». Однако подобное утверждение не учитывает возможности существующей государственной системы, «настроенной» на совершенно иной уровень общественных возмущений. (То есть, для этого необходима перестройка репрессивного аппарата, что в указанном положении оказывается делом небыстрым.) Впрочем, в любом случае понятно, что – в отличие от Украины – американские и европейские властители не в восторге от происходящего, и предпочли бы, чтобы данные события не происходили. Поскольку – в отличие от ситуации на постсоветском пространстве – тут речь идет вовсе не о противодействии остаткам солидарного восприятия со стороны относительно немногочисленных элитаристов. А о совершенно противоположном явлении.

Состоящем в понимании населением – ну, хотя бы какой-то его частью – навязанности господствующей культуры. На самом деле это, в общем-то, очевидно: та «великая западная культура», о разрушении которой так принято стонать в среде российских патриотов (!!!), в действительности является культурой правящего большинства. Которое – как уже не раз говорилось – в своих интересах является полностью противоположным интересам основной массы населения. Нет, конечно, можно сказать, что, к примеру, существует та же «единая американская нация». Которая живет за счет того, что имеет возможность «солидарно» использовать в своих интересах весь остальной мир. И что те же американские негры – вместе со всеми остальными представителями «нижних слоев» общества – должны буквально боготворить США, дающее им все, что можно. (По крайней мере, «все, что можно», в представлениях российских «патриотов».)

Однако даже если принять указанную «экономическую модель» верной – что, разумеется, следует делать только очень условно – то все равно, «культурная общность» в данном случае не образуется. В том смысле, что если проживающий в «черных кварталах» негритянский подросток очевидным образом не видит в принятии этой самой «культуры» способа улучшения своей жизни – а ее и нет, т.к. эта самая жизнь в течение последних трех десятилетий только ухудшается – то она ему оказывается не нужной. Ну, в самом деле, кто для него важнее – Колумб или предводитель местной банды? Думаю, ответ очевиден. Поэтому все эти «исторические деятели» оказываются для него элементами чужой истории. А точнее – истории совершенно враждебной, поскольку связана она с наличествующей системой государственного насилия. От которой тому же негритянскому подростку – да и не подростку тоже – проистекают только проблемы.

* * *

В подобном случае не имеет смысла даже то, за что поставили указанный памятник тому или иному человеку. Важно – что это элемент совершенно чужой истории, которая полностью отчуждена от представителя городских низов. Кстати, это относится не только к цветным – но и к большинству белых. С единственной разницей в том, что «бедные белые» продолжают верить в то, что эта самая «чужая история» - на самом деле история их собственная. И что многочисленные герои, своей деятельностью приведшие правящий класс к своему (классовому) успеху, в действительности делали свои «подвиги» для «всего народа». Впрочем, существует подобное положение только потому, что большая часть «белых» действительно живет лучше большей части «цветных», и поэтому до сих пор уверена в том, что цвет кожи чего то значит. (Хотя в действительности что-то значить может только счет в банке – и ничего более.) И поэтому боится конкуренции со стороны «цветных» больше, нежели со стороны хозяев. (Иначе говоря, Ротшильды далеко – а вот негритянские грабители близко.)

Однако это – ложное понимание. Поскольку в действительности значимость государственного насилия в современном мире много больше, нежели значимость насилия частного. И поэтому неудивительно, что и белое большинство в действительности оказывается полностью отчужденным от имеющейся «национальной культуры». (Тот факт, что оно иногда выбирает ее в противовес культуре «черной» - с ее рэпом и господством маргинальных ценностей – данную ситуацию не меняет.) В любом случае пресловутая «нация» рассыпается на отдельные группы и группки, мало связанные, а часто и противостоящие друг другу. И за блестящей ширмой «Града Сияющего на Холме» вдруг открывается давно забытая картина мира, где все воюют против всех, где нет никаких «общих интересов» и ценностей», а есть только подавление сильными слабых. Причем, наиболее «сильные» - те самые 100 самых богатых семей тех же Штатов, которым принадлежит 90% всего «национального богатства» - собственно, и «задают тон» господствующей культуре.

Впрочем, на самом деле есть тут и положительные моменты. А именно – то, что понимания отсутствия «единого культурного поля» на самом деле ломает популярную концепцию «культурной гегемонии». Согласно которой тот, кто владеет ключевыми СМИ – а так же иными механизмами пропаганды и агитации, вроде школьного образования – может распоряжаться всеми остальными по собственному желанию. Ну, а кто не владеет – может лишь смотреть на данное состояние с осознанием своего бессилия. Так вот, оказывается, что ничего подобного нет. А значит, возможность возникновения любых «локусов будущего» существует даже в социумах, подобных американскому. Другое дело, что в текущее время вероятность их превращения во что-то иное невелика – но нет ничего, запрещающего подобного в будущем.

* * *

Но об этом, разумеется, надо говорить уже отдельно. Тут же – закрывая указанную тему – можно только еще раз отметить, что указанные события, по существу, полностью разрушают известную концепцию «единой нации» и все построенные на ее основания концепты правых. И это само по себе очень и очень важно. Особенно для постсоветского пространства, на котором правое мышление воспринимается, как единственно возможное, а нация – как сверхценность, ну, а «единая культура» - как идеал, к которому надо стремиться. (В том числе и путем жесткого насилия – как на той же Украине.) То есть – американские протесты, по существу, оказываются не аналогичными украинским, а полностью противоположными им. И это не может не радовать.

Tags: США, закат Европы вручную, классовое общество, культура, общество, текущее
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 70 comments