anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Молодежь, бунты и миф об "инфантильности"

Сами по себе, белорусские бунты удивлять не могут – скорее, было бы удивительно, если бы их не было. Другое дело, что сразу выводить из данных бунтов пресловутый «майдан» было бы глупым: как уже не раз говорилось, «майдан» происходит не на площадях, а в кабинетах. И состоит он в том, что значительная часть элиты еще до всяких возмущений отвергает солидарность с текущим руководством, всячески саботируя действия последнего по борьбе с возмущениями. Так было, скажем, на Украине 2004 или 2014 годов, так было в СССР 1991 года или Чехословакии 1989. А вот во Франции 2018-2019 годов ничего подобного не наблюдалось, и знаменитое движение «Желтых жилетов», несмотря на всю его массовость и радикальность, ничего, по сути, не добилось.

Так вот: в Белоруссии, судя по всему, никакого «властного раскола» не наблюдается, и поэтому ожидать там «майдан» не следует. Однако это не отменяет того, что значительная часть белорусского общества реально недовольна текущим положением. Как недовольна положением значительная часть общества американского – в котором, кстати, ИМХО, никакого «майдана» так же не наблюдается, несмотря на определенный раскол элит – общества французского или, скажем, российского. (См. протесты в Хабаровске.) Поэтому сводить все это недовольство к пресловутым «проискам внешних врагов» - как делается разного рода «охранителями» (причем, последние выполняют данную «операцию» даже по отношению к американским BLM) – было бы не просто глупым, а очень глупым. Ну да: конечно, можно допустить, что все это «мутит Госдеп» -даже если речь идет о выступлениях в Портленде – но тогда придется признать, что эта организация не просто могущественна (на самом деле «охранители» это давно уже признали), но и совершенно непреодолима. В том смысле, что любые попытки борьбы с ней приводят к неудачам.

* * *

Впрочем, идиотизм подобных конструкций начинает доходить даже до данной категории. И поэтому ее представители начинают искать иные способы объяснения случившегося. Например, в последнее время очень модной становится  т.н. «теория инфантильности». Настолько модной, что она уже, ИМХО, обошла по популярности «Госдеп» и стала «новым универсалом» в плане «анализа» антиправительственных выступлений. Причиной подобного явилось то, что основная масса бунтарей сейчас состоит из молодежи. Разумеется, можно сказать, что и раньше было то же соотношение – но раньше подробно наблюдать выступающих было затруднительно: в основном их видели на экранах телевизора или страницах газет. (Поэтому, скажем, в 1990 годы можно было изображать недовольных существующим порядком людей «сумасшедшими пенсионерами».) Теперь же, с появлением Интернета, создалась возможность прямого общения с недовольными, а так же подробного наблюдения за их действиями.

В результате чего понятие «инфантильность» - которое ранее использовалось довольно ограниченно в психологии – вышло за ее пределы, и стало одним из самых «любимых» объснений происходящего. Ибо что такое «инфантильность» с т.з. «охранителей». А это – стремление людей к смене текущего порядка при отсуствии у них работающей альтернативы. Дескать, они хотят отставки текущих властителей ключевых бюрократов, при том, что сами заниматься подобной деятельностью не умеют. (Да и не хотят.) Разумеется, эта аргументация выглядит разумной – по сравнению со «всемогущим Госдепом» - и поэтому идея о «маменьких сынках», «топящих» то за Навального, то за Фургала, то против Батьки или Януковича распостраниласть далеко за пределы охранительского круга. Ну конечно – каждому приятно считать, что он не «мамкин революционер», поскольку регулярно опускает в урну бюллютень с галочкой в правильном месте!

Разумеется, встречаются и попытки иных объяснений: скажем, американских негров назвать «маменькими сынками» язык не поворачивается, и поэтому в ход идут идеи по указанию на их низкий интеллектуальный и моральный уровень. (То есть, на то, что они – «быдло».) Однако они подходт хуже: например, оказывается, что разница между «быдлом» и «небыдлом» почти неуловима. В том смысле, что те же американские «реднеки» - якобы противостоящие BLM (именно «якобы») – традиционно всегда относились к данной категории. А теперь их приходится включать в «столпы режима», т.е., «разумно ведущих сограждан». Поэтому данная градация оказывается весьма условной, в результате чего, опять-таки, приходится переходить к идее «инфантильности» современных поколений. Дескать, нынешние хипстеры и метросексуалы настолько «духовно слабы», что любая несправедливость приводит их в возмущение. А вот «настоящие люди», очевидно, способны с легкостью переносить любые унижения. Как любят говорить сами «охранители»: «нас е…т, а мы крепчаем».

* * *

Правда, в реальности оказывается, что как раз с ними указанное патриотическое действо – в переносном смысле, конечно –и не совершается. В том смысле, что очень часто – а точнее, практически всегда  – эти самые «защитники текущего режима» занимают весьма неплохие места в созданной этим режимом системе. Нет, это  не обязательно места госслужащих, и уж тем более, места платных пропагандистов – зачастую это успешные бизнесмены, преподаватели в ведущих вузах или, скажем, высокооплачиваемые специалисты. Которые получили хорошее советское или постсоветское – преподавательский состав и программы оставались преимущественно советским, по сути, до середины 2000 годов – образование. А главное – они успели, в той или иной мере, к «шапочному разбору», сиречь, к завершению общественной перестройки, происходившей в нашей стране в 1990-начале 2000 годов.

Да, разумеется, олигахами тогда стали единицы, но вот обрести вполне сытое и стабильное место в жизни некоторым, все же удалось. Причем, под последним можно подразумевать не только чиновничью «синекуру», но и – как уже говорилось – упешное положение профессионала. Тем более, что большая часть тех, кто «не вписался в рынок» - куда можно отнести основную часть населения страны того времени – банальным образом невписалась и в «медиапространство». (Ну да: пользование компьютером еще в 2000 было признаком определенной «элитарности мышления».) И, в лучшем случае, сейчас сидят в «Однаклассниках» или на кулинарных пабликах ВК. (В худшем же глушат водяру или дешевый пивас перед телевизором, а то и вообще, обрели «постоянное место дислокации» на усиленно растущих кладбищах.)

В более «молодых» же поколениях, понятное дело, ситуация иная. В том смысле, что Интернет для них такая же обыденность, как для «старших» - телевизор, и поэтому «неуспешных и обинтернеченных граждан» среди них, разумеется, на порядки больше. Почему уверенность в «благости страданий во имя Родины» - или там еще каких-то «высоких целей» - среди «среднестатистической выборки пользователей» для них выражается гораздо слабее. А вот осознание того, что текущее положение, в общем-то, ничего хорошего им не несет – намного сильнее. В совокупности с указанным выше нулевым уровнем перспектив – то есть, с тем, что никаких «новых постов», «новых должностей» или, даже просто новых рабочих мест для молодых не наблюдается – это автоматически приводит к резкому уровню снижения поддержки текущего положения для данной категории населения.

* * *

Поэтому тут стоит, скорее, удивляться тому, что среди молодежи встречаются хоть какая-то часть сторонников господствующих режимов, что среди нее есть хоть какой-то «позитивный настрой», и что эти представители рода человеческого не рухнули всей толпой в поголовный пессимизм и нигилизм, а, в большинстве своем, пытаются копировать жизнь своих родителей. В том смысле, что пытаются работать, заводить семьи, воспитывать детей и даже выполнять свой «гражданский долг». (Начиная от службы в армии и заканчивая походом на выборы.) То есть, в действительности аномальной является именно «нормальное поведение» по отношению к нынешнему деградационному социуму, а не выступлению против последнего.

Впрочем, человеческое сознание есть вещь пластичная и приспосабливаемая, в общем-то, ко всему – хотя именно отсутствие перспектив в будущем есть самая разрушительная для него вещь. Да и массированная пропаганда «стабильности и процветания» - которые ведут текущие власти – в общем-то, имеет определенное значение. (Хотя и не такое абсолютное, как кажется некоторым.) Поэтому фактическое число бунтарей сейчас минимально – хотя и больше того, что наблюдалось лет десять назад. И сами по себе бунты – как уже говорилось –опасности для общества пока не представляют. В том смысле, что если реальной опасности «майдана» - т.е., раскола элит – нет, то никаких изменений эти самые бунты произвести не способны.

Но об этом – т.е., о роли подобных выступлений в социодинамических процессах – надо будет говорить уже отдельно. Тут же, закрывая сказанное, можно только сказать, что пресловутое обвинение бунтующих в «неконструктивности», и уж тем более, признание их «недостаточно дееспособными» - чем, по сути, и является обвинение в «инфантильности» - в действительности не имеет никакого отношения к реальности. И, по сути, лишь затемняет ее понимание, равно как и понимание того, что нужно делать с нарастающими проблемами. Впрочем, в связи с тем, какую роль играют «охранители» в мире, это, по сути, даже к лучшему…

Tags: классовое общество, общество, постсоветизм, правое мышление, текущее
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 89 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →