anlazz

anlazz 9 минут на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категории:

Почему они проиграли? Часть вторая

На самом деле вопрос о том, возможно ли дальнейшее существования капитализма – причем, даже не бескризисное бесконечное дление «мира конца 1980», как проповедовалось в концепции «Конца Истории», а, вообще, существование общества, разделенного на хозяев и наемных рабочих – давно уже решен. И решен однозначно: невозможно! В этом смысле, Маркс с Энгельсом были однозначно правы, причем, последний даже смог с высокой долей достоверности определить, когда и каким будет конец «Старого порядка».

Ну да:
«... Для Пруссии — Германии невозможна уже теперь никакая иная война, кроме всемирной войны. И это была бы всемирная война невиданного раньше размера, невиданной силы. От восьми до десяти миллионов солдат будут душить друг друга и объедать при этом всю Европу до такой степени дочиста, как никогда еще не объедали тучи саранчи. Опустошение, причиненное Тридцатилетней войной, — сжатое на протяжении трёх-четырёх лет и распространённое на весь континент, голод, эпидемии, всеобщее одичание как войск, так и народных масс, вызванное острой нуждой, безнадёжная путаница нашего искусственного механизма в торговле, промышленности и кредите; всё это кончается всеобщим банкротством; крах старых государств и их рутинной государственной мудрости, — крах такой, что короны дюжинами валяются по мостовым и не находится никого, чтобы поднимать эти короны; абсолютная невозможность предусмотреть, как это все кончится и кто выйдет победителем из борьбы; только один результат абсолютно несомненен: всеобщее истощение и создание условий для окончательной победы рабочего класса...»


На самом деле тут поражает полное «попадание в цель» во всем. И в плане причины гибели империалистического мира, которым действительно стала Мировая война, причем, Мировая война невиданной ранее силы, приведшая к невероятным разрушениям во всех сферах жизни. И в плане последствий этого самого разрушения, ударившего, прежде всего, по самым архаичным формам государственного устройства – по монархиям. Поскольку короны действительно покатились – и не только пресловутая корона Российской Империи, но и корона империи Германской, Австро-Венгерской и Османской. Ну, и разумеется, в том, что условия для победы рабочего класса были созданы, и рабочий класс этими условиями совершенно ожидаемо воспользовался.

Правда, воспользовался он ими не так, как ожидалось до этого – в смысле, что Революция началась не в самой развитой стране империалистического мира, а на его фактической периферии, в России. Но данный момент, во-первых, мало чего меняет – поскольку последствия этой Революции поразительным образом оказались применены ко всем странам. И развитым, и не развитым, и даже тем, что на начало XX века не считались странами, поскольку находились в глубокой колониальной зависимости от «белого человека». (Об этом еще будет сказано.) Ну, а во-вторых, потому, что именно подобный, «периферийный» тип развития фундаментальных изменений, судя по всему, является базовым для саморазвивающихся сложных систем. Скажем, в той же биологической эволюции наблюдается та же картина – «на следующий» уровень переходят не самые совершенные (идеально приспособленные) организмы, а те, кто находится в их «тени». (Хрестоматийный пример – динозавры (рептилии) и млекопитающие.)

Поэтому концепцию «развития Революции в наиболее развитой стране» можно честно отнести к неизбежным заблуждениям, связанным с развитием миропонимания. (И поставить где-то рядом с теплородом и флогистоном, что были важным этапом развития науки, однако впоследствии оказались несуществующими.) Впрочем, в данном случае все это не важно. Важно то, что временные рамки существования классовых систем действительно являются ограниченными, и ограничение это находится на уровне пресловутого 1914 года. Все же, что наблюдается «потом», чисто классовым уже названо быть не может, поскольку – как уже было сказано – последствия Великой Российской Революции оказались проявлены по всему миру. Причем – эти проявления стали заметными уже в 1920 годы!

Например, в том смысле, что самым популярным политическим течением в указанный период стала социал-демократия. Напомню, что до 1914 года социал-демократы во многих странах находились на нелегальном положении, а там, где им можно было работать легально –воспринимались, как носители маргинальных идей на фоне господствующих либеральных и консервативных течений. (Впрочем, часто даже либералы выглядели «слишком левыми» для большинства обывателей.) После Первой Мировой войны – а точнее, после Революции 1917 года – ситуация резко изменилась, в том смысле, что социал-демократы стали казаться единственной защитой от «большевистской заразы». Что, в свою очередь, привело к массовому внедрению социал-демократических принципов мироустройства. Начиная с ограничения максимального рабочего времени (в тех же США данный момент стал массовым только к началу 1930 годов!), и заканчивая пособиями по безработице. (Правда, в большинстве своем дающим возможность лишь для нищенского существования – но ведь до этого считалось нормальной и даже благодетельной голодная смерть «нищебродов»!)

Более того – в 1920 годы возникает концепция ограничения колониальной политики через институт пресловутых «мандатов» Лиги Наций. Которые работали плохо – как и сама Лига – но ведь до 1917 года мало кому вообще приходило в голову мысль о том, что устанавливать «господство белого человека» - это что-то неприличное. Скорее, наоборот: до указанного момента даже самые «прогрессивные люди» радовались тому, что «бескультурные дикари», наконец-то, получают возможность приощиться к «благам цивилизации». (Ну, а если при получении этих благ они – от чего-то – начинали умирать, то данный момент смотрелся очевидными издержками «облагодетельствования».) Кстати, именно в 1920 годы в США кардинальным образом изменилось отношение к индейцам – которые из прямых «врагов нации» перешли в категорию «граждан». Да и чернокожих именно с этого времени начали рассматривать как-то иначе, нежели как «тупых обезьян», способных работать только под руководством белого человека. (После завершения Гражданской войны данная категория американцев оказалась, лично свободными. Но доступ куда-то, за исключением самых низов общественной пирамиды, для них был закрыт.)

Фундаментальные изменения произошли и в положении женщин. Причем, и в плане быстрого распространения избирательных и иных гражданских прав на данную категорию граждан. (Кои до того считались «не совсем гражданами» - примерно так же, как и чернокожие.) И в плане активного включения женского населения в трудовую деятельность. Точнее сказать, в высокооплачиваемую и квалифицированную трудовую деятельность, т.к. возможность тяжелой физической работы за жалкие копейки у «дореволюционных женщин» была. А вот возможность получать образование и устраиваться туда, где можно рассчитывать на приличный заработок, имелась у очень и очень немногих. (Даже в такой «развитой стране», как США.) Более того: именно в 1920 годах для женщин возникла хоть какая-то альтернатива раннему выходу замуж с полным подчинением мужу. До 1917 кроме этого можно было лишь жить на указанные выше копейки – коих не хватало на оплату жизненно-важных благ, или же «продавать свое тело», сиречь, заниматься проституцией. (Коя в мире «древних моральных ценностей» цвела ярким цветом – в том числе и в виде массового распространения венерических заболеваний.)

Ну, и наконец, стоит указать, что именно в указанный период произошла массовая секуляризация социальной жизни. Что так же выглядело необычным явлением для всей «письменной истории», в которой религиозные обряды входили в «базовый корпус» всей общественной жизни. То есть, впервые – начиная с эпохи Хаммурапи и Рамзеса, то есть, с самого установления классового разделения общества – религиозные деятели оказались устранены из того же образования (не до конца, но все же), или из контроля за «общественной моралью». (Который – как уже сказано выше –не мешал развитию той же проституции или пьянства, зато жестко бил каждого, кто хоть как-то пытался усомниться в благости существующего мироустройства.)

То есть, даже за пределами Советской России в указанный период начали происходить фундаментальные изменения, имеющие прямое отношение к смене базового типа устройства общества. В том смысле, что начался процесс снижения уровня социального неравенства, еще недавно выглядевшего единственно возможной формой человеческого бытия. Разумеется, в определенной мере этот процесс начался еще с Великой Французской Революции, собственно, и ставшей первой ласточкой будущего изменения мира, но до 1917 года эти изменения были незначительными. Поэтому мир с данного времени следует рассматривать, как переходный от классового устройства к бесклассовому. И значит, закономерности его существования и развития будут совершенно иными, нежели в случае с «чисто классовым» устройством. Что, мы, собствено и наблюдаем.

Ну, а самое интересное – и одновременно, самое главное – что вытекает из всего вышесказанного, так это то, что подобный мир в действительности практически невозможно вернуть в «чисто классовое» состояние. В том смысле, что – конечно же – подобные попытки очень активно предпринимались начиная с тех же 1920 годов, однако в действительности они все оказывались неудачными. Начиная с … Впрочем, о том, что же следует считать подобными «кульбитами», сколько их было, и какова их судьба, будет сказано уже в следующем посте.

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию

Ваш ответ будет скрыт

Автор записи увидит Ваш IP адрес