anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Ответ на вопрос из предыдущего поста - о "факторе Х"

А вот теперь можно дать ответ на вопрос из предыдущего поста . И указать, что же заставляет людей в одном случае уподобляться беззащитным агнцам, способным принять любые ограничения. (Вне того, какие проблемы для них это несет.) А в других – позволяет не просто игнорировать все имеющиеся нормы и правила, но и избегать воздействия имеющегося репрессивного аппарата. (Как уже говорилось, во время «цветных бунтов» полиция в тех же США предпочитает не препятствовать бунтовщикам.)

Этим «фактором Х» является солидарность. В том смысле, что достаточным условием, определяющим то, какую реакцию вызовет давление на граждан со стороны государства (и любых иных сил), выступает их способность солидаризироваться друг с другом. То есть – устанавливать достаточно длительные доверительные отношения. Именно эта способность – или неспособность – и есть альфа и омега любого разделенного общества. То самое «сердце спрута», которое позволяет небольшой верхушке осуществлять властвование над огромной массой.

Поскольку при наличии данного умения даже наличие значительного аппарата подавления не является гарантией подчинения народа. Просто потому, что этот самый аппарат невозможно увеличивать бесконечно, так как он, во-первых, стоит весьма недешево. (В тех же Штатах на одного полицейского тратится порядка 200 тыс. $ в год – а ведь это лишь небольшая часть «затрат на безопасность». Поскольку есть еще национальная гвардия, ФБР, АНБ, ЦРУ и прочие спецслужбы.) Ну, а во-вторых, поскольку слишком мощный репрессивный аппарат может решить сам действовать в своих интересах. Т.е., осуществить переворот, отодвинув от власти финансовых воротил. Именно поэтому, кстати, в т.н. «развитых государствах» опасаются применять армию для подавления внутренних возмущений. (Того же BLM, например.) Поскольку армия тут настолько сильна, что указанный выше пункт вполне может стать реальностью.


* * *


Так вот: указанные особенности, по существу, и приводят к тому, что реальная способность «сильных мира сего» подавлять выступления масс оказывается недостаточной при реально массовых выступлениях. Но этого и не требуется, т.к. этих самых массовых выступлений как раз не происходит: каждый из «людей массы» воспринимает своего соседа, в основном, как конкурента. И поэтому боится его чуть ли не больше, нежели полицейского. Из чего проистекают довольно забавные случае: скажем, во время весеннего «цирка с самоизоляцией» Европа столкнулась с настоящим валом доносов на людей, которые, например, «самовольно отлучались в магазин». (Или – о ужас – осмеливались гулять в парках.) В той же Франции полицейским даже пришлось делать специальное заявление по данному поводу – в смысле, убеждать их «стучать меньше». (Поскольку сил на проверку всех «стуков» просто не хватало.)

Впрочем, тут можно говорить о том, что является причиной, а что следствием. В смысле: готовность «цивилизованного человека» «стучать» по любому поводу определяется имеющимся в обществе недоверием, или же имеющееся в обществе недоверие провоцирует «культуру стука». (Т.е., поскольку устранить любую проблему – начиная от шумной вечеринки и заканчивая распространением наркотиков – проще всего через полицию, то механизмы солидарности не вырабатываются.) Но, в любом случае, подобное общественное устройство выглядит как «подарок властителям». Поскольку оно позволяет последним устанавливать, фактически, любые порядки: как показал «весенний пример», самые нелепые и неприятные «властные указания» не вызывают никакого сопротивления.

Однако есть тут и один «подводный камень». Который состоит в том, что если в подобной системе найдется определенное число людей, способных хоть на какие-то солидарные действия, то они оказываются чуть ли не «неуязвимыми» к имеющейся системе власти. Как те самые темнокожие, которые сумели «поставить на уши» самую великую державу в мировой истории. На самом деле тут все просто: от бунтовщиков потребовались просто не выполнять формальные требования в более-менее «товарном» количестве, а главное – не «стучать». Черный не закладывает черного – и все. Всевластие американской полиции в данном случае просто «кончилась». В том смысле, что против десятков «зачинщиков» она работает прекрасно, против сотни бунтовщиков – более-менее, но против тысячи и более – уже никак. (Ну, невозможно их разом убить из полицейских пистолетов.)

* * *


Поэтому-то пока черные осознают себя черными – они оказываются неуязвимыми. К счастью для государства, подобное происходит не всегда. А точнее – очень редко когда происходит. Поскольку в обыденной жизни те же самые чернокожие ощущают себя, скорее, обычными гражданами – а значит, как было сказано выше, видят в своих соседях больших врагов, нежели полицейские. И поэтому, стоит данным бунтам улечься, выгореть – и бывшие «пантеры» становятся такими же «невинными агнцами», что и все остальные. (Что сейчас и происходит.) Ну, за исключением некоторых представителей молодежи, кои объединяются в банды – но с ними, думаю, все понятно. (А если кому не понятно, то напомню, что для банды главным врагом выступает другая банда – со всеми вытекающими. И обращаться тут «братва, не стреляйте друг в друга», бессмысленно – это системное свойство указанного типа взаимодействия.)

В любом случае, подобный момент прекрасно иллюстрирует одну из самых серьезных проблем, нависших над современным обществом. Которая состоит в том, что имеющаяся «симфония» взаимоотношения граждан/государства в т.н. «развитых странах» является ориентированной на крайне специфическую ситуацию, сложившуюся там во время «Золотых десятилетий». В которой, с одной стороны, основная масса населения обрела, наконец-то, все жизненно-важные блага. (То есть, угроза физическому существованию, тысячелетиями висящая над большей частью людей, исчезла.) А с другой – постепенно затихла классовая борьба, которая последние полтора-два столетия определяла особенности политического взаимодействия. (Почему затихла – думаю, понятно: если нет опасности оказаться в нищете, то нет стимула в развитию активного межличностного взаимодействия. Которое и является основанием для данной борьбы.)

Подобная система выглядит довольно привлекательной. Однако системная устойчивость у нее низкая. Собственно, и появилась то не самостоятельно, а под воздействием мощного внешнего фактора – той самой «Советской тени», о которой было много уже сказано. Поэтому любой «внешний фактор» оказывается способным сломать ее с необычайной легкостью. Еще раз: вспоминаем эпидемию и последующую из нее «самоизоляцию» - коя оказалась подобной самым ужасным вариантам антиутопий. И если бы не страх «властителей» перед выходом на необычную для них роль диктаторов – то неизвестно, чем бы это все закончилось. Но ведь этот страх может и исчезнуть? Да и в качестве «волка в овчарне» COVID-19, если честно, выглядит довольно слабо. Поскольку вполне возможны более серьезные факторы.

Но о них надо говорить уже отдельно. Равно как отдельно надо говорить о способах выхода за пределы подобного общественного состояния, о том, что надо делать для развития солидарных отношений между людьми и о том, когда и как они будут развиваться…

P.S. Кстати, знаменитая европейская «проблема мигрантов» в действительности имеет то же самое происхождение. В том смысле, что для выходцев с Ближнего Востока оказывается достаточным просто не «стучать» друг на друга в полицию по любому поводу – и этим превратиться в фактически «неуязвимую» этническую силу на расслабленном «Старом Континенте».

Tags: 2020 год, США, безопасное общество, закат Европы вручную, классовая борьба, общество, социодинамика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments