anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Конец Глобальной деревни

Кстати, в последние годы рухнула еще одна утопия недавнего прошлого – «Глобальная деревня». Напомню, что под последней подразумевалась некая гипотетическая ситуация, при котором возможным становится «несогласие по всем вопросам». (Т.е., когда мнение самых «маленьких» членов социума приобретает значение, в то время, как ранее имело смысл только мнение «авторитетов».) Именно так определял это положение автор концепции Маршалл Маклюэн в своих выходивших в 1960 годах работах. Впрочем, в обиход это понятие вошло гораздо позднее – тогда, когда массовое развитие систем электронной коммуникации, и, прежде всего, сети Интернет, казалось сделали это предположение реальностью.

О да, это было «романтическое время». В том смысле, что в указанный период – речь идет о конце 1980-1990 годах – очень быстро распространилось мнение, что эпох разнообразных «авторитарных» диктатур прошла, и что теперь нас ждет совершенно иной мир. Причем, надо сказать, что по отношению к этому «миру» - равно как и к любым другим порождениям концепции «конца Истории» - находились различные точки зрения, не обязательно восторженные. Например, считалось, что «глобальная деревня» полностью уничтожит понятие приватности, что все люди будут вынуждены существовать «на глазах» у всех остальных. Или что подобная ситуация полностью уничтожит «высокий вкус», сведя все существующее к интересам «среднестатистического обывателя». (Как будто когда-то было по-другому?)

Причем, что интересно, до определенного времени казалось, что именно так и происходит. И если во времена пресловутого WEB 1.0 вдруг оказалось, что количество людей, желающих создать свой собственный сайт почему-то не слишком велико, то с появлением «вэба второго» ситуация, вроде бы, начала двигаться по направлению к «мировой деревне». В том смысле, что развитие разного рода форумов и социальных сетей пошло очень бурно, и через некоторое время охватило значительную часть населения. Например, тот же Фейсбук к 2020 году достиг уровня 2,6 млрд. пользователей, что при 7,8 млрд. населения Земли выглядит более, чем солидно. Поэтому формально можно сказать, что «глобальная деревня» состоялась. В том смысле, что каждый человек сейчас может организовать информационную связь с каждым. Может…

* * *

Однако ожидаемого перехода количества в качество от этого не произошло. Поскольку пресловутое «несогласие по всем вопросам» - сиречь, возможность выхода за пределы контроля информации некими «авторитетами» - так и не возникло. Скорее наоборот: появившиеся «новые каналы» передачи информации, формально свободные от всякой цензуры, постепенно начали все более «оцензуриваться». Возникли разнообразные «конфликтные комиссии», постепенно перешедшие от разбора взаимоотношений между «юзерами» к превентивному ограничению информации. (Наверное, ни для кого не является секретом то, что тот же Фейсбук может забанить пользователя за любое слово или словосочетание, которое, по каким-то причинам, не понравилось его «контроллерам».)

То есть, можно сказав, что «победив телевизор» - в смысле, заменив традиционное телевещание для многих пользователей – Интернет начал превращаться в его аналог. С господством пропагандистских ресурсов, многочисленными «звездами», которым должны внимать все остальные, и тупой попсой в таких вариантах, что по сравнению с ними и Пугачева с Киркоровым может показаться высоким искусством. Причем, все это происходит при совершенно добровольном согласии пользователей: даже пресловутое самоуправство «цукербриновских церберов» не ведет к оттоку обитателей «мордокниги». В том смысле, что они плачут, давятся – но продолжают находиться на привычной платформе.

Подобный феномен «бегства от свободы» в привычную гавань модерируемых информресурсов, разумеется, требует отдельного рассмотрения. (Тем более, что ничего странного в этом нет.) В данном же посте можно только еще раз засвидетельствовать то, что ожидаемой в свое время «информационной революции» в социальном плане Интернет так и не принес. В том смысле, что он не стал той технологией, которая оказалась способной полностью изменить жизнь людей – хотя, ИМХО, имел для этого все возможности. (Как уже писалось, информационная сеть вместе с широким спектром сопутствующих технологий входит в состав одной из базовых метатехнологий, необходимых для нового типа общества.) Вместо этого Интернет стал «еще одной версией ТВ», т.е., формируемого «свыше» информационного пространства.

* * *

Кстати, это проявилось и в том, что к настоящему моменту господствующим типом контента в сети стал контент визуальный. То есть, практически тот же самый, что ранее на телевидении. С единственным отличием в виде ухудшения качества материала: редкий ролик с Ютьюба может похвастаться уровнем исполнения посредственной телепередачи. (Что, конечно, понятно: над последней работает множество людей с профессиональным оборудованием, а «звезды Ютьюба» часто делают все сами. Но сути это не меняет.) В то время, как изначально сеть «затачивалась» под текстовую, а точнее – гипертекстовый – тип информационного обмена. (То есть, Интернет не только «оцензурился», но и «овидосился».) Это существенно изменило стиль взаимодействия пользователей, сведя его, в значительной мере, к тому самому «лежанию на диване», в котором «интернет-старожилы» традиционно обвиняли телезрителей.

Таким образом, вместо средства массовой коммуникации Интернет стал «всего лишь» одним СМИ. А точнее, он обрел всевозможные недостатки классических СМИ (вроде цензурирования информации, пристрастности мнений, пропагандисткой или рекламной направленности), в совокупности с очевидным непрофессионализмом исполнения. Более того – этот самый непрофессионализм оказался «заразительным», и теперь отличить «интернетСМИ» от «простоСМИ» практически невозможно. Ну, и в качестве вишенки на торте, стоит указать на то, что недавно выяснилось, что цензурируются не только посты в соцсетях, но и информация, выдаваемая поисковыми системами. Ну, а о том, что вся эта масса «информационных девайсов» в довершении ко всему прочему еще и открыто крадут информацию у своих владельцев, думаю, говорить будет излишним. Поскольку это давно уже общее место.

То есть, в конечном итоге, информационное пространство, созданное «электронными средствами массовых коммуникаций», оказалось вовсе не «глобальной деревней» - в которой голос любого (даже самого «маленького») обитателя имеет смысл, и в которой сотни обывателей могут с легкостью «забороть» одну «звезду». Напротив, в ней – парадоксальным образом – была выстроена та же самая ситуация, что была до этого. Т.е., с подчинением огромной массы неким «авторитетам», против которых они ничего сделать не могут. (Еще раз: если цензуру в «обычных СМИ» еще можно оспаривать, то с «цукербриновскими анонимными церберами» спорить бесполезно.) Более того, в «доинтернетное время», по крайней мере, находящиеся «на руках» информационные источники могли считаться независимыми от контроля «извне». (Т.е. можно было теоретически купить или достать «неотцензуренную» книгу) Теперь же часто невозможно и это – и потому, что подобных источников почти не осталось, и потому, что «закаченные на устройство» информация вполне может быть изменена внешними силами.

* * *

Впрочем, если честно, то и точка зрения, согласно которой в мире наступает т.н. «цифровой концлагерь», в действительности имеет малое отношение к реальности. Поскольку все происходящее выглядит странно только с точки зрения утопических представлений о том, что «интернет дает свободу». Если же обратиться к происходящему, используя довольно очевидную мысль о том, что если какие-то информационные ресурсы имеют своих хозяев – которые обеспечивают работу серверов и информационных каналов – то значит, эти хозяева могут по определению делать с этими ресурсами все, что захотят, то вся странность сразу же пропадает. И, напротив, появляется понимание того, что никакие технологии, сами по себе, свободу информации дать не могут. Поскольку подавляющая часть обитателей Земли на может позволить себе иметь собственный сервер с сайтом, а уж тем более – собственные механизмы передачи информации с него к остальным пользователям. (Даже ФИДО, по существу, не был таковым, поскольку использовал имеющиеся телефонные каналы.)

А значит, единственным способом обеспечения информационной независимости может выступать только получение всеобщего контроля за указанными системами. За этими самыми серверами (включая серверы доменных имен) и каналами связи, которые, фактически, и формируют информационное пространство. Т.е., не техническая, а социальная технология, без которой все достижения техники оказываются бессмысленными. Но о данном моменте, понятное дело, надо будет говорить уже отдельно…

Tags: 2010 годы, коммуникационная проблема, постсоветизм, прикладная мифология, социодинамика, техникогуманитарный баланс
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 92 comments