anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Чаша «Генуя» и другие ужасы советского режима

В процессе обсуждения «отравления Навального» и его страданий «в этой стране» всплыли фотографии  больницы скорой помощи в Омске, в которой оказался оппозиционер после снятия с самолета. Само собой, с комментариями о том, что жить в подобных условиях оказывается невозможным, что «в Европе все по другому» и т.д. Особенно ужаснул блогеров туалет лечебного заведения: чуть ли не в каждом первом сообщении на тему «омской больницы» фигурировало именно это место. Особенно ужасала блогеров т.н. «чаша Генуя», она же «турецкий унитаз» - т.е., унитаз, предполагающий сидение на корточках при пользовании им. Подобный тип организации «отхожего места» вызвал у них необъяснимый и  непонятный на первый взгляд ужас. Связанный с тем, что «это ужасный совок».

При завершении третьего десятилетия после гибели СССР подобное обвинение звучит забавно. Особенно на фоне того, что давно уже стало понятным, что ничего хорошего для большинства данный процесс не принес. И, в целом, жить стало только хуже. Однако несмотря на это до сих пор любые проблемы современной РФ (для примера) для определенной категории людей оказываются связанными с «совком». Сиречь – с тем, что тут когда-то существовал СССР, Советская власть и социализм. Более того, именно этот факт показывает, что т.н. «русофобия» имеет в своем основании именно «советофобию» - т.е., Россию и русских ненавидят именно за то, что тут «совок» и «совки».

* * *

Впрочем, о данном моменте надо будет говорить уже отдельно. Тут же – возвращаясь к тому, с чего начали – хочется обратить внимание несколько на иное. А именно – на то, что в советское время пресловутая «чаша Генуя» действительно широко применялась для оборудования общественных уборных. Так что в данном случае «отсылка к совку» - как это не удивительно – действительно имеет смысл. Равно, как верно и то, что пользоваться им гораздо менее комфортно, нежели унитазом в привычном для нас понимании.  Вопрос в другом. В том, откуда же появился этот «туалетный ужас либералов»? От бедности и недоразвитости? (Как неявно полагается в представлении указанной категории.)

Как не странно это прозвучит, но нет. В том смысле, что сама установка «чаши Генуя» по своим затратам мало отличается от затрат на установку классического унитаза. Скорее, наоборот – она требует определенных строительных работ по подготовке подиума и монтажа на него. (В то время, как «обычного белого друга» достаточно воткнуть в канализационную трубу.) Поэтому тут стоит вести речь о совершенно обратном. О том, что в СССР, по каким-то причинам, решили избрать более затратный путь обеспечения населения устройствами для личной гигиены. Видимо, для досаждения «либеральной интеллигенции»…

Впрочем, на самом деле все просто: дело в том, что еще лет сорок назад большая часть населения страны происходила из деревни. Где пресловутое «оправление естественных надобностей» происходило исключительно в «позе орла» - сиречь, сидя на корточках над выгребной ямой. И попав «в цивилизацию» -т.е., в места, оборудованные централизованной канализацией – они продолжали следовать данной привычке, забираясь на унитазы с ногами в сапогах. Что, в свою очередь, было и неудобно, и опасно с т.з. порчи сантехнического оборудования. Поэтому-то и приходилось применять пресловутую «чашу Генуя» - по крайней мере, в общественных местах. Разумеется, никаких проблем от этого для основной массы населения не было – скорее наоборот. (Напомню, что еще в 1970 годы порядка 70% людей имели деревенское происхождение). Более того, данный способ, э-э-э, времяпровождения, выглядел гораздо гигиеничнее по понятным причинам.

* * *

Но вот те, чье детство прошло в комфортабельных городских квартирах, чувствовали себя неудобно. И кляли «проклятый совок» последними словами, не понимая, что  проблема тут не в нем – в смысле, не в политике властей и социальном строе – а в указанном делении населения страны на условный «город» и условную «деревню». (Условные потому, что т.к. большая часть городов до 1960, а порой и до самых 1980 годов жила «полудеревенской» жизнью.) Причем, разница между ними была больше, нежели разница между городской и сельской жизнью в других развитых странах. Ну, и разумеется, нет особого смысла говорить о том, что данное «сверхразделение» не было результатом деятельности Советской власти, а досталось ей от исторической России, как таковой.

Более того. весь советский период происходило активное преодоление этого «сверхразделения», но из-за его величины, а так же из-за крайней инерционности социодинамических процессов подобного рода, сделать это удалось только к самому концу существования страны. А точнее, достичь более-менее приемлемого единства в плане образа жизни сумели уже после гибели СССР – где-то в 2000 годах, причем, ближе к их концу.

Это, разумеется, не означает, что советский путь преодоления различий в обществе был неэффективен – наоборот, он продемонстрировал необычайную до того скорость, сделав это буквально за пару поколений. (То есть, уже рожденные в 1960-1970 годах являли собой «индустриальный тип личностей», соответствующих индустриальной основой страны.) Но вот «начальные условия» у СССР были очень невыгодными.. Впрочем, судя по всему, именно это и стало одним из оснований самого перехода страны к социализму – см. теорию «слабого звена», созданную В.И. Лениным. В том смысле, что если бы жизнь тут была поразвитее, то буржуазия смогла бы блокировать развитие Революции, как это произошло в той же Германии. (И, если вспомнить, к чему эта «блокировка» привела в данной стране, то данному факту можно только порадоваться.) Однако проблем, связанных с тем, что указанное «сверхразделение» существовало, это все не снимает.

* * *

Ну, а нам тут наиболее важно то, что из-за указанного качества советской эпохи подходить к ее изучению с представлениями, характерными для совершенно иных типов общества – скажем, общества европейского или современного российского – разумеется, нельзя. Поскольку это приводит к колоссальным ошибкам интерпретации, которые, собственно, сводят все это изучение на нет. А по сути – приводят или к повторению неолиберальных догм о «неспособности социализма к развитию». Или же – к скатыванию на путь «евразийства», идеи некоей «особой советской цивилизации», как ее определил Сергей Кара-Мурза. Что, разумеется, лучше неолиберализма (хотя бы тем, что не производит уже указанной русофобии и советофобии), однако к пониманию реальности так же имеет не большее отношение.

Впрочем, об этом надо будет говорить уже отдельно…

Tags: СССР, история, прикладная мифология, социодинамика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 311 comments