anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Что такое «качество звука» и нужно ли оно?

У уважаемого Розова прочитал  про то, что в Великобритании вновь входят в популярность… компакт-кассеты. Правда, в довольно небольших количествах - около 157 тыс. штук – но сам факт этого выглядит довольно забавно. В том смысле, что – в отличие от тех же виниловых пластинок – данный носитель никогда не считался обладающим сколь-либо значимыми преимуществами. Точнее – преимущества тут были, но они относились исключительно к простоте использования: кассеты были дешевы, неприхотливы, относительно долговечны и не требовали дорогостоящего оборудования. (Простейший «кассетник» стоил в советское время чуть больше сотни рублей.) Ну, а качество? А качество в данном случае было вторичном.

Нет, разумеется, встречались и случаи «фанатения» именно по данному типу носителей. Были «особые» - хромоксидные, феррум-хромовые и металлопорошковые – типы лент, которые позволяли несколько увеличить частотный диапазон и устранить искажения. Были специальные схемы лентопротяжных механизмов, способные снизить коэффициент детонации и получить более-менее стабильное звучание, а так же – особые схемы для снижения уровня шума. (Dolby B -шумоподавители.) Поэтому – при особом желании – можно было добиться воспроизведения с кассеты, более-менее сравнимого со звучанием катушечных магнитофонов. (Хотя, конечно, при приложения того же желания «катушки», а уж тем более, пластинки звучали, все равно, качественнее.)

* * *

Однако с появлением – а точнее, с массовым распространением – cd-проигрывателей все перестало быть актуальным. В том смысле, что «сидюк», в любом случае, давал гораздо более качественный звук, нежели самая навороченная кассетная (или, даже, катушечная) система. И при этом не имел недостатков «винила» в виде больших габаритов, высокой чувствительности к механическим воздействиям и малого ресурса проигрывания. Если добавить сюда принципиальную простоту проигрывателей компакт-дисков, то не удивительно станет, что кассеты – да и вообще все носители – очень быстро уступили место «компактам». Поэтому уже во второй половине 1990 годов стало понятным, что аналоговые носители обречены на маргинализацию в бедных странах – где внедрение новых технологий ограничивается способностью населения покупать новые устройства.

Ну, а случившийся в то же время «приход на рынок» Китая – резко уронившего стоимость электронных устройств – устранило и эту причину существования компакт-кассет. (Уже в 1990 годы многие «японские» и «европейские» производители на самом деле собирали свою продукцию в Китае-Тайване.) Ну, а дальше – пошло поехало: бурное развитие цифровых технологий привело к замене «простых» компактных дисков на mp3-диски, затем стало возможным записывать музыку напрямую на жесткий диск компьютера или медиа-центра, на флешки mp3 плееров, и, наконец, просто слушать ее из интернета из различных библиотек. И, как вишенка на торте, в 2010 годах наступил переход от «произвольного» прослушивания к подобранным «по вашим вкусам» электронным интеллектом подборкам.

Кстати, ничего особо удивительного в подобном нет: это, фактически, возврат к 1930 годам с их культом радиопередач. (Кстати, грамзапись в это время была, но не развивалась: даже «электрические граммофоны» стали распространяться лишь в конце 1940 годов, хотя изобретены были гораздо раньше.) Так что упомянутый выше Розов в его мыслью о том, что «цифровой мир приводит к оккупации личного пространства», в данном случае, вряд ли может быть назван правым. В том смысле, что тут стоит вести речь не об «оккупации», а о том, что для большинства потребителей просто не нужно наличие этого самого «личного пространства». По крайней мере, в плане музыки. Т.е., они не ждут от данной области ничего, за исключением заполнения звукового фона. (Возможно с различиями в плане «эмоциональности» прослушиваемого звучания.)

* * *

Однако на этом фоне действительно происходит определенное «возвращение» аналоговых носителей. Но причина этого состоит не в желании «выйти из цифрового рабстсва», а в том, что ценность приобретает само занятие «аудиоманией», становящейся базовой конструкцией «личной идентичности». Иначе говоря, аудиофил рассматривает свою аудиофилию, как некое отличие от окружающих, связанное с его увлечением. И на этом фоне «физические» - а особенно, аналоговые – носители, а так же устройства их воспроизведению, оказываются более, чем подходящими. Просто потому, что они имеют очевидную «вещественность», а зачастую – и реальную сложность использования.

Собственно, именно на этом основан феномен т.н. «теплого лампового звука». То есть, на мифической особенности звучания ламповой аппаратуры, которая имеет некий «невыражаемый» оттенок, отличающий его от звука «транзисторно-цифрового». Разумеется, каждый аудиофил может приводить массу рациональных аргументов в защиту своего увлечения – все эти «интермодуляционные искажения» и поведение аппаратуры при перегрузках широко обсуждаются на специальных форумах. Однако в действительности если это и имеет смысл – то только для людей с утонченным слухом, прослушивающим звук в особо оборудованном помещении. (Часть же «аудиофильских представлений» - вроде уверенности в преимуществе «проводов из отожженой меди» и влияния сетевого фильтра на звук – вообще есть чистый и не имеющий физической основы миф.) Обычный же человек вряд ли будет способен отличить даже hi-fi от hi-end.

То есть, фактически, мир «слушателей» разделился на две категории: основной массы, для которых достаточным оказывается прослушивание «подборок от Яндекса» или еще кого-то – причем, на «капельных» наушниках, получить от которых качественный звук практически невозможно по физическим причинам. И на узкую группу «любителей аудио», для которых чем сложнее и дороже процесс воспроизведения – тем лучше. (Кстати, интересно: почему не вошли в моду патефоны или, даже, роликовые фонографы Эдиссона? Поскольку по сложности использования они могли бы дать фору любым альтернативам.) Реальное же качество звучания – то, которое фиксируется приборами, и которому было посвящено столько обсуждений в 1970-1990 годы – оказывается мало кому интересным.

На этом фоне возвращение кассет – последующее вслед за винилом – выглядит совершенно неудивительным. Хотя, вполне возможно, оно несколько запоздало. В том смысле, что достигнуть размера «винильного бума» продажи кассет вряд ли смогут, поскольку условия жизни в современном мире резко начали меняться, и уже через несколько лет… Впрочем, об этом надо будет говорить уже отдельно.

* * *

Тут же можно только еще раз указать, что описанный выше момент прекрасно иллюстрирует условность любого типа потребления для человека. В том смысле, что в такой, казалось бы, объективно-ориентированной области, как воспроизведение музыки – где все можно (казалось бы) измерить при помощи приборов и понять, что лучше, а что хуже – действительные потребности определяются очень и очень неочевидными вещами. Значительно отличающимися от привычных «технарям» параметром – вроде коэффициента гармоник, частотного диапазона и тому подобному. И в действительности надпись на «шильдике» или цифра на ценнике могут значить тут гораздо больше, нежели то, насколько точно можно скопировать «естественное звучание» музыкального инструмента на тот или иной носитель. (Впрочем, и с самим музыкальными инструментами дело обстоит так же не слишком однозначно.)

Ну, и еще, забавное на указанную тему: если кто помнит позднесоветское время, то помнит и то, что тогда отечественная техника воспринималась исключительно, как «дрова». Однако сейчас вдруг оказывается, что произведенные тогда усилители, акустические системы, проигрыватели и даже магнитофоны вполне могут иметь своих поклонников. Которые вдруг обнаружили, что они звучат лучше, нежели массовая продукция «западных фирм». Разумеется, качественного hi-fi или hi-end это не касается, однако если кто помнит, то в 1980 годах считалось, что любой Sharp, Sony или Philips звучат на порядок лучше всех «Электроник» и «Радиотехник». Причем, вне физических параметров устройства. (Скажем, размера громкоговорителей или типа примененного ЛПМ.) Ну и, разумеется, отваливали за любой аппарат подобного типа огромные деньги.

Более того: на тему «убогости» советской электроники было написано множество статей и постов. В которых, впрочем, доказывалось одно: то, что плановая экономика не позволяет производить качественную звуковоспроизводящую аппаратуру. А вот рыночная… ну, если кто помнит все эти «parasinik» и «ssoni» 1990 годов, которые активно продавались на рынках. Впрочем, ладно – это будет уже совершенно иная тема. Тут же можно только указать на то, что через пару-тройку десятков лет после ликвидации советской (российской) электронной промышленности вдруг выяснилось, что «совок», оказывается, делал что-то приличное. (Вроде усилителей «Бриг-001-Стерео».) И что можно было бы и продолжать выпускать подобные вещи…

Впрочем, как уже было сказано выше, «надпись на шилдике» в действительности значит в плане звучания на порядок больше, нежели все схемотехнические решения, вместе взятые. Ну, а самое главное – как так же уже говорилось – в современном мире даже «Sony»-«Kenwood» давно уже стали прошлым. И – если исключить узкую группу любителей «отожженой меди», покупающих сетевые фильтры по цене средней российской зарплаты – действительная потребность населения в «качественном звучании» прекрасно ограничивается «капельными» наушниками, в которых играет, простите меня, Моргенштерн.

Tags: СССР, история, постсоветизм, потребление, техника, техникогуманитарный баланс
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 267 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →