anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Урбанизация, СССР и "семь побед современной России"

В прошлом посте  был рассмотрен фильм «Афоня», как иллюстрация примера непонимания нашими современниками социальной динамики советского прошлого. В том смысле, что показывает проблемы адаптации людей во время взрывной урбанизации 1950-1980 годов, когда доля горожан выросла с 0,38 в 1950 до 0,75 в 1990 году. (Если рассматривать трудоспособное население, то указанное изменение будет еще выше.) Причем, речь стоит вести не только о переселении из сельской в городскую местность, но об изменении самого образа жизни. Который от патриархального – характерного для крестьянского индивидуального хозяйства – должен был измениться на модернистский, нужный для индустриального промышленного производства.

Понятно, что гладко пройти подобный процесс не мог, следствием чего стало множество «бытовых проблем», одним из коих было показанное в фильме «Афоня» пьянство. Впрочем, только пьянством они (эти проблемы) не исчерпывались, поэтому весь период данной урбанизации можно рассматривать, как период «становления нового быта» - со всеми вытекающими последствиями. Главным из которых является то, что завершиться это самое «становление» могло только со сменой поколений. Т.е., тогда, когда рожденные в деревне, и «впитавшие» в себя базовые модели поведения «патриархального мира» люди не сменились бы теми, кто родился уже в новой обстановке.

Причем, даже вхождение в жизнь «первого урбанизированного поколения» - т.е., тех, кто был рожден в 1960-1970 годы – оказалось недостаточным. И реальные изменения наступили только после того, как, во-первых, вошло в жизнь «второе урбанизированное поколение» (т.е., лица 1990 г.р.), а, во-вторых, когда люди с «традиционными моделями поведения» начали массово выходить на пенсию. Понятное дело, что случилось это только во второй половине 2000 годов, что и привело к тому, что проблемы, еще недавно выглядевшие «вечными», вдруг стали решаться сами собой. Например, это касается того же пьянства. Напомню, что  еще лет двадцать назад выглядело «вечным проклятием» России, и именно так воспринималось окружающими. И «вдруг» стало исчезать при минимальных затратах на борьбу с ним со стороны властей. (На самом деле считать действенными те «меры», о коих любят трубить разного рода лоялисты, более чем глупо. Ну, в самом деле, как можно считать, что пьянство победил запрет рекламы, повышение цены на водку и строительство спортплощадок, если все это в советское время принималось не раз, но без результата.)

* * *

Правда, тут сразу же стоит указать на то, что вместо «старых» проблем данный процесс начал приносить новые. Причем, часто такие, по сравнению с которыми то же пьянство выглядит детской игрой. Но говорить об этом, понятное дело, надо уже отдельно. Тут же хочется сказать несколько о другом. А именно: о том, что практически все современные «достижения» - сиречь, положительные отличия современного мира от «мира советского» - в действительности оказываются связанными именно с указанной особенностью. То есть – с завершением урбанизационных процессов и окончательному переходу к «модернизированному миру». К чему, понятное дело, современные власти – да и вообще, наши современники, как таковые – имеют крайне слабое отношение. А вот Советская власть, которая этот процесс «запустила» и реализовала самые сложные и важные его части, напротив, заслуживает очевидного уважения.

То есть, реально наши современники – в очередной, не знаю, даже какой раз –  просто присваивают себе заслуги СССР, при этом нещадно обливая его грязью. То есть, демонстрируя не просто непонимание реальности, а непонимание реальности воинствующее, практически сознательное. (То есть, люди своей волей выбирают жить, руководствуясь мифом, а не бытием.) Вот, скажем, недавно вышла статья господина Ольшанского – одного из «мэтров» российского консерватизма, считающегося наряду с господами Крыловым, Холмогоровым или, скажем, Быковым «новым русским мыслителем» - которая называется «Семь побед современной России»- . И которая выступает чуть ли не идеальной иллюстрацией рассматриваемому явлению. В том смысле, что почти все «победы», кои данный автор приписывает «современной РФ», в действительности являют собой как раз следствие завершения описанной выше взрывной урбанизации. (Исключением является только одна «победа», о которой будет сказано отдельно.)

Сам автор к указанной категории причисляет: «исчезновение так называемого «русского пьянства», «сокращение уголовной культуры», «ценность жизни» (под данной широкой категорией Ольшанский, по какой-то причине, подразумевает сокращение абортов), «конец войны призывной армии», «забытый террор», «вежливость» и «беззаботность». Наверное, на данном перечислении можно было и закончить, поскольку для человека, хоть как-то понимающего действительность, сразу становится понятным, что это даже не «надстроечные изменения», а так, «пена». Т.е., вещи настолько «слабые», что часть из них может быть сметена даже ничтожными – по историческим меркам – событиями. (Скажем, та же «беззаботность» была существенно поколеблена нынешним «коронавирусным кризисом».) Ну, а то, что является более прочным, относится к уже указанному выше завершению урбанизации.

* * *

К этой категории – помимо уже рассмотренного пьянства – можно смело относить то же «сокращение уголовной культуры». Которая – сама по себе – являлась скорее фантомом,  к реальному уголовному миру имеющему (слава Богу) малое отношение. И была  порождена  исключительно нехваткой «городской бытовой культуры» у (прежде всего) молодежи. Да, именно так: со сменой образа жизни молодые люди оказывались лишенными возможности перенимать базовые модели поведения у родителей (как это было ранее), поскольку см. выше. (В том смысле, что у самих родителей с этими моделями были проблемы.) И поэтому подростки и молодые люди вынуждены придумывать себе что-то свое, а «уголовная культура» в этом смысле оказалась неплохо подходящей. Прежде всего, потому, что ее носители – пресловутая «шпана» - еще в 1960 годы были в достаточном количестве. Правда, уже в 1970 годы они исчезли, однако созданный фантом еще просуществовал три десятилетия - с учетом известных процессов 1990 годов это не так уж и много. (Причем, если бы 1990 годы «не случились бы», то она исчезла бы еще лет на 10-15 раньше.) Но, в любом случае, это произошло, т.к., даже в фантомном варианте «уголовная культура» имела слишком высокий уровень деструкции для того, чтобы сохраняться длительное время.

То же самое, в общем-то, можно сказать и о «вежливости», и даже о сокращении абортов. В том смысле, что те нехорошие явления, прекращение которых обозначается данными процессами, по сути, были связаны исключительно с тем, что люди не могли быстро адаптироваться к  новой для себя реальности. В рамках которой прежние, «сельские» модели – вроде привычных «скриптов» взаимодействия с людьми или высокого уровня деторождения, сопряженного с высокой детской смертностью (фактически, инфантицида, пусть и замаскированного плохим уходом) – работать не могли. Поэтому они были заменены на некие «заглушки», причем часто менее деструктивные, нежели то, что было раньше – скажем, те же аборты по всем показателям лучше частых родов, сопряженных с высокой детской смертностью, часто организуемой сознательно. (Иголки в голову младенцам, выставление последних на сквозняки, кормление их «жамкой» и т.д.) С очевидным переходом в будущем к более современным и действенным методами «планирования рождаемости».

Так что если что и остается в активе «нынешнего режима», так это исправление собственных – т.е., относящихся к этому же режиму – критических ошибок. К коим можно отнести «исчезновение террора» и «сокращение войн» - под последним, понятное дело, подразумевается исключительно Чеченская война.  Которая при этом являлась и главным – если не единственным – источником террористической активности на территории РФ. Наверное, тут не надо говорить, что указанный процесс имеет прямое отношение к «тем самым» 1990 годам, которые и породили современную РФ – с ее крупной олигархической собственностью и государством, сращенным с последней. (Собственнно, эпитет «олигархическая» и означает данную сращенность.) Другое дело, что Чеченская война, как следствие извечной грызни «крупных собственников» друг с другом (за чеченскую нефть или ее транспортные возможности) оказалась настолько деструктивной, что стала угрожать этому самому олигархическому устройству государства. И поэтому была – пускай и с огромным трудом – устранена. 

* * *

Разумеется, это не значит, что данное изменение не является конструктивным. Однако приводить его, как пример «победы», было бы странным: ну да, ликвидировали собственный «косяк», но не более того. Во всяком случае, восхищаться нынешним мироустройством потому, что он не превратил жизнь в полный Ад – что могло бы быть при условии эскалации Чеченской и иных межнациональных войн, а так же сопутствующей этому эскалации терроризма – вряд ли стоит. Скорее, стоит указать, что данный момент является хоть каким-то оправданием для существования нынешнего режима – но не более того. В основном же стоит понимать, что большая часть конструктивных изменений, наблюдаемых сейчас, оказывается связанными с завершением – или продолжением – т.н. «больших процессов», запущенных в советское время. И к текущим решениям и планам имеющих весьма отдаленное отношение.

В отличие от изменений деструктивных, о которых надо говорить уже отдельно. Равно, как отдельно надо говорит о том, почему так происходит…

Tags: СССР, история, постсоветизм, правое мышление, прикладная мифология, социодинамика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 63 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →