anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Отчуждение, общество и протесты

После рассмотрения того, к чему же приводит отчуждение в государственном управлении, можно перейти к рассмотрению его роли в жизни масс. И понять: почему же последние оказываются столь подвержены влиянию разного рода «либеральных» деятелей, хотя всем понятно, что этот самый «либерализм» приводит только к ухудшению их положения? Да, именно так: обычно считается, что выходящие под «знаменами либеральных протестов» люди являются клиническими идиотами. В том смысле, что они обладают поразительным свойством не задумываться о том, бывали ли до этого похожие ситуации, и к чему они привели. Но на самом деле данное положение неверно.

«Охранители» вообще любят все объяснять проблемами с неадекватностью своих оппонентов, поразительным образом соединяясь в этом с … «либералами». Кои так же предпочитают утверждать, что все те, кто не поддерживает «либеральные ценности», является интеллектуально недоразвитым, поскольку общеизвестно, что «свобода лучше, чем несвобода». Впрочем, Бог и с теми, и с другими – тут речь идет совершенно об ином. А именно – о том, что в действительности, конечно, среди протестующих подобные невежественные типажи встречаются, но только ими данное множество не исчерпывается. В том смысле, среди людей, выступающих за «цветной» сценарий, оказывается немало вполне адекватных личностей. Так было во время разрушения СССР. Так было на Украине во время «евромайдана». Так происходит сейчас в Белоруссии. (Где «цветной революции» нет, однако множество элементов ее наблюдается.)

* * *

Разумеется, возникает вопрос: но как? В смысле: что же заставляет всех их поддерживать ультралиберальные, националистические или русофобские (для бывших «союзных республик») лозунги? Однако никакой проблемы с ответом на него нет: данный феномен однозначно связан с тем же самым явлением, что и катастрофическое поведение властей. А именно – с отчуждением. Дело в том, что практически каждый человек в современном мире существует в условиях жесточайшего отчуждения. Причем, во все окружающих его сферах.

Во-первых, это отчуждение от своего труда – с ним, думаю, всем понятно. В том смысле, что современный работник занимается исключительно выполнением неких формальных операций – причем, это касается и рабочего на конвейере, и менеджера в офисе. Во-вторых, это отчуждение от государства: как уже не раз говорилось, для подавляющего число людей сейчас государство выступает внешним и опасным фактором, который исключительно репрессирует и подавляет его. (То есть, регламентация давно уже вышла за пределы заводских цехов, пронизав всю жизнь нашего современника – в некоторых странах даже, простите, смывать унитаз можно только по правилам.) В-третьих, это отчуждение от своего окружения – т.е., соседей, коллег по работе, и даже родственников. О данной проблеме, кстати, надо будет говорить уже отдельно, поскольку она так же очень важна для понимания текущей социальной динамики. Тут же можно только кратко сказать, что в современном мире, подчиненном всеобщей конкуренции, любой контакт может рассматриваться, как взаимоотношение с потенциальным врагом. Который способен в любую минуту «посидеть», вырвать ценный кусок и даже уничтожить.

Подобное всеобщее отчуждение, не оставляющее человека даже дома – скажем, в отношении между супругами или между родителями и детьми сейчас все чаще существуют те же самые конкурентные отношениями, что и в «большом обществе» – вряд ли может рассматриваться иначе, как положительный фактор. Точнее – оно является крайне неприятным и травмирующим явлением, наполняющим жизнь разумного существа страданиями. И вдруг – возникает совершенно иная возможность бытия. Возможность, где не надо бояться соседа, поскольку он видит своей целью не ваше уничтожение, а уничтожение того самого, «внешнего» государства. Подобное положение оказывается очень большим искушением, отказаться от которого крайне сложно.

* * *

Разумеется, тут сразу же стоит сказать, что данное уничтожение отчуждения выступает кажущимся, что оно может работать только на ограниченных временных интервалах, и что связанная с ним деструкция несомненно делает мир только хуже. Все это верно. Но верно и то, что для задерганного бесконечной враждой и одновременно – бесконечной регламентацией – нашего современника, сама возможность хоть на миг оказаться в теплой и невраждебной среде часто выглядит настолько привлекательной, что он готов сознательно забыть все вышесказанное. Ну, в конце концов, все же знают, что жирная пища, алкоголь, табак и прочие наркотики вредны – но много ли людей находят в себе силы отказаться от них? (Кстати, эти самые «вредные привычки» так же имеют прямое отношение к текущему сверхотчуждению – но об этом, понятно, так же надо вести речь отдельно.)

Поэтому когда возникают пресловутые протесты – не важно, инспирируются ли они сознательными действиями элит или же порождаются исключительно ошибками последних, их неспособностью справиться с возросшей сложностью общества (как это говорилось в прошлом посте) – то они вовлекают в себя огромное количество совершенно посторонних людей. Не потому, что этим людям нравится «программа» протестантов: как правило, ее мало кто вообще читает, поэтому так «хорошо работает» либералистическая концепция «за все хорошее против всего плохого». (Кстати, это действует и «по другую сторону» - скажем, знаменитый «План Путина» имеет ту же природу.) А потому, что в толпе, протестующих против… да не важно чего, они чувствуют себя «среди своих», в то время, как государственные служащие (включая полицию) всем своим видом напоминают об «обычном», отчужденном состоянии.

Кстати, именно поэтому подобные протесты, прежде всего, охватывают молодежь. Которая в силу своего положения оказывается максимально зависимой и отчужденной в современном мире. (У нее практически нет своей собственности, нет устойчивого положения в обществе, опыта работы и т.д.) На этом фоне политические и даже экономические последствия подобных акций уходят далеко на второй план, а «ожидаемые потери» выглядят гораздо менее существенными, нежели у представителей более старших поколений. (А некоторые из них – скажем, та же декоммунизация или прославление нацизма – для молодых вообще ничего не значит: для них все эти символы гораздо менее реальны, нежели эмблема «Макдональдса», где им предстоит работать.)

* * *

Разумеется, подобное положение не может быть названо сколь-либо положительным – наоборот, оно несет очень и очень неприятные последствия для современного человечества. Но от этого оно не становится менее реальным – т.е., не замечать указанной проблемы, делая акцент на уже не раз описанной «разрушительности протестов», было бы странным. (Хотя множество левых именно так и поступают.) Равно как странным выглядит неучет данного фактора в плане организации левыми своей деятельности. Самое же главное – стоит понимать, что именно указанный момент, а вовсе не некие «хитроумные уловки» тайных организаторов оказывается критичным в плане создания пресловутых «народных толп» при «цветных революциях». Другое дело, что эти самые «толпы» используются их организаторами в своих целях – но это уже совершенно иная история…

P.S. И еще: стоит сказать, что в падении СССР – по крайней мере, на конечном этапе данного процесса – указанный фактор сыграл очень большую роль. В том смысле, что прекращение развития низкоотчужденных форм существования – и, в первую очередь, производств с низким уровнем отчуждения труда – которое случилось в нашей стране в конце 1960-1970 годах, в действительности оказалось катастрофичным. Равно, как катастрофичным оказался отказ от развития «низовой активности» - прежде всего, среди молодежи – со стремлением создания некоего «управляемого», технократического общества. (Где власть обеспечивает народ всем необходимым, а он за это поддерживает ее во всех начинаниях.) Итог данного решения был очень и очень печален… Впрочем, данный момент – это уже совершенно иная тема.

Tags: общество, постсоветизм, социодинамика, теория инферно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments