anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Про картины "хорошие" и "плохие"

В топе прочитал  пост  о том, как наши граждане (обозначенные, почему-то, как "обитатели рунета") не понимают и не ценят искусство. В смысле - желают получать от него совершенно не те качества, которые так ценны самим художникам, искусствоведам и прочим обитателям соответствующих тусовок. А те, которые... ну, в общем, традиционно принято именовать "мещанскими". Автор поста - "историк искусства" выразила из в следующей последовательности: 


1) Хорошая картина обязательна должна быть "реалистичной", "вот прямо как в жизни", "похожей".
2) «Хорошая» картина -- это та, которую можно унести домой и повесить у себя дома на стене.
3)Хорошая картина должна быть понятной, без сложностей, не вызывать негативных эмоций, тяжелых раздумий.


То есть, "обитателю рунета" нравятся картины, которые не требуют от него особых затрат на понимание. (Удивительно, почему не использовано слово "мещанин", которое просто просится сюда? ) Это самое желание для профессионального искусствоведа - коим является автор поста - выглядит странно. Точнее даже сказать, враждебно, потому что... Впрочем, об этом будет сказано чуть ниже. Пока же стоит сказать, что основным аргументом, приводимым им в пользу "искусства непонятного" является то, что "... картина, которая создает эмоции, гораздо лучше той, которая просто фиксирует реальность."

На этом фоне сразу же возникает вопрос: ну, а что тогда вам не нравиться в резкой реакции на подобное "эмоциональное творчество". В том смысле, что тот огромный негатив, что оно вызывает - это, безусловно эмоция. А значит - авторы картин добились своей цели. Собственно, значительная часть художников - включая пресловутого Малевича - писали свои работы именно в расчете на эпатаж, на скандал. (И прямо об этом заявляли.) На этом фоне как раз  возмущение подобной реакцией есть очень большая странность.

Впрочем, если подходить без ерничества, то причина данного возмущения следующая: искусство - включая живопись - это, как уже не раз говорилось, ни что иное, как кодировка того состояния, которое находится в голове у творца для передачи другим людям через узкие информационные каналы. Иначе говоря, художник, поэт, писатель, композитор стремиться породить в сознании иных личностей те чувства и мысли, которые он сам испытывает.

Понятно, что подобное действо требует особого метода сжатия - коими и выступают художественные приемы. Зритель (слушатель, читатель) в свою очередь, должен эту самую информацию "разжать", расшифровать. Разумеется, в этом случае и у автора, и у потребителя должен быть некий общий "шифр" - словарь, благодаря которому можно увеличивать плотность упаковки в разы. (Так, например, работают практически все системы компьютерной передачи информации, использующие сжатие.) Этим "словарем" - как можно догадаться - выступает некий корпус образов, концепций и моделей, т.е., то, что можно назвать "культурным пространством".

Собственно, именно в этом и оказывается зарыта пресловутая собака. То есть - ключ к пониманию или непониманию картин и иных результатов художественного творчества. Поскольку это самое понимание становится возможным только в том случае, если эти "словари" у автора и потребителя совпадают. (Т.е., имеется возможность расшифровки.) А это случается не всегда. В том смысле, что автор может просто относится к иной культуре: скажем, у того же Босха большая часть смыслов просто не расшифровывается нашими современниками. (Хотя в его время с этим не было проблем.) Поэтому тут требуется "переводчик", который будет выступать дополнительным "дешифратором" в помощь к естественному "дешифратору" в голове потребителя.

Впрочем, часто происходит иное: автор, вроде бы, принадлежит к той же культуре, что и потребитель, но при этом использует слишком специфический язык. Который большей части потребителей непонятен. Делается это по разным причинам: например, потому, что "специфический язык" позволяет работать точнее и эффективнее в плане "мыслепередачи". Но для "избранного круга". Так можно сказать про многих модернистов ХХ века - от Малевича до Пикассо - которые ставили своей задачей передать сообщения, прежде всего, в среде т.н. "интеллектуалов". Т.е., тех, кто понимает язык из образов и может в полной мере воспринять то, что желал сказать автор.

Обратной стороной этого стало то, что за пределами "контекста" их картины выглядят абсурдом. И требуется тот самый "переводчик" - т.е., искусствовед - который сможет объяснить, что, собственно, этим всем хотел сказать автор. Собственно, именно это и вызывает известное неприятие: любому разумному человеку выглядит неприемлемым "общаться с художником" через "перевод". Тем более, что понять: насколько переводчик компетентен и неангажирован, в данном случае почти невозможно. (Т.е., невозможно понять: это автор хотел сказать, или посредник.)

Именно поэтому "авангард" и "модерн" - сиречь, живопись (поэзию, прозу, музыку), в которой вместо "общепринятого языка" применяется язык специфический - очень много людей просто отторгает. И наоборот: для профессиональных ценителей искусства, для людей, зарабатывающих деньги на указанном "переводе" все это выглядит крайне привлекательно. На порядки более привлекательно, нежели работы тех авторов, которые изначально писали для всех. Поэтому искусствоведы и обычные зрители в данном случае находятся в жесткой оппозиции друг другу. Что, собственно, очень хорошо видно в приводимом посте. (Разумеется, понятие "искусствовед" тут надо трактовать максимально широко.)

P.S. В приводимом посте, впрочем, самое ценное находится в конце. Где автор призывает "не считать деньги в чужих карманах". Но об этом надо будет говорить уже отдельно.
P.P.S. Ну, и то, почему же автор приведенного поста так и не говорит слово "мещанин", а скорее, наоборот, так же вытекает из вышесказанного.  






Tags: блогосфера, искусство, прикладная мифология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 85 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →