anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Субботний ликбез-1

Оригинал взят у comprosvet в Субботний ликбез-1
Несмотря на совершенно неподходящую обстановку, таки начинаю давно задуманную рубрику - "Субботние разоблачения мифов".

Популяриризовать марксизм нужно регулярно, ну а суббота - зря, что ли, рабочее движение боролось за 40-часовую рабочю неделю, благодаря которой для большинства из нас суббота - выходной?

Читайте, дорогие читаели, ну а я в субботу буду устраивать персональный субботник для ликвидации политическо безграмотности.

И первыми в список разоблачений попадут типичные представления о феодализме - который особо одаренные находят то в СССР, то в путинской РФ; менее одаренные до такого не додумываются, но сферическим образцом феодализма в вакууме считают империю Николая I, в которой капитализм уже стучался во все двери (что, в общем-то, и сам Николай I понимал, только так и не смог решить, что же ему делать в связи с этим).

Итак, феодализм - это такой стой хозяства, при котором в сельском хозяйстве (являющемся господствующей отраслью) земельные собственники, являющиеся господствующим классом (далее, ради краткости - помещики), извлекают прибавочны продукт одним из следующих способов:
(1) отработочная рента (в России известная как барщина). Земля, принадлежащая помещику, разделена на две части: крестьянская запашка и помещичья, которую обратывают определнное число дней в неделю крестьяне - своим инвентраем и на своем рабочем скоте.
(2) натуральная рента (или оброк натурой). Крестьяне по-прежнему пашут свою землю, но вместо обработки помещичьей земли обязаны отдавать помещику некоторое количество собранного продукта из своего урожая и
(3) денежная рента (денежный оброк) - как мы увидим, самая поздняя и переходная к следующему строю форма, при которой крестьяне обязаны отдавать уже не выращиваемый ими продукт, а денежную сумму.

Так вот главный миф о феодализме (и не только о нем, кстати, популярные представления об истории вообще этим грешат) - это его неоправданное осовременивание и непонимание всей глубины отличи от индустриальных обществ XX и XXI века - как капиталистических, так и социалистических.

Грубо говоря, большинство считает, что если бы сейчас работников прикрепили бы к их предприятиям и объявили бы собственностью их хозяев - феодальный строй бы вернулся.

В действительности же - феодальное поместье в классическом виде было никак не похоже на современные фабрики/офисы/фермерские хозяйства.

Основа, на которой вырос феодализм и которая в современном обществе решительно невозможна - это крестьянское хояйство, которое самостоятельно производит почти всё, что нужно крестьянину, немного из недостающего покупает, немного из своей продуции для этого продает и производит еще немного сверх того, что нужно самому крестьянину.

Вот это "немного сверх того" и становится приманкой для будущего земельного собственника - разрозненные крестьяне защитить себя не в состоянии, и их земля на заре феодального строя досталась (разными путями) либо профессиональным воинам, либо иерархическим и способным к слаженным действиям организациям (будь то государства или, скажем, монастыри).

При этом не имеет принципиального начения, сохранили ли крестьяне личную свободу (феодализм не тождествен крепостному праву) - феодальные повинности могли, действительно, иметь основанием личную зависимость крестьянина, а могли просто тот факт, что вся земля поделена между собственниками, в городе с его замкнутыми цехами крестьянина никто не ждет, а помирать с голода не хочется - и потому приходится соглашаться получить землю на условиях одного из ее собственников.

Получившийся земельный собственник был нисколько не похож на хозяна совеременной фирмы - если нынешний сам или через управляющих должен закупать сырье и орудия труда, находить желающих наняться на рынке труда, руководить производственным процессом и продавать продукцию, тот у феодала стародавних времен всё было очень, очень просто.

Он не владел ничем, кроме земли (которая и была источником его дохода) и предметов своего потребления. В варианте (1) барское поле ничем не отличалось от крестьянского, кроме того, что его продукция ссыпалась в амбар помещика - работал там сам крестьянин и своим же инвентарем; в варианте (2) было еще проще, помеику шла часть урожая, выращенного самим же крестьянином без всякого помещичьего руководства.

Никакого государства и внешнего рынка для существования такого поместья, строго говоря, не нужно - задача прокормления феодала с семьей и дружиной решается исключительно силами его поместья (несельскохозяственные предметы могли обеспечить таим е образом зависимые от него ремесленники).

Отсюда и раздробленность - даже в иерархической феодальной стуктуре, где вассал был только владельцем, а собственником - феодал уровнем выше, до каждого более высокого уровня доходила всё меньшая доля дохода, а потому даже короли не могли прокормить войско, способное нагнуть всех подданных сразу.

Но позвольте, спросит читатель, а как же Россия XVIII-XIX веков - с огромной территорией, с легендарным чиновничьим аппаратом, с каторгой и ссылкой даже и дворян, пошедших против монарха?

А вот это, доргоие читатели, и есть асболютизм - поитический строй, сложившийся, когда феодальные отношения еще сохраняли ведущую роль в эксплуатации крестьянства, но уже уступали место тому строю, который потом их вытеснил совершенно.

Началось всё, как знают, марксисты, с роста производительных сил - т.е. при усовершенствовании орудий, системы полеооборота, увеличении поголовья скота и т.д. тот же труд крестьянина стал давать большее количество зерна. А раз так - зерно можно продать, часть крестьян можно заставить заниматься трудом иного рода или просто согать с земли (ра труда остальных хватает) и т.д.

Всё это приводит к тому, что больше становится население городов (еще ремесленное, а не промышленное в современном понимании), больше их продукция и самим помещикам хочется не только есть крестьянски хлеб, но еще и развлечений, вроде гм... шахмат и поэтесс.

Кроме того, большей становится сфера использования денег если в примитивном пместье и около него обмен мог обходиться бартером и весьма скромными денежными суммами, то теперь нужен уже всеобщий эквивалент.

Для того, чтоб удовлетворять новые потребности помещик, может либо продавать получаемое им зерно, лбо же требовать с крестьян прямо деньги - что меняет и хозяйство самих крестьян, ибо раньше они могли и почти совсем без продажи обходиться, а сейчас им приходится нести на рынок ту часть своей продукции, которую они раньше несли помещику натурой.

Таким образом - для того, чтобы помещики не только вкусно ели, но и одевались красиво и дамам драгоценности дарили - в одних местах растут города, дающие им несельскохозяйственную продкцию, в других же - крестьянина начинают немилосердно эксплуатировать, заставлять работать куда больше, чем на заре феодализма, прямо отдавать в собственность помещика (именно в странах-экспортерах зерна крепостное право под конец напоминало рабство).

Вместе с тем, большой вес приобретают купцы - предки современной буржуазии, а тогда просто посредники в обороте между городскими ремесленниками с одной сороны и продающими продукты своего хозяйства помещиками и крестьянами - с другой.

Неожиданно оказывется, что, поскольку деньги - всеобщий эквивалент, а положение обеих конечных сторон рынка вынуждает их продавать купцу товары дешевле, чем он и их продаст - купцы становятся значительной экономической и политической силой.

Наконец появляется сила, которая временами может бросать вызов политическому господству помещиков - и, с одной стороны, появляются политические формы, фиксирующие равновесие между теми и другими (представительские монархии - часть власти у дворян, часть у купцов, часть - у монарха как верховного арбитра), с другой - феодалы укрепляют (средств-то и у них стало больше) свою политическую и военную организацию, расплачиваясь самостоятельностью - теперь они осуществляют господство не через свои дружины, а через аппарат монарического государства.

Вонесеный на вершину монарх, однако, обнаруживает что его положение дает ему много возможностей, которых он раньше как просто верховный феодал не имел - у него теперь есть лично ему подчиняющееся войско, есть налоги, которыми он обложил как дворян, так и купцов с ремесленниками (и свободных крестьян, если он есть). Тогда - и только тогда - у него появляется возможность, аккумулировав знаительные денежные суммы, прокормить с них людей, коорые реализуют его волю во всех его владениях - чиновников.

Впрочем, феодальными пережитками чиновничество остается оплетено очень долго - право на занятие должностей может долго оставаться наследственным или же должность чиновника могут получить только имеющие дворянский титул; поборы снизу могут составлять бОльшую часть заработка чиновника, чем жалованье из казны и т.д.

Длаее, пользуясь раздробленность купцов, ремесленников, помещиков и крестьян, монарх со своим чиовничьим аппаратом может навязать свою волю всем, став практически неограниченным правителем - привет Людовику XIV или Екатерине II.

Тут, однако, в двери начинает стучать другая эпоха - из перешедших к производству (как - тем для отдельного рассказа) купцов и расшривших производство владельцев ремесленных предприятий появляется буржуазия, владеющая довольно крупными предприятиями - мануфактурами (а когда появляется паровая машина - уже и фабриками), в деревне часть помещиков сгоняет с земли крестьян для, к примеру, выращивания овец на шерсть (для чего им уже нужны наемные работники, и в количествах гораздо меньших, чем былое количество крестьян в его владениях) и становится сельско буржуазией - и в конце коцов эти группы смещают самого короля и помещиков, устанавливая свой стро. Пдает и абсолютизм, уступая место буржуазной республике или конституционной монархии.

Подводя итоги, феодализм - это не....
(1) крепостное право. Во многих странах большинство крестьян не было лично зависимыми никогда; у нас крестьяне были лично свободными до отмены права перехода от одного помещика к другому ("Юрьева дня") и сали свободными в 1861 г., однако остатки феодализма (отработка за землю, т.е. модернизированная барщина) сохранялись и позже;
(2) всесилие центральной власти и ее назначенцев-чиновников. Монархия была абсолютной, когда отдельные феодалы стали уже слишком слабыми, чтобы удержать власть, а буржуазия еще не могла ее взять. Тем паче при классическом феодализме не могло быть ничего похожего на соверменное чиновничество - ибо содержать его мозможно только тогда, когда государство аккумудирует значительные денежые суммы, а этого раннефеодальный правитель делать не мог;
(3) централизация производства вообще. Феодальное производство - как раз максимально децентрализовано, даже помещичье хозяство при барщине велось силами крестьянских дворов, чрезвычайно маленьких производственных единиц.

Tags: перепост
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment