anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Конец Вечности. Часть вторая

На самом деле, главнейший – и чуть ли не единственно важный – вопрос в космических полетах, это вопрос: зачем? В том смысле, что необходимость подобного действа является не просто неочевидным, а очень и очень неочевидным. Ведь, в самом деле, космические полеты очень затратны. И финансово – ракеты стоят дорого. И организационно – они нуждаются во взаимодействии огромного числа производственных предприятий. А что они дают? На первом этапе – ничего. Сразу замечу, что после этого «первого этапа» наступает второй – в котором, например, становится возможной спутниковая связь, точное метеопрогнозирование (в пределах 3 дней) и GPS-навигация. То есть, в конечном итоге человечество, все равно, оказывается не просто в выигрыше – но в выигрыше значительном.

 Однако до этого «второго этапа» надо еще дожить. А уж о возможности получения прибыли от более сложных пилотируемых полетов, а тем более, полетов межпланетных, речи пока быть не может. На этом фоне становится понятным, почему та же Америка «образца 1950 годов» даже при условии наличия системы государственной регуляции экономики – а точнее, именно при наличии системы государственной регуляции экономики – оказалась неспособной к открытию «космической эры». Несмотря на то, что, казалось бы, имела все необходимое для этого – начиная с доступного кредита и заканчивая фон Брауном с компанией. И первыми в космосе оказался СССР – несмотря на, казалось бы, на порядок более тяжелые условия. А американцам пришлось – вот ирония судьбы – бежать и догонять «русских Иванов», пытаясь повторить то, что сделали они.

Причем, делать это пришлось с колоссальными затратами, намного превышающими то, что потратили «Иваны»: скажем, на одну программу «Аполлон» США угрохали 35 млрд тогдашних долларов. (Притом, что атомный авианосец  стоил 1 млрд. $.) А главное – они оказались вынужденными начать значительные изменения в той «гомеостатической» системе балансировки, которая была выстроена в начале-середине 1950 годов. (И которая – теоретически – дожна была дать США века доминирования.) В том смысле, что Штатам пришлось создавать самую мощную «производственную организацию» в свеой истории – NASA. (Выступавшую аналогом советских послевоенных «проектов».),  изменять систему образования, сделав ее более ориентированной на естественные и точные науки, а так же – намного менее элитарной, нежели раньше. (Об этом надо говорить отдельно – тут же можно только напомнить, что сам феномен «хакерства», стоящий у основания современной компьютерной индустрии, вытекал именно из этого )

* * *

На этом фоне «мелочи» - вроде создания производства интегральных схем, открытие тефлона или запуск систем спутниковой навигации – можно даже не поминать. Поскольку и так понятно, что именно «спровоцированное Советами» освоение космоса придало «мировому прогрессу» очень серьезный толчок. Заставив «мир» - сиречь, Запад вообще, и США в частности – выйти из указанного выше состояния гомеостаза, в которое они попытались «залечь» после завершения Второй Мировой войны. (На самом деле таких толчков был несколько, но именно космический был наиболее ярким.) И, в конечном итоге, именно это и стало основанием того «технологического взрыва», которыми характеризовались «Золотые десятилетия». (Причем, технологии тут были не только производственные, но и социальные – вроде борьбы с расовой дискреминацией и равноправия женщин.)

И, наоборот, как только СССР вошел в состояние стагнации – этот момент условно можно отсчитывать с конца 1970 начала 1980 годов – как ввод новых (фундаментальных) технологий фактически прекратился. (И началась – до определенного момента – «обкатка старых» и выжимание из них последних капель.) Впрочем, о подобном моменте – то есть, о воздействии Советского Союза на «весь цивилизованный мир» - я уже неоднократно писал, поэтому останавливаться на этом (пока) не будут. А обращу внимание несколько на иное. На то, что – вне этого советского влияния – «собственное» планирование стран Запада даже в указанном периоде продолжало оставаться гомеостатичным. Что, например, очень хорошо выражено в работах т.н. «Римского клуба» - глобальной аналитической огранизации, занимающейся выработкой долговременных прогнозов и рекомендаций. (Капиталистическому миру, понятное дело.)

Напомню, что этот «клуб» был создан в 1968 году:  времени, которое можно считать началом спадания «Советской тени» и, напротив, «нового выхода» на мировую арену правящих классов капиталистического мира. (Как уже было сказано, этот процесс станет определяющим через десять лет.) Так вот: какими же были цели этого «клуба»? В смысле – какие же прогнозы были сделаны данной организацией и какие же из них последовали выводы? А очень простые: необходимость перехода к «устойчивому развитию». Сиречь – к тому самому гомеостазу, о котором говорилось в «Конце Вечности» Айзимова. Причиной этого было названо «исчерпание природных ресурсов», естественно вытекающее из «неомальтузианской» основы используемых в прогнознировании моделей.

И это при том, что последняя даже на конец 1960 годов выглядела довольно странно, поскольку, во-первых, в это время было уже понятным, что человечество ждет т.н. «демографический переход». (Т.е., резкое снижение рождаемости с одновременным ростом продолжительности жизни и резким же снижением смертности.) А, во-вторых, что развитие науки и техники позволяет на порядок увеличить производительностью труда, с соответствующим «обходом» мальтузианских ограничений. (Что, собственно, и продемонстрировал ХХ век.) Тем не менее, «лучшие умы Запада» - реально лучшие, поскольку «Римский клуб» привлекал к своей работе множество видных ученых – неизбежно пришли к той же самой идеи «ограничения человеческой деятельности», к которой приходили «классовые мыслители» начиная с самой глубокой древности. (Мальтус тут не исключение, а норма.)

* * *

Дело в том, что для «иной альтернативы», в любом случае, требовалось принятие довольно рискованных решений о начале внедрения новых технологий. (Скажем, начало массового развертывания приминения атомной энергии.) Что с т.з. «классических» экономистов было неприемлемо: подобные вещи требовали еще большего перехода к планированию экономики и, что еще более важно, к переходу на «длинные» плановые циклы. (Скажем, развертывание нового витка развития образования – что имеет «характеристический период» порядка 30 лет.) Понятно, что западная элита, и так «зажатая» идущей советизацией мира, подобного развития будущего принять не могла. Ей хотелось обратного: роста конкуренции и усиления эксплуатации масс – т.е., переход к исключительно «коротким стратегиям». На этом фоне работа в рамках «пределов роста» стала единственно возможным.

В том смысле, что принята была концепция  «ужимания» человеческого развития за счет т.н. развивающихся стран. (Понятно, что лишить себя наиболее прибыльных отраслей промышленности американские и европейские «магнаты» не собирались.) Иначе говоря, «каждый регион мира должен выполнять свою особую функцию, подобно клетке живого организма». (Как вытекает из основополагающейся концепции «Римского клуба» - идеи «органического развития».) То есть, не стремиться построить у себя аналог экономики развитых стран – как это было принято до этого. (Иначе говоря, не создавать производства «высоких переделов».) А пытаться встроиться в существующую систему с той продукцией, которую готовы принимать эти самые развитые страны: продаешь нефть – ну и продавай, если есть покупатели. Можешь организовывать туризм –ну и огранизовывай, строй отели и разворачивай индустрию услуг. А уж автомобили-микропроцессоры-самолеты тебе продадут «большие дяди».

Впоследствии эта модель была трансформирована в т.н. «геоэкономику» и глобализм. С его базовым представлением о том, что человечество есть одно большое государство, в котором каждый «регион» выполняет роль «потребного производителя». И, разумеется, получает то, что он обязан получать. В том смысле, что где-то «пишут программы» с фактически 100%  долей прибавочной стоимости. А где-то – шьют рубашки с прибыльностью порядка 1% от будущих продаж продукции. (А где-то вообще ничего не производят – живут на натуральном хозяйстве впроголодь, ну, еще получают какие-то крохи «гуманитарной помощи».) Нетрудно понять, что подобная трактовка «органического развития» буквальным образом выступала консервацией неравенства – и международного, и классового. Ну, и разумеется, оказывалась выгодным исключительно представителям «развитых стран», точнее – наиболее обеспеченным кругам «развитых стран». Пока оказывалась…

* * *

То есть,  попытк осуществления  «несоветского планирования будущего» приводила  именно к тому результату, который Айзек Айзимов предсказал в «Конце Вечности». (А именно: к длительной стагнации и постепенной деградации человечества. В рамках которой даже утрата возможности космических полетов выглядит минимальной из потерь. (А вот возвращение феодальных или рабовладельческих порядков – напротив, оказывается вполне возможным.) И  единственная претензия к американскому фантасту тут может быть только в том, что он мнил свою «Вечность» «внеисторической».  А реальная «Вечность» в виде «Римского клуба» и порожденного им целого спектра «международных и межгосударственных организаций» - вроде пресловутой G-7 или, еще более пресловутого «Билдерберга» - такой возможности не имела. И поэтому неизбежно должна была стагнировать и деградировать вместе со всеми остальными. С соответствующими последствиями в виде ускорения процесса общей деградации с течением времени.

То есть, оказывается, что «несоциалистическая» система поддержания общественной устойчивости является неработоспособной. Даже в том случае, если она заимствует многие элементы социалистической системы – вплоть до идеи централизованного планирования и ограничения конкуренции. Поскольку в подобном виде она и может блокировать «опасности первого эшелона» - вроде биржевых кризисов и империалистических войн – но на их смену приходят «опасности второго эшелона». С которыми она ужэ не работает по определению. Более того – эти самые «второэшелонные» опасности (вроде деградации элит), в конечном итоге, оказываются способными к доведению социосистемы до такого положения, при котором данная «блокирующая система» работать снова перестает. Что, собственно, мы и наблюдаем сейчас по отношению к «Римскому клубу» и порожденному им «глобалистическому спектру».

А причина всему этому… нет, не безблагодатность, а принципиальная невозможность в условиях классового разделения принимать длинные стратегии, а так же – использовать диалектическое представление о мире, которое для этого требуется. Но о данной проблеме будет сказано уже отдельно…

Tags: 1950-1970 годы, СССР, история, техникогуманитарный баланс, футурология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 106 comments