anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

О сути войн в свете армяно-азербайджанского конфликта

На самом деле, при массе совершенно очевидных негативных последствий, «карабахский конфликт» - а точнее, его «распечатывание», происходящее в настоящее время – имеет и один достаточно полезный результат. А именно: он прекрасно показывает истинную сущность войны в империалистическом мире. Впрочем, можно сказать более широко – в мире классовом вообще.

Дело в том, что на постсоветском пространстве до сих пор еще широко распространенным – если не единственно возможным – выступает понимание военного конфликта, отсылающее, в общем виде, к Великой Отечественной войне. То есть, к войне Третьего Рейха с Советским Союзом. Надо ли говорить, почему это происходит. Если кто не понимает – так это происходит потому, что Великая Отечественная война, фактически, выступила «моментом истины» для нашей страны, затронув почти каждую советскую семью и «перепахав» миллионы человеческих судеб. И, разумеется, показала высокую эффективность советской системы и непревзойденную доблесть советского народа, закончившего данное действо на развалинах немецкой столицы.

Отсюда было бы странно удивляться тому, что само понятие «война» накрепко слилось в нашем общественном сознании с событиями 1941-1945 годов. (Равно как и тому, что именно на данном историческом событии делался – и продолжает делаться – основной акцент со стороны государственного руководства.) Однако при этом  упущенным оказывается очень важный момент, состоящий в том, что данный военный конфликт – при всей своей эпичности – был очевидно аномален относительно всех остальных войн в человеческой истории. В том смысле, что это была война, идущая между бесклассовым (пускай и слабо) и классовым государством. Да, разумеется, Великую Отечественную можно представлять, как один из элементов империалистической Второй Мировой войны – что, собственно, и делалось изначально западными исследователями. (А теперь делается и отечественными.) Но данное представление является неверным.

Поскольку в реальности ситуация была, скорее, обратной: это Вторая Мировая – т.е., столкновение между ведущими империалистическими державами – было, скорее, «приложением» к «Великому Крестовому походу на Восток». Поскольку именно уничтожение «большевистской диктатуры» рассматривалось Гитлером и его окружением, как основной способ совершить передел мира, не «вползая» в кровопролитную и долгую войну с иными империалистическими хищниками. (Прежде всего, Британией и США.) В том смысле, что последним предполагалось лишь несколько «дать по рукам», дабы они сами не решили вырвать у Германии этот лакомый кусок «лебенсраума». (То есть, никакой «войны на два фронта» не предполагалось – Гитлер был не дурак.) СССР же, сам по себе традиционно рассматриваемый, как «колосс на глиняных ногах» - сиречь, как слабое государство, удерживаемое лишь большевистским террором – выглядел исключительно объектом, «едой», победить который не составит особого труда.

* * *

Впрочем, особо глубоко вдаваться в тонкости Второй Мировой войны тут нет смысла – можно только указать на то, что после реального вторжения на территорию нашей страны вдруг выяснилось, что все обстоит совершенно иначе. (Причем, это поняли не только немцы, но и все остальные – с соответствующим результатом.) Поскольку наиболее важно для тут то, что из-за указанного данная война для нашей страны действительно имела  очевидные и неоспариваемые этические критерии. А именно: с советской стороны это была война справедливая и конструктивная, ведущая к однозначному улучшению мира после нашей победы. И наоборот – ни одного «аргумента за немцев» нет и быть не может: они были очевидными агрессорами, несущими нашему народу страдания и смерть. Но связано это было исключительно с тем, что СССР был неклассовым обществом, лежащим вне капиталистической мир-системы. (Для других сторон Второй Мировой войны, пусть и бывших союзными нам – скажем, для Великобритании, США, Франции и даже Польши – подобное представление неприемлемо.)

Поэтому можно сказать, что ни к одной другой войне (в нашей и не нашей истории) указанное отношение не применимо. (Речь идет о крупных конфликтах. Колониальные захваты, понятно дело, надо рассматривать отдельно, да и там не все так однозначно.) Даже события 1812 года – при общей схожести с Великой Отечественной войной – являют собой гораздо более «размытую» этическую ситуацию. (Ну да, «Континентальная блокада» и т.д., а не однозначное уничтожение в планах захватчиков.) Что же говорить про иные военные действия, которые, в большинстве своем, представляли собой «продолжение политики иными средствами». Иначе говоря, являлись результатом извечной грызни «власть имеющих» из самых различных стран, которые – увлекаясь единственно значимым для себя занятием в виде дележа имеющихся ресурсов – с легкостью переходили от «мирных» способов выяснения отношений (пошлин, санкций и т.д.) к военным.

Почему с легкостью – думаю, не надо говорить. Ну, а если кому непонятно, то отмечу, что в течение примерно последних двух-трех столетий «хозяева» непосредственно в военных действиях не участвовали, «довольствуясь» действиями массовых армий. Да и до этого уровень риска для тех же полководцев – коими иногда становились короли и князья – был на порядок меньше, нежели для обычных солдат. (И потому, что защита властителей была на порядок сильнее – и в плане наличия «телохранителей», и в плане качества доспехов. И потому, что они – вопреки традиционным представлениям – редко «перли на рожон», находясь в первых рядах.) Поэтому даже поражение редко становилось для «хозяев» фатальным: всегда была возможность перенести возникающие при этом проблемы на плечи своих подданых. Проще говоря, можно было откупиться, увеличив собираемую с народа дань. (И лишь «особо одаренные» - вроде русских князей на Калке – умудрялись понести реальные потери.)

* * *

То есть, еще раз: в подавляющем большинстве войн элита, как правило, ничем не рисковала – ну, за исключением утери возможности дополнительно «нажраться». Поэтому неудивительно, что она так легко (относительно) вступала в военные столкновения, приводящие к огромным страданиям для всех остальных. И изменилось подобное положение только после того, как эти самые «остальные» обрели возможность давления на элиту – сиречь, обрели возможность осознавать и реализовывать свою волю, направленную на свои интересы. Если кто не понимает: о чем речь, то советую погуглить выражение «антивоенное движение», а равно – и то, какие масштабы оно принимало в 1960-1970 годах. (И какие результаты принесло, например, в плане прекращения войны во Вьетнаме.)

Ну, а самое главное: стоит понимать, что данное движение было возможно только потому, что народные массы имели у себя «в рукаве» очевидный «козырь» в виде наличия СССР. Который прекрасно свидетельствовал о том, что может случиться, если «лучшие люди» будут упрямо игнорировать интересы всех остальных. (Само появление СССР было прямо связано именно со стремлением «лучших» вести войну, притом, что народу она несла только страдания.) И поэтому после падения данного государства его роль упала почти до нуля, и сегодня можно, скорее, увидеть митинги за войну, нежели против. Поэтому не стоит удивляться тому, что «солидные дяди» в хорошо пошитых костюмах с легкостью «открывают» все новые и новые конфликты, должны принести им все новые и новые преимущества. Ну, разумеется, не гарантированно принести, но ведь кто не рискует, тот не пьет шампанское?

Особенно при учете того, что за неудачу – как уже было сказано выше – даже в самом худшем случае будут расплачиваться вовсе не они. Равно, как не они будут гибнуть в окопах, не они будут оставаться без крова в том случае, если их жилище будет сожжено, не они будут голодать от того, что все деньги уходят на войну, а не на еду. Так было в далеком прошлом, так было в прошлом недавнем (скажем, во времена Первой Мировой войны), так происходит и сейчас. Ну, а все остальное – это лишь пена, лишь декорации, призванные закрыть указанный ужасный для большинства базис, спрятав его за религиозными, историческими, патриотическими воззваниями. Которые, впрочем, не сказать, чтобы являются хорошей маскировкой, и лишь нежелание множества людей разбираться в сложившейся ситуации приводят к тому, что это хоть как-то работает. (Желая – по крайней мере, на территории бывшего СССР – и дальше оставаться в привычной, но совершенно неадекватной реальности картине мира, где война является собой столкновение добра и зла. Что, как уже говорилось, адекватно только Великой Отечественной войне, и ничему больше.)

Ну, а выводы отсюда каждый может сделать сам. Особенно при учете, что все, сказанное выше, можно отнести не только к «армяно-азербайджанскому конфликту», но и ко всему множеству войн, идущих на нашей планете.

P.S. Разумеется, речь тут идет о войнах межгосударственных. Что же касается войн гражданских – наподобие той, что идет на Украине – то тут дело обстоит несколько сложнее. Но именно «несколько» - в том смысле, что и тут никакой особой сложности в понимании нет. Однако говорить об этом надо уже отдельно.

Tags: 2020 годы, война, история, классовое общество, постсоветизм, социодинамика, теория инферно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 79 comments