anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Мир дорогого труда. Жизнь без слуг

После того, как в прошлых двух (1 , 2) постах был рассмотрен вопрос об изменении такой, казалось бы, не связанной с социально-экономическим состоянием области человеческой жизни, как сексуальное поведение, имеет смысл снова вернуться к «главной теме». И разобрать, как же, вообще, изменился и, главное, будет меняться образ, жизни по мере дальнейшего движения в направлении «повышении цены труда». (А это повышение будет обязательно – даже с учетом текущего отката.)

И, прежде всего, отметим – хотя уже неоднократно делали это – что жизнь в современном мире кардинально отличается от жизни в прошлом тем, что тут нет прислуги. То есть, конечно, в ограниченном масштабе она осталась – у наиболее богатых – но как массовое явление не существует. Причем, тут сразу же стоит сказать, что сравнивать современную прислугу с прислугой прошлого некорректно. Поскольку сейчас – это, в общем-то, обычная профессия. (Представитель клининговой компании, работающий в особняке, ничем не отличается от этого представителя в том же офисе.) Тогда же человек, работающий слугой, часто находился в почти полной власти хозяина. Например, как уже было сказано в прошлом посте, сексуальные связи с прислугой –причем, часто недобровольные – трактовались практически так же, как в свое время трактовались сексуальные связи с рабынями. То есть – не осуждались при отсутствии широкой огласки. А ведь подобное «действо» для женщин того времени неизбежно означало позор и, если становилось известным – а противозачаточных средств тогда не было – вело к остракизму.

Но данный факт в условиях околонулевых зарплат большинства никого не отпугивал (надо же было что-то есть) – и поэтому количество прислуги было очень большим. Поэтому, скажем, в конце позапрошлого века количество слуг в Англии достигало 1,5 млн. человек. Причем,  среди «женских профессий» доля подобный работы приближалась к 1/3. Поэтому неудивительно, что прислугу имели даже достаточно бедные слои населения – скажем, те, кто имел доходов менее 200 фунтов в год. Надо ли говорить о том, что зарплата данной категории работников была на грани нищеты. (Горничная получала 10-12 фунтов в год.)  Причем Британия тут занимала еще довольно высокое место – скажем, в Российской Империи зарплата горничной была 15-20 рублей в год. (За один британский фунт в конце 19 века давали 9 российских рублей.) Поэтому неудивительно, что в дореволюционной России прислугу нанимали даже нищие – по мировым меркам – и бедные по российским меркам народные учителя с зарплатой от 100 рублей в год.

Да что там учителя – даже нищие студенты никогда сами не стирали свое белье и, в большинстве случаев, не готовили сами – для этого существовали «специальные люди». (Прачка брала от 5 до 15 копеек за единичную постирку – видимо, студентов это устраивало.) Подобная ситуация приводила к том, что деление на «умственный» и «физический» труд выглядело тогда абсолютным. В том смысле, что для «джентльмена» - даже если он и на мели – оскорбительным было не только «предложение» поработать руками (скажем, те же студенты кормились «частными уроками», но никогда – не физическим трудом), но даже и сделать что-то для собственного обслуживания. Поэтому – когда речь идет о современных спорах в том, «являются ли пролетариями только лица физического труда», этот момент надо всегда иметь в виду. В том смысле, что, ссылаясь на «классиков», знать, что они писали исключительно о положении того времени.

Впрочем, о последнем моменте надо будет говорить отдельно. Тут же стоит обратить внимание именно на то, что в течение всей «писаной истории» каждого, более-менее образованного или обеспеченного человека всегда окружала огромная масса слуг. Которые, фактически, обеспечивали его физическое существование – от питания до гигиены. Но только этим дело не ограничивалось! Поскольку даже среди бедных слоев населения существовало некое деление на «обслуживающий персонал» и «получателей услуг». Разумеется, речь шла о женщинах, положение которых было низким даже среди низших слоев. Наверное, тут не надо говорить, что в традиционном обществе женщина воспринималась, как существо, стоящее «на границе двух царств»: собственно, людей и природы. И поэтому должна была находиться в полном подчинении мужу, который и считался «настоящим человеком». Причина проста: обрабатывать свой участок земли самостоятельно женщина не могла по причине «занятия» деторождением. А значит, выступать «настоящим собственником» она была не способна. (Отсюда, кстати, вытекало и то, что когда женщина была «при власти» - т.е., когда ей не надо было пахать землю и ежегодно рожать – она эту «двойственность» теряла, и становилась полностью равной мужчине. Что показывает чисто «производственный» характер указанной особенности.)

То есть, в любом случае, человеческий род для представителя  «мира дешевого труда» - мог рассматриваться, как крайне иерархичный, разделенный на «прислуживающих» и «тех, кому прислуживают», практически на всех уровнях. (Такой вот «фрактал Мандельброта».) Поэтому практически все – за исключением тех, кто находился на самых нижних уровнях социальной пирамиды – могли не только подчиняться, но и приказывать. (Даже крестьянин, приходя домой после тяжелой работы, считал нужным получить обслуживание со стороны жены.) Подобное положение было нормой во времена Вавилона, во времена Римской Империи, во времена Столетней войны, Великих Географических открытий, в эпоху Просвещения, в «период Прогресса», и даже во время совсем недавнего Серебряного века. (Поэтому, читая любую «классическую книжку» - начиная со Страбона и заканчивая Игорем Северяниным – надо всегда понимать, что это был мир «господ и рабов».)

И лишь после 1917 года данное положение стало меняться. В том смысле, что рост заработной платы очень резко сократил количество «дешевых предложений» на рынке «домашней прислуги». Нет, разумеется, в межвоенное время миллионеры и аристократы так и продолжали использовать труд горничных, кухарок, лакеев и шоферов. (Заменивших прежних кучеров.) Однако вот «средний класс» от прислуги начал отказываться массово. И – как не удивительно – никакой катастрофы при этом не случилось. Скорее, наоборот – произошло массовое улучшение жизни и рост прогресса. Хотя, казалось бы: как это может быть, чтобы дипломированный инженер или адвокат сам гладил свои брюки? Даже для человека 1900 годов данный факт выглядел гораздо более фантастичным, нежели полет на Луну или разрушение атома. А оперный певец, который варит себе яйца на завтрак? Ну, не знаю, все может быть: Британия может погрузиться под воду, в США могут откроют способ превращения свинца в золото, а в Сибири начать выращивать бананы? Но такое!!!

Кстати, забавно: но уничтожение прислуги привело к образованию огромного нового рынка сбыта для т.н. «домашней бытовой техники». Напомню, что вплоть до самых 1920 годов в данном «секторе» использовались практически те же технологии, что и в глубокой древности, или, в лучшем случае, в Средних веках. Нож, кастрюля, сковорода являли собой главное оснащение кухни, тряпка и ведро – инструменты для уборки помещения. И это притом, что изобретатели периодически придумывали чего-то новое – вроде пылесоса или мясорубки – но данные вещи применялись, в основном, в «крупных хозяйствах». (В гостиничном и ресторанном бизнесе.) И вдруг – все переменилось. В том смысле, что, начиная со второй половины 1920 годов, «бытовые нововведения» посыпались, как из рога изобилия. Холодильники, электрические печи, электромясорубки и кухонные комбайны, пылесосы и полотеры, стиральные машины (ну, а вот зачем они были нужны в мире, где прачка за 5 копеек постирает любое белье?), электроутюги и электрокофеварки – все это вдруг стало нужным и полезным.

То есть, подняв цену труда, человечество получило одновременно: улучшение жизни огромного числа людей, которым больше не нужно было трудиться за копейки; появление нового огромного рынка сбыта, вызвавшего промышленный подъем; развитие технического прогресса, причем, на 100% полезного для людей. Наконец, это вызвало изменения и в плане «организации семьи» - в том смысле, что жена перестала быть бесплатной рабочей силой, «копошащейся» где-то внизу пирамиды потребностей, чей труд никому не интересен. Напротив, теперь улучшение этого самого «домашнего труда» стало одной из важнейших направлений семейной жизни. И теперь муж «с прибавки зарплаты» покупал стиральную машину, а не, скажем, бюст любимого философа или новое ружье. Не говоря уж о просаживании денег за игрой в карты – что в том же XIX столетии было любимым занятием любых обеспеченных людей. (Кстати, это привело к практическому исчезновению такой «профессии», как «карточный шулер», которая в прошлом была довольно популярна.)

Последнее, кстати, вызвало рост «технологий развлечений» - разного рода радиоприемников, проигрывателей, телевизоров и печатных изданий – которые заменили указанные клубы с их игорными столами. (А «игромания» стала считаться психической болезнью.)  Но об этом так же надо говорить отдельно. Тут же можно только еще раз отметить, что все изменения, связанные с исчезновением массовой профессии прислуги можно трактовать исключительно положительно. Причем, для всех людей и для человечества в целом. А ведь это был, как уже говорилось, очень серьезный «пласт цивилизации», который, казалось бы, целиком и полностью «врезан» в саму культуру. (Еще раз: практически во всех «великих произведениях» прошлого – от трагедий Софокла до «Войны и мира» - есть фигура слуги или служанки.) Поэтому отбрасывания данного явления – с т.з. обыденных представлений – должно было привести к катастрофе.

Но не привело. Оказалось, что так любимая обывателем «цветущая сложность» - на самом деле ведет только к росту страданий. (По крайней мере, в данном моменте.) А вот ее уничтожение, «упрощение общества», способствует прогрессу – и техническому, и социальному. Одно освобождение женщин от диктатуры домашнего труда чего стоит – особенно в плане вытекающих отсюда изменений глубинных культурных парадигм. Но про это явление – а так же еще много про что, к чему ведет исчезновение халявного или очень дешевого труда – будет сказано несколько позднее…

Tags: образ жизни, общество, потребление, прикладная мифология, социодинамика
Subscribe

  • Еще раз про наших урбанистов

    К предыдущему. Кстати, забавно – но убежденность наших урбанистов (да и не только урбанистов, а вообще, постсоветского большинства) в том, что…

  • Дети, аварии и микрорайоны

    Кстати, интересно – но недавняя резонансная авария снова подняла вопрос о способах организации городского пространства. Точнее – не подняла,…

  • Почему сейчас идет «наезд» на школу? Часть первая

    Интересно, но в последнее время опять активизировался «наезд» на школьное образование. То есть, критика школьной системы – причем, не в смысле…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 117 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Еще раз про наших урбанистов

    К предыдущему. Кстати, забавно – но убежденность наших урбанистов (да и не только урбанистов, а вообще, постсоветского большинства) в том, что…

  • Дети, аварии и микрорайоны

    Кстати, интересно – но недавняя резонансная авария снова подняла вопрос о способах организации городского пространства. Точнее – не подняла,…

  • Почему сейчас идет «наезд» на школу? Часть первая

    Интересно, но в последнее время опять активизировался «наезд» на школьное образование. То есть, критика школьной системы – причем, не в смысле…