anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Главная причина катастроф в человеческой истории

Итак, в практически любом случае катастроф, происходящих в современном мире, мы можем увидеть «руку элиты». Точнее сказать – «невидимую руку элиты» - поскольку данный момент очень тщательно маскируется и скрывается все время существования подобной («элитаристской») системы. Однако указанная особенность не является каким-то отличием текущего времени. Скорее наоборот: в мире, существующим после Второй Мировой войны, еще можно говорить о каком-то значении «простого населения». Тогда, как во всей остальной «письменной истории» простолюдины имели смысл исключительно, как орудия в руках «властителей». Которые нужны для выполнения какой-то функции – а вне ее не имеют никакого значения.

Поэтому-то пресловутая «цивилизация» большей части населения не принесла ничего хорошего: как уже говорилось, уровень жизни для большинства «развитых первобытнообщинных  обществ (вроде Чатал-Гуюка) в самых развитых странах был достигнут только к концу 18-началу 19 веков. То есть – почти через восемь тысяч лет Истории!  (Чатал-Гуюк – это 8-6 тысячелетие до н.э.) Впрочем, реально о каком-то благополучии для масс стало возможно говорить только в 1880 годах, когда сформировалось мощное рабочее движение, способное противостоять воле правящих классов. Поскольку до этого момента определенные достижения – скажем, в области повышения урожайности с/х – компенсировались росто потребностей «хозяев». Значительное же улучшение народного положения стало возможным только после начала Великой Пролетарской Революции – т.е., после 1917 года.

Например, именно тогда началось реальное внедрение санитарии в массы. То есть, не просто появления утверждения о том, что «грязь, в которой существуют бедняки» есть зло – это было известно и раньше – а реальная борьба с данным злом. Начиная с ликвидации уличного мусора, коим еще в конце XIX столетия были завалены города. (И да, пресловутый конский навоз был только одним из видом этого мусора, причем – не самым значительным.) И заканчивая пропагандой личной гигиены – вроде мыться рук и чистки зубов – коя радикально отличает человека «постреволюционного времени» от времени дореволюционного. Причем – не только рабочих. (На самом деле даже джентльмены прошлого были крайне нечистоплотны неряшливы, но наличие многочисленной прислуги позволяло им бороться с данным недостатком.)

* * *

Впрочем, только санитарией дело не ограничилось: новая эпоха принесла с собой множество изменений, касающихся уменьшения числа катастрофических ситуаций. Например, она сделал реальностью такое понятие, как «охрана труда» - понятие, за которое в позапрошлом столетии шла настоящая борьба. В том смысле, что хозяева производства упорно не желали замечать того, что рабочие получают на их заводах и фабриках различные травмы, и разумеется, не собирались изменять технологии в сторону снижения данного травматизма. Да что там технологии – даже элементарное уменьшение скученности и внедрение вентиляции приходилось вырывать буквально зубами. (А точнее – кровью, поскольку в позапрошлом веке стрелять в бастующих рабочих считалось нормальным.)

И да: только заводскими и фабричными цехами дело тогда не ограничивалось. В том смысле, что опасным в прошлом было буквально все – за исключением отдельных, огражденных заборами мирков, создаваемых для себя «лучшими людьми». Вот там, в особняках и дворцах, действительно, царила фактически идеальная безопасность, при  которой обитатели данных мест могли себя чувствовать, как в Раю. Во всем остальном же мире если что и напоминало о Рае – так это множество возможностей отправиться в него в любой момент. Опасность подстерегала людей на улице – где никаких «правил движения», по сути, не было. Поскольку хозяев, передвигающихся в каретах или, в крайнем случае, верхом, подобные вещи не волновали. (Разумеется, она оказывалась максимальной на «механическом транспорте» - те же железные дороги калечили и убивали множество людей.)

Однако и дома ситуация была ненамного лучше – по той причине, что тесные, темные и затхлые жилища выступали «аккумулятором зараз», а система печного отопления (с ее принципом экономии тепла) регулярно приводила к отравлению угарным газом. Если прибавить сюда то, что значительное число строений и сооружений отличались тогда изрядной ветхостью, то можно понять, что выжить в том же XIX, XVIII или более ранних веках было непросто. (Если ты не король, граф или, в крайнем случае, богатый купец.) Ну, и преступность, коя в течение тысяч лет была неизбежным спутником жизни большинства, так же вносила сюда свою «лепту» в виде опасности получить удар ножом грабителя или топором разбойника. Поскольку воров и грабителей никто особо и не лови: для правящих классов, защищенных огромным количеством слуг они были не опасны, а о бедняках заботится было не принято. (Вот когда грабители начинали «прощупывать» власть имущих, тогда да, последние начинали действовать.)

Обыденной была в «том мире» и «бытовуха» - сиречь, деструктивные действия самих бедняков, коих «властители мира» традиционно держали на уровне физического выживания. В том смысле, что драки между подвыпившими – да и трезвыми – представителями низов, насилие последних над домашними, и ответное насилие со стороны последних (скажем, убийство женами мужей-насильников) было нормой. Кроме того, было нормой битие, детей, воспринимаемое  единственно действенно способом их  воспитания детей. Наконец, существовало детоубийство, как способ регулирования рождаемости.

* * *

В общем, «коктейль» всех возможных пороков традиционно господствовал в мире, построенном на идее подчинения воли масс элите. И никто с ним особенно не боролся:  рабочая сила стоила дешево, и найти ее можно было в любом количестве – а ничего больше «властителям» не было нужно. Поэтому считалось, что бедняки «сами», по причине природной низости, не способны выйти из «скотского положения». Ну, для «успокоения совести» можно было провести очередную проповедь «добродетельной жизни» - но даже сами проповедники понимали, что толку от них немного.

На этом фоне тот факт, что население тогдашнего мира занимало потенциально опасные – скажем, с точки зрения возможности землетрясений, наводнений или извержений вулкана – места, было уже мелочью. Ну, в самом деле: для человека, который может каждый день умереть от голода, дизентерии или руки грабителей, возможность погибнуть при происходящих, скажем, раз в несколько десятилетий наводнений или пожаров выглядит несущественным обстоятельством. Правда, стоит указать, что власть имущие порой специально устраивали поселения в потенциально опасных местах.  Так, например, Петр Алексеевич, построил свой «Парадиз» в точке, наиболее выгодной для обороны и торговли, но при этом подвергающейся периодическим затоплениям.  (На самом деле что-то подобное происходило во всех странах, осваивающих «новые земли» - где поселения ставили, невзирая на гидрологическую или эпидемиологическую обстановку.)

То есть, классовое общество, превращающее большую часть населения в подвластные высшим орудия – кои имеют ценность только в указанном смысле, и никак больше – само по себе могло считаться производящим катастрофы. Разумеется, не для царей, их сатрапов и богачей – эти, понятное дело, тысячелетиями существовали на положении полубогов. (Так что обожествление властителей – явление вполне объснимое.) И могли «своей волей» поворачивать реки и срывать горы (ну ладно, холмы) для того, чтобы они не портили им вид из окна. Но эта «полубожественность» основывалась исключительно на расчеловечивании – не люблю это слово, но именно им лучше всего обозначать «историческое» отношение элиты к народу – большинства. На простолюдинов и их ранней и частой смерти, на смерти и болезнях их детей, и, в общем-то, на постоянном разрушении и убийствах. (И в бесконечных войнах, и в повседневной деятельности, связанной с конкуренцией «экономических агентов» друг с другом.)

В общем, завершая вышесказанное. можно сказать, что основным источником бед для большей части людей оказывалась не пресловутая «Природа» - т.е., естественные проявления всего «дочеловеческого» мира – а т.н. «элита». Сиречь – представители правящих классов, занимающихся конкурентной борьбой друг с другом, и использующие для этого всех остальных. Ну, а о том, какие выводы можно сделать отсюда, надо будет говорить уже отдельно…

Tags: история, классовое общество, прикладная мифология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 120 comments