anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Про локальную эффективность и ее глобальные последствия

Наверное, все помнят, как в период перестройки было принято ругать советскую экономику за «неэффективность». Дескать, по сравнению с Западом тут принято тратить больше ресурсов и использовать больше людей при получении некоей единицы товара. Разумеется, причину этой «неэффективности» видели в плановой экономике в частности, и в социализме вообще. Поэтому считалось, что стоит сменить такой «неэффективный» строй на рыночную экономику – и уровень производства в стране вырастит то ли в разы, то ли на порядки.

Самое забавное тут, разумеется, то, что указанное улучшение должно было – по мнению некоторых обитателей СССР образца 1988-1990 года – наступить чуть ли не сразу после введения свободного рынка. (При тех же самых станках и работниках, что и раньше.) Впрочем, были и менее «радикальные» мыслители. Которые рассчитывали «получить профит» через некоторое время – за которое новоявленные частные владельцы предприятий должны были обязательно превратить убогие совковые заводы в современные японские предприятия. (Япония тогда выглядела образцом промышленной культуры, практически недосягаемой для нашей страны.)

Конечно же, тут не надо говорить о том, насколько наивными были указанные представления, и насколько кардинально они отличались от того, что же на самом деле произошло после рыночных реформ. В том смысле, что последние буквальным образом уничтожили большую часть постсоветской промышленности, превратив заводы в груды металлолома, а высококвалифицированных работников – в лучшем случае, в «челноков». (В худшем же они просто спивались дешевой водкой, а то и выступали жертвами бесчисленных межнациональных конфликтов.) И единственным исключением в данном случае стали те предприятия, которые оказались… в минимальной степени вовлечены в рыночные отношения. Скажем, та же «оборонка», которая до определенного времени существовала в тесной связи с государством. (Кстати, удачнее всего катастрофу 1990 годов совершил Росатом – изначально Министерство по атомной энергии РФ – которое, по известным причинам, оказалось наименее «рыночным» в то время.)

* * *

То есть, вместо улучшения произошло разрушение. Значит ли это, что указанная модель была ошибочной? В первом приближении, конечно же, да! Однако, при этом всем, в определенном смысле она несла в себе верную идею, состоящую в том, что действительно, рынок отбирает «наиболее эффективных». Однако эффективных именно в плане рынка, а не в плане получения благ населением страны – или в плане недопущения страданий этим самым населением. Поэтому тот факт, что вместо передовых производств РФ покрылась ларьками с паленым алкоголем, означает только то, что торговать техническим спиртом, смешанным с водой, оказывалось гораздо «рыночно эффективнее», нежели производить космические корабли. или, хотя бы, телевизоры. Правда, людям, населяющим страну, от этой «эффективности» оказывалось с каждом годом все хуже и хуже – но смысла это не меняет.

Не меняет этого и тот факт, что – в определенной степени – «выигрывшими» могут оказаться и вполне «респектабельные» предприятия. Начиная с производителей программного обеспечения, и заканчивая крупными сельхозхолдингами. Поскольку – несмотря на то, что они выглядят гораздо более конструктивными, нежели пресловутые продавцы «паленого» алкоголя – смысл их существования для общества оказывается примерно тем же самым. И эффективными они являются в плане заполнения существующих рыночных ниш – причем, по большей степени, иностранных – а общество, как правило, получает со всего этого исключительно издержки. Скажем, в случае с сельхозхолдингами это означает «вымывание» качественного зерна с внутреннего рынка и замена его на зерно 3-5 классов, в случае с предприятиями ТЭК – увеличение внутренней цены на нефте и газопродукты до мировой. Ну и т.д., и т.п.

Т.е., в случае подобной «локальной эффективности» никакие «прорывы» не ведут к улучшению жизни основной массы населения. Причем, не только «у нас». Скажем, в той же «цитадели демократии и свободного предпринимательства» - т.е., в США – все очевидные успехи последних двадцати лет с той же железной неотвратимостью проходят мимо основной массы американцев. Особенно хорошо это стало заметным после 2008 года, когда – по мнению хора официальных «экспертов» - происходил «самый долгий период экономического роста в истории». Однако в действительности это время стало периодом очевидного падения уровня жизни американского большинства. В том смысле, что капитализация предприятий за это время выросла в разы, биржевые индексы стремились к бесконечности, создание «стартапов» стало буквальной притчей во языцех – но одновременно с этим со все увеличивающейся скоростью нарастала долговая нагрузка на американские семьи, а так же – перевод работников в состояние т.н. «прекарной занятости». (Т.е., работы при минимальных социальных гарантиях.)

* * *

Наверное, тут нет смысла подробно говорить о том, почему так происходило – то есть, почему успех достаточно ограниченного числа «стартаперов» оказывался непереносимым на все остальное общество. Которое все последнее десятилетие проживало в условиях непрерывной стагнации, переходящей в деструкцию. (Так как тема эта очень сложная.) Можно только указать на то, что пресловутое «Make America Great Again», выдвинутое Трампом и стоящими за ним силами, изначально воспринималось именно, как отрицание «стартаперской экономики», и переход к реальной (ре)индустриализации США. Т.е., к созданию широкой сети производственных предприятий, предполагающей рост спроса на квалифицированную рабочую силу. И, собственно, именно ожидание этого стало причиной победы «Донни» на выборах 2016 года.

Разумеется, никакого «Make» в действительности не получилось. И по объективным причинам, и по причинам того, что сам Трамп и высокопоставленные «трамписты» в действительности не особо и собирались заниматься перестройкой американской экономики. (Имея своей целью исключительно увеличение личного могущества.) То же самое можно сказать и про многие другие капиталистические государства, находящиеся во всех частях света. В том смысле, что все достижения, случившиеся в последние три десятилетия – т.е., во время торжества рыночной экономики – как правила, оказываются сосредоточенными в некоей локальной области. Прежде всего, в области увеличения могущества наиболее богатых экономических «акторов», которое нарастает со все увеличивающейся скоростью. И не снижается даже в период острых кризисов. Скорее, наоборот: скажем, богатство миллиардеров за период «коронакризиса» выросло.

Впрочем, существует и некоторый связанный с этими «акторами» слой, который так же испытывает подъем своего благостояния: это разного рода «эксперты» и «мыслители», журналисты и блогеры, наконец, актеры и иные медийные персоны, гонорары коих доросли до астрономических величин. (Кстати, пресловутая возня с «мету» и т.п. вещи, ИМХО, связаны именно с тем, что денег в медийной сфере стало более, чем много.) Которые, собственно, и составляют красивую картинку «экономического подъема», которая еще недавно господствовала во всех источниках. Все же остальные получают от данного успеха только нарастающие проблемы. Связанные с тем, что «успешные» начинают активно разрушать главное основание общенародного благостояния: созданную в «золотые десятелетия» систему социального обеспечения. Просто по причине того, что уровень «могущества» (богатства) экономического субъекта тем больше, чем больше иных экономических субъектов он «сожрал». (Ну, и то, что богатство есть понятие относительное – т.е., оно характеризует как раз разницу в возможностях одних субъектов и других – никто не отменял.)

* * *

В общем, главный вывод, который можно сделать из этого состоит в том, что локальный выигрыш одних субъектов (фирм, людей) в конкурентном обществе ни в коем случае не означает рост общего блага. Впрочем, надо понимать, что и это – только одна сторона проблемы. Поскольку локальность бывает не только «пространственной» - в смысле, обогащения отдельных субъектов при обеднении всех остальных – но и временной. В том смысле, что – при наличии определенных запасов – отказ от долговременных инвестиций может приводить к некоторому росту процветания. (При прочих равных условиях.) Это тоже очень хорошо видно по тем же 1990 годам, в которые инвестиции в производство и инфраструктуру были околонулевыми. Разумеется, даже тогда было понятно, что за данный момент придется в будущем расплачиваться – однако новоявленные элитарии тогда считали, что это самое будущее они будут встречать в совершенно ином месте. (На «Благословенном Западе», конечно же.) В действительности, кстати, некоторым из них это удалось, другие разорились или были убиты в бесконечных «разборках» того времени – но сути это не меняет.

В том смысле, что общественные потери за счет этой самой «локально-временной эффективности» оказались очень и очень значительными. Впрочем, если со вложениями в производство и инфраструктуру хоть что-то сейчас стало понятным – особенно после того, как стало понятным, что в «Пресветлом Валиноре» никто никого не ждет – то с вложением в человеческий капитал понимания нет и по сей день. В том смысле, что разрушение системы воспроизводства квалифицированных кадров –сиречь, системы образования – продолжается и сегодня, причем в «ускоряющемся» режиме. (Правда, тут можно сказать, что «власть имущие» и в данном случае надеются «свалить» - в данном случае туда, откуда никто еще не возвращался. Проще говоря, они считают, что закончат свой земной путь раньше, нежели деградация образования будет критичной – ну, а после них хоть потоп!) Поэтому можно даже сказать, что «временно-локальная эффективность» по своему разрушительному потенциалу оказывается еще более деструктивной, нежели эффективность «пространственно-локальная».

Ну, а при сложении этих двух «эффективностей» возникает такой мощный кумулятивный эффект, который оказывается способным низвергнуть любую сколь либо развитую социальную систему. Например, бывший СССР в 1990 годы или (бывший) Запад во главе с США в настоящее время. Причем – при формальном подъеме и росте «экономических показателей».

Tags: постсоветизм, теория инферно, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 51 comments