anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Почему они проиграли? Часть четвертая

Итак, ставшая популярной среди «элиты» в 1920-1930 годах идея о том, что социализм – во всех его видах, начиная с СССР и заканчивая социалистическими элементами в других государствах – можно уничтожить через установление фашистских диктатур, в 1945 году потерпела поражение. Причем, поражение настолько эпическое, что властителям пришлось спешно задумываться уже не о том, как бы побыстрее покончить с «большевистской заразой», а о том, как бы вообще сохранить хоть какое-то положение в мире. Поскольку послевоенная Европа очевидным образом «окрасилась в красное» - социалистические и коммунистические силы оказались крайне популярными во многих странах.

Разумеется, можно было бы попытаться еще раз «попытать счастья» в новом «крестовом походе против проклятых большевиков» - и некоторые из западных лидеров рассматривали этот вариант. (См. операция «Немыслимое») Тем не менее, прошедшая война прекрасно показывала, что от данного действия можно ожидать, скорее, противоположных результатов. А точнее – именно противоположных результатов от них и стоит ожидать, поскольку Советская армия имеет высокую боеспособность, а советская экономика – высокую возможность для мобилизации. Поэтому данный план был – на какое то время – отложен, и мировые «акулы капитализма» оказались вынуждены договариваться с советским руководством на равных. Типа – а давайте мы вам отдадим Восточную Европу, а вы в ответ на это откажитесь от Греции и Италии.

* * *

На самом деле прогресс с довоенным временем – в котором ни одна инициатива СССР не были принята – был огромный. Правда, при этом втайне западная элита надеялась на новое «абсолютное оружие» в виде атомной бомбы. Которой у Советского Союза не было, и не могло появиться в ближайшие 15 лет. Да, именно так – появление советского ядерного вооружения прогнозировалось где-то на 1957-1960 годы. Причем, это был совершенно рациональный прогноз, связанный с анализом имеющегося у СССР промышленного и научного потенциала. Причем, западные аналитики считали себя профессионалами – ведь они за время войны прекрасно научились предсказывать поведение иных государств. (Скажем, той же Японии или Третьего Рейха.) Отсюда и проистекала взятая в 1945 году «пауза», за которую США и их союзники – перенявшие у почившего Рейха должность «главных крестоносцев» - должны были создать достаточное число атомных бомб.

Достаточное для того, чтобы – при прочих условиях – гарантированно уничтожить советский военный и промышленный потенциал. (А пока можно ограничится железным занавесом, поместив «проклятую» часть человечества под своеобразный карантин. Выйти из которого можно только сгорев в ядерном огне.) Однако и тут «борцов с большевизмом» ждала неожиданная неудача. Точнее – вполне ожидаемая, если рассматривать предыдущие попытки реализаций подобных планов. В том смысле, что, во-первых, неожиданно оказалось, что атомная бомба у Советов появилась не в 1960 и даже не в 1957, а в 1949 году. То есть – на восемь лет раньше самого пессимистического (для Запада) прогноза. Что само по себе было не совсем приятно, т.к. создавало возможность для уничтожения создаваемых в Европе контингентов сил для будущей оккупации СССР. (Той, что должна была наступить после американского ядерного удара.) Ну, а во-вторых, примерно в это же время произошла победа коммунистических сил в Китае – понятное дело, что связано было это с действиями советского руководства.

Более того – последний момент, по существу, запустил целую цепочку антиколониальных революций по всему миру. Причем, подавляющее число новых стран занимали достаточно просоветскую позицию, видя в СССР основу для своей независимости. По указанной причине Соединенным Штатам так же пришлось выступать в поддержку «освободительного движения» - при тои, что это объективно било по системе капиталистических отношений. То есть, социализм заставил даже своих врагов работать на себя! (На развал колониальной системы, в течение столетия до этого бывшей одной из основ капиталистического мира.) И даже это было еще не самое страшное. Поскольку при указанном положении даже внутреннее устройство западных государств оказывалось несвободным от социалистического влияния. Об этом, впрочем, уже говорилось. Однако в данном случае стоит указать, что в послевоенном мире «советизация» не ограничилась одними социал-демократическими мерами, вроде установления минимальной заработной платы или пособий по безработице. И даже не получение гражданских прав разнообразными «меньшинствами» - начиная от чернокожих и заканчивая женщинами.

* * *

Гораздо важнее было то, что в указанный период была затронута альфа и омега капиталистического мира: свободная конкуренция экономических агентов. В том смысле, что после обретением СССР ядерного оружия, а особенно – после создания им средств «гарантированной доставки» в виде баллистических ракет – стало понятным, что прямой военный конфликт нанесет капиталистическому миру неприемлемый ущерб. Поэтому была начата т.н. «Холодная война» - на самом деле, кстати, достаточно обычный для классовых обществ прием, состоящий в ставке на экономическое истощение противника. («Пока толстый сохнет – тощий сдохнет».) Подобной «войной» была, например, знаменитая «дредноутная гонка» - т.е., соревнование в постройке тяжелых боевых кораблей – между Великобританией и Германией. Тогда британцам удалось заставить противника вложиться в крайне дорогостоящий – и при этом мало для чего пригодный – «Флот открытого моря», который в грядущей войне так и не стал «ультимативным фактором».

Так вот – в случае с «Холодной войной» то же самое планировалось сделать с СССР. В том смысле, что если бы удалось заставить Советский Союз воспроизводить американскую модель военного и производственного устройства, то это однозначно привело бы к неприемлемым расходам для нашей страны. Одно создание армад стратегических бомбардировщиков – которые еще и имели гораздо худшие условия применения, нежели американские – должно было бы погрузить советскую экономику в глубокую яму. По крайней мере, так казалось из Вашингтона даже после известия о создании советского ядерного оружия. (Которого быть не могло!) Тем не менее, реальное развитие событий пошло ровно в обратном направлении. И в том смысле, что СССР смог американской модели (основанной на «стратегах») противопоставить собственную, связанную с баллистическими ракетами высокой дальности. Которую Штаты вынуждены были спешно копировать для обеспечения паритета. (Напомню, что еще за год до появления Р-7 американские аналитики были уверены, что баллистические ракеты излишни.) И в том, что сделал СССР это крайне дешево и быстро - намного дешевле и быстрее, нежели это было возможно даже в такой развитой стране, как Соединенные Штаты.

На самом деле, конечно, фразу «дешево и быстро» можно относить вообще ко всем советским достижениям послевоенного времени. Начиная с восстановления инфраструктуры и промышленности и заканчивая созданием самых передовых отраслей. Поэтому все надежды, которые капиталистический мир возлагал на «Холодную войну» - на то, что под ее затратами рухнет социалистическая экономика – оказались ложными. Наоборот, это Западу пришлось «подстраиваться» под заданное социализмом направление – например, в массированном развитии естественно-научного и технического образования. Или, скажем, в создание «псевдосоциалистических» научно-производственных систем, вроде знаменитого НАСА, которое объединяло огромное множество производителей не в конкурентную, а в солидарную среду. Поскольку только указанные изменения в совокупности с огромными государственными вложениями – т.е., опять никакого конкурентного рынка – позволили США и Западу вообще удержаться на заданном СССР темпе развития космической, ракетной, ядерной, электронной, вычислительной и т.п. техники.

* * *

Однако массированная политика государственной поддержки и управления научными и научно-техническими проектами не могла не «производить» совершенно иной тип миропонимания, нежели был обычен для классового общества. В совокупности с указанной выше «социализацией» производственных отношений – т.е., созданием огромной системы доступного социального обеспечения – подобный момент неизбежно создавал условиях для внутреннего переустройства мира, формально остающегося классовым. Разумеется, как и все подобные процессы, оно – это переустройство – было не одномоментным. (Но эволюция вообще вещь «длительная».) Поэтому так просто сменить господствующую формацию было невозможным. Особенно с учетом того, что данные изменения общественного сознания охватывали, прежде всего, молодые поколения – у «руля Запада» же в 1950-1960 годы стояли те, кто сформировался гораздо раньше. (В 1920-1930, а часто – и до 1917. Причем, последние находились на наиболее стратегических местах.)

Но движение было задано – и никакие действия властителей отменить его не были способны. Впрочем, об этом надо будет говорить уже в следующем посте.

Tags: 1950-1970 годы, Принцип тени, СССР, исторический оптимизм, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments