anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Корейский парадокс в свете социальной динамики

И все же прошлый пост  серии не зря был назван именно «корейский парадокс». Поскольку он был посвящен   именно парадоксу – странному, на первый взгляд, явлению социальной динамики. Которое  состоит в том, что более совершенные системы социальных отношений – скажем, обеспечивающие высокий уровень «новационности» - вполне могут «вызревать» среди довольно  неподходящих для этого условий. (Вроде «кимовской диктатуры».) И наоборот: порой выглядящая чуть ли не идеальной для данного «созревания» ситуация ни к чему хорошему не приводит. (Как это происходит  с «Кремниевой долиной», которая  превратилась в место чистого распила средств.)

Впрочем, о проблемах современного «IT-сектора» надо говорить отдельно. (Поскольку явление это крайне мифологизированное: что стоит только один факт наличия «свободного программного обеспечения». Которое на самом деле оказывается совсем не тем, чем выглядит.) Тут же важно сказать про другое. А именно: про то, что указанная выше парадоксальность на самом деле мнимая. Поскольку в действительности есть один действенный фактор, который, собственно, и определяет возможность зарождения указанных «новационных» или, по другому, малоотчужденных социосистем:  отсутствие частной собственности на средства производства.

Правда, тут сразу же стоит сказать, что это условие необходимое, но не достаточное – в том смысле, что сами по себе новые отношения требуют для формирования несколько более широкие условия. Однако без отмены частной собственности устроить подобный переход не получится никаким образом. (А значит, любые модели, предполагающие «зарождение неотчужденного труда» внутри классовой системы, по любому не верны – см. указанный выше пример с «Кремниевой долиной».) Причина этого проста: частная собственность  неизбежно порождает возможность присвоения прибавочной стоимости, последнее же ведет к росту конкуренции за данную возможность. И наоборот – чем больше стоимости присваивается, тем сильнее становятся конкурентные возможности.

Поэтому подобная система склонна «пожирать» все вокруг – в смысле, вовлекать в свою деятельность любые ресурсы, до которых может дотянуться. Инфраструктурные, человеческие, минеральные, энергетические – ну и т.д., и т.п. Иначе говоря, все начинает не просто продаваться и покупаться, но продаваться и покупаться наиболее активными и имеющими максимальное могущество участниками. В подобном мире позволить каким-нибудь ученым или инженерам (врачам, учителям ets) «заниматься своими делами», разумеется, невозможно: они должны действовать так, как это надо «активным и эффективным». Поэтому, например, во главе отечественных КБ и НИИ неизбежно люди, видящие главной целью деятельности исключительно получение прибыли.

* * *

Это очень хорошо видно по той же российской космической отрасли, которая еще лет двадцать – пятнадцать назад выглядела поразительно неплохо. (Несмотря на тот ужас, который творился тут с финансированием – а точнее, с его отсутствием –  в 1990 годы.) И реально убило (почти) ее не это, а то, что когда финансирование, все же, пошло – туда пошли и «эффективные менеджеры». С соответствующим эффектом. Ну да: решили, что, например, производство космических ракет в подмосковном Королеве – это слишком расточительно с т.з. коммерческой выгоды. И поэтому решили перенести его в Омск, а освободившуюся землю использовать под строительство. (Как стыдливо сообщается в Вики: «Роскосмос» передаст городу территории ряда московских предприятий госкорпорации — в частности, того же Центра Хруничева…»)

В результате чего ракета Ангара-А5, полетевшая в первый раз еще в 2014 году… была «перезапущена» в тот же испытательный полет в 2020 году. Да, именно так: шесть лет ушло на то, чтобы создать эффективное производство уже освоенного (!) изделия в Омске. Думаю, после этого становится понятным, что ожидать особого энтузиазма в плане космических разработок тут не приходится. И хотя до сих пор в российской космической отрасли работают люди, которые сохранили определенные традиции и инженерную школу советской космонавтики – чем наша страна выгодно отличается и от Китая, и от той же КНДР – но перевести это преимущество из «потенциального» и «реальное» в данном случае оказывается невозможным.

И так происходит практически везде: руководство той или иной отрасли, состоящее из людей, имеющих своей целью коммерцию, с железной неизбежностью вытравливает любое отношение к работе, за исключением формального. И, разумеется, приводит к разрушению еще остающихся от СССР методов взаимоотношения между работниками, основанными на неотчужденном отношении к труду. Кстати, многим это нравится: «бардака» меньше становится, и вся работа начинает выглядеть гораздо более аккуратно. Как в стандартном «новорусском» офисе, занимающемся то ли перепродажей, то ли «освоением бюджета». Но конечный результат оказывается крайне печальным, и единственное, что еще спасает положение – так это то, что подобная ситуация наблюдается и у наших «основных противников»: В США и Европе. (Более того – там формализация заходит еще больше, и «специалистов» подбирают уже по гендерным и расовым признакам.)

* * *

В любом случае представить, что в подобной системе начнется формирование каких-либо неотчужденных трудовых отношений («мира Понедельника»), смешно. Вот в советских послевоенных «проектах» это происходило постоянно – несмотря на все «зловещее НКВД», а так же на жуткий дефицит всего и вся, начиная с квалифицированных кадров и заканчивая стройматериалами.  И в Северной Корее происходит, судя по всему, что-то подобное:  несмотря на всю реальную диктатуру Кимов, на все запреты и ограничения, люди занимаются создание новых систем, и весьма эффективно. И даже в  В Китае – где сохраняют определенные анклавы научно-технической деятельности «советского типа» - и то наблюдается что-то подобное. (По той простой причине, что госкапитализм там еще не достиг своего максимального уровня развития. И сохраняет определенные элементы прошлого.)

 Но там, где выбор сделан целиком и полностью в сторону торжества коммерческой выгоды, ничего подобного наблюдаться не может. В результате чего США – страна с астрономическими расходами на тот же космос и фантастическим количеством наработок, сделанных в период «Золотых десятилетий» - находится, фактически, на одном уровне с тем же Китаем. И, к большому сожалению, РФ в данном случае так же оказывается на этой «стороне», хотя еще лет пятнадцать назад была уверенность в том, что она сумеет использовать указанное выше преимущество. Впрочем, о данной теме так же надо говорить уже отдельно.

Тут же – возвращаясь к вопросу об особенностях социальной динамики – можно только еще раз сказать о том, что формирование коммунистических (назовем их прямо) общественных отношений есть достаточно сложное и неочевидное явление. Отличающееся и от наивных представлений «революционистов», думающих, что достаточно взять власть и издать нужные декреты – и наступит благословенное будущее. Но одновременно – и от не менее (а точнее, более) наивных идей «эволюционистов», считающих, что новое общество может зародиться внутри общества «старого», классового. И что следует ждать пока это произойдет – а пока то ли самосовершенствоваться, то ли пытаться создать «коммунистический зародыш» посреди классовых отношений. Так вот - и то, и другое неверно.

Ну, а о том, что верно – для тех, кто не догадался – надо будет писать уже отдельный пост. 

Tags: Российская Федерация, космос, постсоветизм, революция, социодинамика, теория
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 59 comments