anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Отчуждение и коронавирус. Часть вторая

На самом деле ситуация в Италии выглядит необычно только на первый взгляд. В том смысле, что может показаться, что в период с начала февраля и до начала марта в стране произошел «коронавирусный взрыв». Однако на самом деле ничего подобного не было – было обычное распространение заболевания, которое до того никто особо не фиксировал. Напомню, что в Китае сверхординарные меры были приняты еще в декабре, однако китайские туристы при этом спокойно рассматривали итальянские достопримечательности, принося деньги музеям и ресторанам, а заодно – распространяя  SARS-CoV-2 среди местного населения. (Как это обычно происходит при других «гриппоподобных» заболеваниях.) И никто – включая эпидемиологическую службу – об этом особо не «парился».

Однако затем случилось то, что должно было случиться в условиях той «перегретой» информационной обстановки, которая была тогда в мире. (Напомню, что почти во всех СМИ и блогах господствовали «картинки» из Китая, изображавшие «инфекционную катастрофу».) В том смысле, что информация о «страшной заразе» - которая прямо выводилась из китайской борьбе с коронавирусом – заполнила все итальянское общество. И поэтому первые известия о начале заражений в стране – известия совершенно ожидаемые и совершенно некатастрофичные с т.з. здравого смысла – привели его (общество) в состояние паники. Ну, в самом деле: в КНР врачи противочумные костюмы носят – значит, речь идет о каком-то аналоге чумы.

Разумеется, бездействовать – в смысле, надеяться на стандартные «противовирусные» процедуры (как это логично вытекало из имеющихся данных) – оказалось невозможно. И поэтому правительство решило действовать «на опережение». А именно – оно, во-первых, определило помещение всех коронавирусных больных в «специальные госпитали», а, во-вторых – определило классификацию таковыми всех, кто имеет хоть какие-то признаки простуды. Почему так получилось, думаю, всем понятно. В том смысле, что вникать в ситуацию чиновники не привыкли, а вот реакция на медиаповоды – напротив, давно уже стала нормой.

* * *

Поэтому никто даже не подумал о том, что пресловутых «специальных госпиталей» в стране нет: за несколько десятилетий неолиберальных реформ тут умудрились сократить больничные койки более, чем в три раза. Причем, «под нож» попали в первую очередь инфекционные лечебные учреждения. (Ну, вот так повезло стране – в последние лет двадцать тут не было серьезных вспышек инфекционных заболеваний.) В результате получилось так, что люди помещались в учреждения, не оборудованные специальными мерами для предотвращения распространения болезней. А если учитывать то, что пресловутые «вирусные тесты» к этому времени были еще в дефиците, то можно понять, что данные «госпитали» очень быстро превратились в свою противоположность – в места массового заражения всевозможными инфекциями. (И да – то же самое, только в еще большей степени, относилось и к врачам. Кои просто не умели работать с защитой для подобных заболеваний.)

Впрочем, для больных эта самая проблема с инфекционистами – а точнее, с их отсутствием – имела и еще один неприятный аспект. В том смысле, что итальянские медики слабо представляли, как лечить подобные болезни. С учетом же совершенно противоречивой китайской информации – еще раз напомню, что в КНР, судя по всему, воспринимали COVID-19, как вариант «биологической атаки», со всеми вытекающими последствиями, в том числе, и информационными – это приводило к тому, что огромное число пациентов не получали подлежащего лечения. В лучшем случае. (О худшем умолчим из-за этических проблем.) Скажем, ту же проблему с вызываемыми вирусом тромбами – о которой, судя по всему, китайцы знали уже в январе – тут просто не рассматривали, делая акцент на пресловутых «вентиляторах». (Кстати, уже в январе-начале февраля проскакивала информация, что те же китайские медики установили, что поголовное помещение больных коронавирусом на ИВЛ то ли бесполезно, то ли вообще, вредно. Это так, к слову.)

Собственно, именно все это в совокупности с солидным возрастом многих заболевших и дало тот самый, «первоначальный» рост умерших. Который – в полном соответствии с ситуацией – вызвал дальнейший рост «чрезвычайных мер». Последние, понятное дело, копировались с Китая – точнее сказать, с того образа Китая, который был доступен через СМИ. (О «биологической войне» тут, понятное дело, не было даже намека.) Правда, в отличие от КНР, где совершенно рационально – в полном соответствии с протоколами гражданской обороны – изолировали «зараженный» город, итальянские чиновники накрыли «медным тазом» всю страну. Почему – понятно: в отличие от Китая тут главной причиной действий был не страх перед распространением болезни, а опасение чиновников за свои должности. Поэтому пресловутая «самоизоляция» - а точнее, еще «карантин», поскольку данного слова еще не придумали – охватил страну подобно пожару. (Поскольку чиновник, который не сделал бы этого, оказался бы в «глазах общества» убийцей – с полным завершением его карьеры.)

* * *

На самом деле некоторые моменты этого «карантина» были бы достойны просто черной комедии. Например, в стране был введен… запрет на похороны. Точнее, покойника могли похоронить – но без церемоний, в «рабочем порядке». Однако в Италии как раз «последнее прощание» имеет очень большое значение, и поэтому родственники умерших… просто перестали их хоронить, оставляли в моргах «до лучших времен». Что совершенно закономерно привело к переполнению последних. О том, что значил этот факт, думаю, говорить излишне – можно только упомянуть, что в марте-апреле этого года пресловутые «переполненные морги» стали одним из основных механизмов, приведших к эскалации «ковидури».

Которая быстро перекинулась через итальянскую границу – впрочем, указанные проблемы оказались «интернациональными», так же, как «интернациональным» было указанное «медичиновное» устройство государств. (Т.е., система, где управление осуществляется чиновниками, принимающими решение под воздействием СМИ и блогов.) Поэтому практически один в один итальянский путь был пройден в Испании или Франции, а фактически – во всем мире. Н а этом фоне последней «вишенкой на торте» стало объявление ВОЗ пандемии в середине марта. Точнее сказать, «объявление» ВОЗ «пандемии», поскольку данная организация формально никакой пандемии не объявляла, ограничившись тем, что генеральный директор данной организации заявил, что ситуацию с распространением COVID-19 можно «охарактеризовать как пандемию». Надо ли говорить, что это несколько отличается от официальной процедуры, связанной с созывом Генеральной Ассамблеи ВОЗ, куда входит множество врачей-эпидемиологов.

Однако, «обжегшись» в свое время со «свиным гриппом», данная организация не стала рисковать – тем более, что особых признаков медицинской катастрофы в середине марта не наблюдалось. Была, как уже было сказано, катастрофа административная, связанная с уже указанным стремлением  чиновников «ответить на инфоповод» при полном невежестве относительно происходящего. Но с подобным вариантом опасности, понятное дело, никакая организация справиться не способна –напротив, чем больше организаций тут участвуют, тем сильнее распространяется «дурь», больше и нарастает ее «градус». Поэтому неудивительно, что после данного заявления все «национальные правительства» - в смысле, чиновничий аппарат всех стран – оказались перед дилеммой: или попытаться разобраться в происходящем, или  включиться в данный процесс, выигрывая «медиаобраз», но проигрывая, понятное дело, экономику. Но первый пуь озачал неизбежный проигрыш во времени, (поскольку конкуренты и внутри самого аппарата, и снаружи его) не дремлют, и неизбежно будут использовать это промедление в своих целях – а значит, для чиновников был непригоден.

* * *

Поэтому все почти «единогласно» бросились устанавливать развертывать режимы пресловутой «самоизоляции». Которая, во-первых, была никакая не «само» - в том смысле, что людей изолировали принудительно, путем использования государственного репрессивного аппарата. То есть, репрессировали в прямом смысле слова, буквальным образом «загоняли в страх», лишая элементарных гражданских прав.( Вроде права на свободу передвижения или свободу собраний.) А, во-вторых, была направлена не столько на борьбу с вирусом, сколько на создание нужной «медийной картинки». Например, в плане «обработки поверхностей» дезинфицирующими растворами – что для воздушно-капельной инфекции подобного типа есть нонсенс. (Имеется в виду не дезинфекция в больницах или домах престарелых, а мытье улиц, памятников и даже дорог. Да что там дороги – антисептиками обрабатывали даже пляжи, выходить на которые людям запрещалось.) То же самое можно сказать и про запрет на прогулки в парках и скверах, которые ни один эпидемиолог в здравом уме и трезвой памяти не мог бы придумать. Поскольку все это создавало прекрасную картинку «заботы о здоровье» в телевизоре или интернете.

Ну да: если кто помнит пустые города, то может согласиться, что выглядело это крайне эффектно. Наверное, чиновники тогда только потирали руки от удовольствия, поскольку никогда еще иллюстрация эффективности их работы не выглядело столь  зримо. На этом фоне даже очевидные «материальные» прибыли – вроде кратного роста продаж антисептиков, медицинских масок, аппаратов искусственного дыхания и разного рода препаратов – выглядели вторичными. В том смысле, что все это было, конечно, важно для создания пресловутой «самоизоляции» – но по сравнению с «медиачиновным эффектом», не столь глобально. И только ради получения этих прибылей никто бы не рискнул почти полностью «отключать» общество, обрекая экономику на многотриллионные (!) потери. (Которые на несколько порядков превосходят все «приобретения», получаемые от продажи масок.) Поэтому не стоит считать «ковидурь» каким-то специально спланированным заговором – как это делают некоторые: на самом деле все гораздо сложнее и интереснее.

Но об этом надо будет говорить уже отдельно…

Tags: здравоохранение, классовое общество, кризис 2020, медицина, постсоветизм, техникогуманитарный баланс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments