anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Образование и отбор. Продолжение

На самом деле упомянутое в прошлом посте  стремление педагогов к отбору, в общем-то, понятно: на самом деле это экономит много сил. Об этом даже говорить не надо, насколько все очевидно: вместо того, чтобы тратить время и силы на проблемных учеников – которых, в самом идеальном случае, можно только привести к «среднему знаменателю» - гораздо проще отобрать нескольких «способных». Которые и материал усваивают с легкостью, и места на олимпиадах занимают, и проблем с мотивацией не испытывают. Тут и учителю легко, и руководству школы радость, и департаменту образования показатели. И самому ученику, понятное дело, благо – начиная с тех же олимпиадных побед (которые приносят баллы для поступления в вузы), и заканчивая отсутствием взаимодействия с пресловутым «быдлом». (Кое к отличникам относится отнюдь не благожелательно.)

Поэтому если чему тут и можно было бы удивляться, так это учителям, которые придерживались бы противоположной точки зрения – то есть, стояли за всеобщее обучение – если бы, конечно, наличествовали в значительном количестве. В том смысле, что существовали бы не как исторические персонажи – вроде А.С. Макаренко – а как живущие в настоящее время люди. По крайней мере, я лично подобных лиц не видел – ни в оффлайновом, ни в онлайновом общении, ни, даже, в качестве авторов каких-то педагогических материалов. Так что приводимый той же Завацкой топикпастер – если кто помнит, о котором говорилось в прошлом посте – удивления не вызывает. (Другое дело, что есть учителя, которые – как было сказано ниже – смирились с необходимостью всеобщего обучения. И поэтому стараются «вытянуть» тот «материал», который им достался – но и они, в глубине души, рады были бы работать исключительно с лучшими учениками.)

Однако при этом так же совершенно не вызывает удивления тот факт, что при указанном «общем настроении» наше образования совершенно очевидно деградирует. Разумеется, виноваты в этом вовсе не рядовые педагоги – хотя, если учесть тот факт, что департаменты образования следуют, обычно, «общепедагогическим» представлениям – сбрасывать со счета не следует. Впрочем, в данном случае это не важно. Важно то, что концепция отбора, проникая глубоко в «поры» общества, и охватывая большую ее часть, делает свое черное дело со зловещей методичностью. Например, в том плане, что создание т.н. «статусных» школ – т.е., тех самых «школ с отбором» - неминуемо приводит к снижению общего уровня образованности.

* * *

О том, почему так происходит – я уже писал. Поэтому скажу тут лишь кратко: выделение в отдельную категорию «сильных учеников» одновременно приводит и к резкому упрощению жизни педагогов в данных школах. Которые могут прикладывать много меньше сил при получении великолепных результатов. (В свое время я прекрасно наблюдал подобные явления, но по этическим соображениям выкладывать их не буду.) И, одновременно, к серьезному ухудшению работы «обычных» учителей, кои в данную категорию не попали. И вынуждены возиться с оставшимися «дебилами», вкладывая уйму сил, но, практически, ничего не получая. Иначе говоря, зависимость эффективности педагогического труда от вложенных усилий тут оказывается минимальной – что, соответственно, ведет к деградации его характера.

И вот тут проявляется еще один фактор, способствующий деградации – а именно, тот момент, что отбор сейчас идет не только среди учащихся, но и среди «учащих». Ну да: педагогам, конечно, приятно думать о том, что они субъекты, могущие повелевать судьбами «объектов», вверенных им. Но на самом деле это не так – и сами работники образования очевиднейшим образом попадают под тот же всемогущий «фильтр». В том смысле, что – как уже было сказано – «успешным» среди них становятся только те, кому посчастливилось работать с сильными учениками. (Т.е., в особых школах или, хотя бы, в особых классах.) Именно эти представители «педсообщества» получают прекрасные результаты – и соответствующие им премии, гранты и т.д. Причем, как уже было сказано, с намного более низкими затратами, нежели все остальные. Наверное, тут не надо говорить о том, что подобная система вовсе не способствует развитию, собственно, «скиллов обучения», однако вот «скиллы карьеризма» развивает вполне. (И, в конечном итоге, оказывается, что «хваленые» учителя из статусных школ вряд ли могут быть признаны превосходящими в способностях к обучению учителей обычных. В самом лучшем случае.)

Но и на этом проблема не кончается. В том смысле, что тут сразу же возникает вопрос: откуда же берутся «сильные ученики», если педагоги, как уже было сказано, предпочитают отбор? Впрочем, тайны тут нет: во-первых, все же, не все. Сказанное выше относится к «педагогам современным», однако в нашей системе образования полно еще «педагогов несовременных», начинавших работать в советской школе и еще «впитавших» ее нормы всеобщего образования. (Конечно, и среди них были «ренегаты-отборщики», но они не составляли большинство.) А, во-вторых, созданный советской школой широкий слой образованных людей, все еще проявляется через механизм т.н. «ответственных родителей». То есть, родителей, которые занимаются серьезным воспитанием и даже образованием своих детей – по сути, реализуя ту задачу, которую должна решать государственная система образования.

* * *

Кстати, это очень важно: скажем, еще лет пятьдесят назад – а для провинции и сорок – подобный механизм был невозможен. Просто потому, что большая часть родителей имела сельское происхождение, и, вследствие этого, не сказать, чтобы особо высокий «образовательный потенциал». Нет, разумеется, это были люди безусловно, благожелательно настроенные по отношению к концепции увеличения знаний, и поэтому все действия системы образования, направленные на своих отпрысков, воспринимающих с крайней благосклонностью. (В том числе и в плане, «обеспечения мотивации» последних – причем, порой эту мотивацию «вбивали» в прямом смысле слова: ремнем по попе.) Более того – эти люди, выросшие в условиях «пиитета к образованию», обычно старались обеспечить детей всеми имеющимися возможностями для учебы – причем, не только в школах, но и в система допобразования. (Даже пианино покупали, несмотря на протесты соседей.)

Но вот с непосредственный процессом самостоятельной передачи знаний своим детям у них были очевидные проблемы. (Из-за невысокого уровня собственных знаний.) Да и вообще, тесно вникать в образовательные процессы у «того поколения» было не принято, просто потому, что традиционном сельском обществе это явление отсутствовало, а значит – отсутствовали связанные с ним модели поведения. Так что – если брать советскую образовательную систему – то можно сказать, что 99% знаний и навыков тогда давалось благодаря государству. (Нет, конечно, были и «городские родители» - в смысле, рожденные и воспитанные в городе, и даже, порой, имеющие высшее образование – но их число было невелико.)

Однако уже к концу 1980 годов ситуация изменилась. В том смысле, что процесс урбанизации практически завершился, что, в свою очередь, привело к появлению значительной части населения, способной к серьезному занятию воспитанием своих детей. Причем, это явление оказалось заметным даже в условиях значительной деградации общества из-за катастрофы 1991 года – и проявлялось и в 1990, и в 2000, и в 2010. Благодаря чему удалось, в значительной мере, блокировать разрушения образовательной отрасли, связанные с воздействием т.н. «рыночных реформ». (В совокупности с уже указанным наличием учителей «старой закалки», которые так же позволили избежать полного развала образования.) Однако именно этот момент, в свою очередь, позволил «укрепиться» указанным выше «отборщикам» - которые, воспользовавшись указанным явлением, в настоящее время стали практически единственными формирователями мнения «педсообщества».

* * *

То есть, еще раз можно сказать, что современный «педагоги-отборщики» стали возможными только благодаря сделанным в советское время «вложениям». И в виде создания массовой школы, учителя которой до сих пор создают ту самую «массу учеников», из которых можно выбирать «способных». И в виде значительного слоя образованных родителей, которые имеют возможности для самостоятельного развития своих детей. (И которые – как писала Завацкая – могут позволить себе одновременно и лично заниматься образованием последних. И активно вкладываться в еще имеющиеся возможности образовательной системы – водя детей в разного рода спортивные-художественные-музыкальные школы, и тратя на это значительные деньги.)

Но данный ресурс, понятное дело, не может быть бесконечным. Поэтому те же пресловутые «совковые педагоги» уже почти закончились. (У нас в городе, например, это стало очень заметным еще года четыре назад.) И родители уже совсем не те, что еще были лет десять назад: в том смысле, что активная пропаганда идеи «заниматься, прежде всего, собой», сейчас дает свои плоды. В том смысле, что современные мамы с большей вероятностью выберут покупку нового «айфона» вместо траты этих денег на занятие музыкой с ребенком. Или, скажем, потратить свободное время, скорее, на походы в спортзал, вместо того, чтобы сидеть на скамейке в спортивной школе, пока их ребенок там занимается.

Ну, и конечно же, не стоит не учитывать тот перманентный экономический кризис, в котором наша страна пребывает вот уже 30 лет. (И его «активизацию» в последние шесть лет.) На этом фоне если что и стоит ожидать, так это дальнейшую эскалацию описанных процессов. В том смысле, что позиции «отборщиков» будут усиливаться: ведь «средний уровень» просел очень сильно, и продолжает проседать. А значит, единственная возможность показать хоть какие-то результаты, будет состоять исключительно в «отборе лучших». (И среди учеников, и среди педагогов.) С соответствующими результатами. Если же учесть текущую легитимизацию «дистанционки» - коя есть просто прикрытая ликвидация массового образования – то, думаю, прогноз на будущее сделать не трудно.

* * *

Ну, а закончится все это, так же, понятно чем: полной дискредитацией концепции «отбора». С возратом к идее «образования масс» – причем, не только в детском и подростковом возрасте. (А точнее – не столько в детском и подростковом возрасте, т.е., к фактическому воссозданию системы «ликбеза».) Причем, «деэлитаризация» образования тут будет гораздо более жесткой, нежели в первой половине ХХ века – со всеми вытекающими последствиями. (Порой – самыми неожиданными.) Но понятно, что говорить об этом надо будет уже отдельно…

Tags: образование, педагогика, постсоветизм, теория инферно, техникогуманитарный баланс
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →