anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Конец "демократической утопии" в прямом эфире

Если честно, то писать о событиях в США неинтересно. Ну, в самом деле, все ясно стало даже не осенью, когда Трамп проиграл во время определения выборщиков, причем совершенно очевидно это было сделано путем жестких «натяжек» и подтасовок. Но еще летом, когда по стране прокатилась волна BLM, и стало понятно, что ничего с этой волной американское государство сделать не сможет. Кстати, тут сразу же стоит сказать, что подобные «бээлэмы» не были для США какой-то новостью: бунты «цветного населения» есть «почтенная американская традиция», и, например, в том же 1992 году черные смогли на несколько дней захватить такой большой город, как Лос-Анжелес. Однако, в отличие от прошлого, волнения 2020 года охватили практически всю страну, и пока они не «выгорели», никто с ними ничего поделать не мог.

Разумеется, тут можно сказать, что они были обязаны «перегореть», и что именно ожидание этого и было наиболее рациональным. (И вообще, «мятеж не может кончиться удачей».) Однако все это не важно по сравнения с показанным данным происшествием бессилием государственной машины мощнейшего государства в истории по сравнению с почти безоружными выступлениями незначительной (если честно) части гражданского населения. В том смысле, что – в очередной раз – было установлена неспособность США (пока говорим именно о них) к какой-либо мобилизации. Причем, если коронавирусная инфекция показала это в плане относительного «медленного», но масштабно разворачивающегося процесса, то BLM дал ответ относительно того, как данная социосистема будет реагировать на относительно локальный, но «динамичный» инцидент.

Разумеется, тут не надо говорить, что и в первом, и во втором случае реакция оказалась, во-первых, совершенно не адекватной реальности. А, во-вторых, очевидно запоздалой. Все это поставило перед трамповским проектом «Сделать Америку великой вновь» непроходимую стену: в том смысле, что показало бессмысленность любых мобилизационных мероприятий в данном государстве. (На самом деле это относится не только к США, но разбирам мы, в данном случае, именно их.) Причем, даже не в «реальном пространстве» - на самом деле и до этого действия Трампа не отличались особой последовательностью, а в особенности активностью – но в пространстве «символическом». То есть, стало понятным, что любые попытки изменить течение позднеамериканской жизни окажутся бессмысленными.

* * *

Именно поэтому Трамп – который на самом деле важен не столько, как человек, сколько как персонификация определенного государственного проекта – оказался, как уже говорилось, обреченным. Потому, что «лучшие люди Америки» поняли, что переломить ситуацию, вывести страну вновь на восходящий участок, оказывается невозможным. (По крайней мере, без перестройки всей бюрократической машины.) Посему Трамп с его идеей «Грейтэгейна» оказался выброшенным за пределы существующего «политикума», и его последние полгода существования превратились в затяжную агонию, которую можно было продлевать, но нельзя прекратить. А после того, как Донни получил практически единогласный отказ в судах – несмотря на то, что юридически его обращения было крайне неоднозначным – то дальше «дергаться» для него стало бессмысленно.

Тем не менее, он, все же, решил «дернуться». В смысле, по какой-то таинственной причине, он решил призвать своих сторонников к сопротивлению. Точнее сказать, причина-то очевидная: дело в том, что Трампу необходимо было продемонстрировать свою силу, поскольку в конкурентном государстве только сила имеет смысл. (Все остальное: законность, справедливость, мораль – есть тут вторичная производная от силы.) И он – в отличие от «наших либералов», которые пускают слюни при мысли о «демократичности Штатов», о возможности там решать все дела законно, через суд – все понял правильно. Но сдаться «на милость конкурентов», понятное дело, не мог: подобное действие есть очевиднейшая глупость, ведущая к гибели. (Поскольку если конкуренты почувствуют слабость, то будут бить до последнего: жалости для них не существует.)

И в этом смысле, как уже было сказано, демонстрация своих сторонников могла показаться для Трампа вполне рациональным решением. Нет, разумеется, он даже в самых тайных мыслях подумать не мог о том, что люди под «протрамповскими лозунгами» смогут произвести революцию или, хотя бы, государственный переворот. Поскольку – в отличие от российских «либералов» и «патриотов» - Трамп был прекрасно осведомлен о том, где «делается» американская политика, и как она делается. И о том, что без согласия большей части «лучших людей» на передачу власти никакая масса «народа» не сможет получить даже ничтожной части власти путем «мирных демонстраций», он так же знал. (Собственно, механизм работы «цветных революций» в настоящее время есть секрет Полишинеля, и если человек не понимает, что результат этих «революций» твориться во властных кабинетах, а не на улице, то он либо лжец, либо идиот.) Поэтому «захват Капитолия» с самого начала был, в первую очередь, символическим актом. Призванным показать, что, в случае чего, «антитрампистским силам» придется иметь дело не с одним лишь миллиардером.

* * *

На этом фоне все происходившие 6-7 января 2021 года события вряд ли могли считаться неожиданными. В том смысле, что легкий захват «трампистами» Капитолия не мог означать ровным счетом ничего, кроме, собственно, захвата Капитолия. (Как уже не раз говорилось, общественные здания в США, вообще, периодически захватывают, но это ни на что ни влияет.) Однако, судя по всему, противники Донни особо этим не впечатлились, и вместо ведения переговоров перешли к угрозам. Впрочем, в американской культуре угрозы в качестве предложения – скорее норма, нежели исключение, и вполне возможно, что определенной цели Трамп, все же, достиг. (Особенно если учесть любовь в Штатах к «закулисной дипломатии», часто полностью противоположной «официальной картинке».)

Но даже если этого не случилось, то данный шаг мало чего изменил. В том смысле, что работа американского «политикума», как уже говорилось, определяется совершенно иными вещами. И поэтому «детрампизация США» - т.е., отказ от любых элементов «мобилизационной политики» и переход к концепции максимально долгого обеспечения функционирования крупного финансового капитала и сращенной с ним госбюрократии – продолжится в любом случае.

Впрочем, определенное историческое значение этот самый «цирк с конями» все же получил. Поскольку он еще раз продемонстрировал свидетельство «неработы» буржуазных демократических процедур. Причем, в данном случае, не формальных – на формальные, как уже говорилось, грубо «положили» еще в момент выборов – а, если так можно выразиться, «подконвенкциальных». Т.е., тех, которые до сих пор воспринимались, как «оружие последнего шанса»: дескать, если совсем уж будет невмоготу, и угроза диктатуры станет явной, то вышедший на улицы народ сумеет вернуть все назад. Некоторые – наиболее «упоротые» - сторонники буржуазной демократии еще любят упирать на «народ вооруженный». В том смысле, что вот «в нормальных странах/нормальном обществе» власть не может бесконечно гнобить население, поскольку иначе оно достанет «свои пушки» и устроит этой власти «день стрелецкой казни».

* * *

Так вот: 6-7 января было «в прямом эфире» показано, что даже выход десятков и сотен тысяч человек на митинги не играет никакой роли. Причем, не где-нибудь в Африке или Восточной Европе – а в самой «цитадели мировой демократии». Разумеется, понятно, что нонсенсом это может быть только для человека, исторически невежественного: на большей части человеческой классовой истории массам никто не мешал собираться, да и личное оружие было почти всегда разрешено, но ни к чему особенному это не вело. Тем не менее, все равно, нынешнее грандиозная неудача «трампистов» выглядит замечательно в плане прочищения мозгов. Поскольку она еще раз показала, что сама по себе численность «бунтовщиков», справедливость их требований, и даже возможность применять насилие мало что значит. Поскольку на любое насилие власть всегда может ответить «сверхнасилием» - вплоть до применения тяжелого оружия и авиации. Другое дело, что – как уже было показано тем же BLMом – сама способность власти к экстраординарным действиям достаточно мала. Но именно к экстраординарным, а митинги или захваты зданий – это более, чем ординарные действия.

Выступать же с действительно неожиданными инициативами – которые потенциально способны привести к изменению ситуации – эти самые «буржуазные выступальщики» неспособны. Во-первых, потому, что это требует определенного склада мышления, коих у «трампистов» быть не может по определению. (Я уже не раз писал, что правое мышление – это очень специфический конструкт, который может успешно действовать только в крайне благоприятной ситуации. Например, такой, который сформировали «Золотые десятилетия», и которая сейчас стремительно разрушается.) А, во-вторых, подобные действия возможны только при совершенно ином способе организации протестующих, полностью отличных от нынешнего формата «расслабленной тусы».

Причем, стоит понимать, что и сами «хозяева положения» к действиям подобного рода будут относиться несколько по иному, и что при десятках тысяч (и более) участников отделаться десятком трупов тогда не удастся. Если кто не понимает, почему – пусть вспомнит, что произошло в свое время в сегодняшнюю дату. И почему тогда по безоружным «носителям петиции», идущим с иконами и хоругвями, был открыт огонь. (И да – надо понимать, что царь был отнюдь не дурак, не невежда и не садист.)

В общем, известная химера того, что народ в элитарном обществе может что-то значить для элиты, получила еще один гвоздь в свой гроб. Разумеется, это не значит, что она умерла: на самом деле, сформировавшиеся в 1970-1990 годы мифы слишком мощны для того, чтобы быть отброшенными даже тогда, когда в прямом эфире происходит их очевидное опровержение. В конце концов, «у нас» даже после расстрела Белого Дома танками в 1993 году осталось немало людей, верящих «в демократию». Но, все же, меньше, чем до этого. (Когда таковых было 90% всего общества.) Так и тут: даже феерически бессмысленный «штурм Капитолия» вряд ли охладит любителей «мирных протестов, как исторических событий. Однако хоть как то сместить «общественное сознание» в правильном направлении оно сможет…

Tags: 2020 годы, 2021 год, США, классовое общество, постсоветизм, прикладная мифология, текущее
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 59 comments