anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

О «дармовой рабочей силе» в СССР

Во время обсуждений советской истории периодически вплывает миф об «дармовой рабочей силе», якобы используемой в СССР. Под последней подразумевается то заключенные, то солдаты, то инженеры с учеными, собирающие картошку, а то, вообще, школьники и студенты, делающие то же самое. Цели у подобных упоминаний бывают разные: например, это приводится в качестве доказательств неэффективности советской экономики, не могущей «потянуть» настоящую оплату труда. (!?) Или же в качестве утверждения об эксплуататорской природе этой самой экономики, не могущей обойтись без студентов и солдат. Наконец, иногда встречается очень странная, но, тем не менее, имеющая своих сторонников в определенных кругах, точка зрения, согласно которой это делалось для унижения населения. Дескать, ненавидили большевики русский народ, и старались всяческие его гнобить и уничижать.

Впрочем, последнее, понятное дело – уже «клиника». В отличие от утверждений о благости «бесплатного труда», которые принимаются каждым вторым – если не каждым первым. (Эту идею принимают даже многие сторонники СССР, другое дело, что они воспринимают ее исключительно положительно.) Однако так ли это на самом деле? И в плане того, что данная «рабочая сила» была бесплатной, и в плане того, насколько ее использование было благом для страны. Разумеется, нет. В том смысле, что мифическая «бесплатность» в действительности легко оборачивается в весьма серьезные затраты.

* * *

Возьмем тех же солдат, чей труд с т.з. обывателя не стоит ни копейки, поскольку на руки военнослужащие ни копейки не получают. Однако это не значит, что государство на них не тратит денег – ни в советское время, ни сейчас. Дело в том, что само существование военнослужащих в государстве означает наличие там особой военной инфраструктуры, коя во все времена стоила крайне солидно. Например, в том же СССР «образца 1980 года» на оборонные нужды тратилось порядка 20 млрд. рублей. (Это прямые расходы, без косвенных.) На всех военнослужащих – коих тогда приходилось порядка 4,5 млн. человек – это давало порядка 4400 тыс. рублей в год, или 366 рублей в месяц. Немало по сравнению со средней зарплатой в то время. И хотя понятно, что эти деньги не все шли на обеспечение жизни солдат, тем не менее, прямую связь с их существованием они, конечно же, имели.

В том смысле, что вся эта крайне дорогостоящая военная инфраструктура, набитая самым современным оборудованием – начиная с танков и заканчивая ракетными шахтами – требовала для своего функционирования тех самых солдат. Поэтому когда последних  снимали с выполнения своих прямых задач, и направляли, скажем, на ту же уборку капусты, переборку  картошки или строительство пресловутых генеральских дач, то возникал очевидный парадокс. Состоящий в том, что вся военная техника становилась бесполезной. Иначе говоря, вдруг война – а армия на картошке! Причем, касалось это даже пресловутого «стройбата» - поскольку последний нужен был для разрешения именно задач обороны, а не народного хозяйства. (А ведь посылали на «шефскую помощь» и ракетчиков.)

 Разумеется, можно возразить, что подобные вещи становятся возможными при низкой вероятности военного конфликта. Однако в данном случае возникает иная проблема. Состоящая в том, что тогда указанная выше «инфраструктура» становится избыточной. Т.е., огромные деньги в любом случае тратятся на решение совершенно не соответствующей им задачи. (Военнослужащие выполняют работы, которые обычно оплачиваются по самому низкому тарифу.) То есть, никакой экономии подобная ситуация не приносила, и никаким благом не являлась. А являлась, наоборот, дополнительной нагрузкой на экономику страны, допустимой только потому, что в ней та же оборона оказывалась на порядки более дешевым делом, нежели в странах капиталистических. (Хотя, все равно, в абсолютных цифрах крайне дорогой.) Ну, и тем, что созданная система обороны могла эффективно работать и при том, «неучастии» в ней некоторых «элементов», мобилизованных на выполнение хозработ.

* * *

В любом случае, нормальной ситуацией назвать это невозможно. То же самое можно сказать и про студентов. В том смысле, что за обучение в СССР платило государство, и платило не так уж и мало: в 1985 году на одного студента вуза тратилось порядка 1200 рублей в год без учета стипендии. Разумеется, эти затраты были отнюдь не лишними, поскольку впоследствии они «превращались» во множество квалифицированных специалистов, должных «поднимать» государственную экономику. Но это при «нормальном порядке вещей». Тогда же, когда студенты превращались в подсобных рабочих, данные затраты пролетали впустую. Поскольку вместо овладевания нужными для общества знаниями и умениями в этот момент они выполняли самые примитивные операции, доступные даже неграмотному человеку.

Про инженеров и ученых в подобном аспекте и вспоминать смешно. В том смысле, что тут все более, чем очевидно: а именно, эта самая «бесплатная рабочая сила» за свой труд получала… свою нормальную зарплату. Которая была намного выше, нежели зарплата сельхозрабочих или иного неквалифицированного персонала. Поэтому можно сказать, что в данном случае государство «топило печь ассигнациями» и «забивала гвозди микроскопами». Но приходилсь делать именно так, поскольку иной свободной рабочей силы в стране не было. (Экономика СССР развивалась весь период своего существования, за исключением 1991 года. Поэтому со свободными рабочими руками тут был очевидный дефицит.)

В любом случае нетрудно понять, что возможен был такой  вариант – т.е., использование в качестве разнорабочих солдат, студентов или «мээнэсов» - только как временное явление. Которое было допустимым только при условии, что в будущем оно окажется замененным на более эффективные способы решения проблем. Т.е., на повышение уровня механизации и автоматизации проблемных отраслей – скажем, в том же картофелеводстве на замену пресловутых «копалок» специальными картофелеуборочными комбайнами. Причем, это процесс уже шел – в середине 1980 годов в стране производилось до 8 тыс. подобных комбайнов в год. Но на тот момент этого было недостаточно, поэтому приходилось довольствовать указанным выше паллиативом.

* * *

Ну, и разумеется, об иной альтернативе указанному явлению – т.е., о создании в СССР обширного слоя низкооплачиваемых и дешевых низко квалифицированных рабочих, вроде современных гастабайтеров – тогда даже речи идти не могло. И потому, что подобный слой был еще более невыгоден стране, в которой наблюдался очевидный дефицит рабочей силы. (Особенно с учетом сезонности потребностей в данном труде.) И потому, что СССР вплоть до самого конца своего существования оставался государством, которое всячески старалось увеличить уровень жизни граждан, поэтому сама мысль о том, что какая-то их категория должна быть обречена всю жизнь оставаться «бедняками» была в ней неприемлемой. Но об этом, понятное дело, надо говорить уже отдельно.

P.S. Про нерентабельность труда заключенных я уже писал в одном из своих постов, поэтому повторяться тут не буду. В любом случае понятно, что для него проблемными выступают так же высокие «сопутствующие затраты» в виде охраны и администрирования, которые обесценивают весь результат.

Tags: СССР, история, постсоветизм, прикладная мифология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 704 comments