anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Мир без вождей и пророков. Часть первая

Продолжим тему, посвященную «контурам будущего». И рассмотрим некоторые особенности, вырисовывающиеся по данным «контурам». Причем, начнем с довольно специфической – на первый взгляд – области: с массовой политики. Разумеется, тут сразу же стоит сказать, что массовая политика хотя и является «подмножеством» политики вообще, однако имеет довольно серьезную отличительную черту. А именно: она обращается не к элите – как другие разновидности политической деятельности – а, как нетрудно догадаться, к массам.

Иначе говоря, массовая политика «отвечает» за привлечение масс к политическим делам. Разумеется, тут сразу же стоит сказать, что – сама по себе – данная отрасль достаточно молодая: в «классической истории» массы если и вовлекались в политические дела, то лишь случайно. Поскольку даже те исторические события, кои мы считаем массовыми – как те же Крестовые походы – были исключительно делом небольшого числа «избранных лиц». Которые, разумеется, повелевали множеством «прислужников», создающих массовость явления, но не более того. Реально же «народ» начал проявлять собственную инициативу только во время т.н. «буржуазных революций». (Под народом, тут подразумевается «третье сословие» - т.е., мелкая буржуазия – но и это серьезное отличие от прошлого.)

Тем не менее, в течение XIX столетия, эта самая «массовая активность» все время возрастала, а в первой половине века ХХ смогла стать главным историческим фактором. Этот момент, кстати, очень серьезно напугал не только представителей правящего меньшинства, но и т.н. «интеллектуальный слой» социума. Который увидел во всем этом крушение существующего порядка и наступление «диктатуры посредственностей», которая способно уничтожить хрупкое здание «классической культуры». (Интересующихся этим испугом отсылаю к Ортеге-и-Гассету с его «Восстанием масс». Кое являет собой классический случай истерики интеллектуала перед идущими изменениями.) Но в  действительности же этот интеллигентский ужас перед «железным веком» оказался именно интеллигентским ужасом. Поскольку ничего особо страшного – за исключением действительного падения статуса «мыслителя» - этот самый «железный век» не принес.

А принес, наоборот, значительное увеличение уровня жизни подавляющей части людей, необычайный прогресс в плане науки и техники, и, в довершение ко всему, возможность избежать военных конфликтов высокой интенсивности. (Которые так любили устраивать «властители мира» в прошлом.) Так что, ИМХО, это стоит потери возможности писателями и поэтами держать прислугу или пожирать в невообразимых количествах самые дорогие деликатесы. Впрочем, в данном случае стоит сказать несколько о другом – о том, что это самое «вовлечение масс в политику» привело к появлению достаточно специфичных конструктов: институтов «вождей» и «пророков».

Да, именно так: несмотря на то, что данные профессии отсутствуют во всех официальных классификаторах, они, тем не менее, играют – а точнее, играли – очень важную роль в истории человечества последних времен. Дело в том, что пришедшие на «историческую арену» массы, как правило, обладали одним важным качеством:  большая часть потребностей и интересов ощущалось их представителями, скорее, интуитивно, нежели явно. Причина этому проста: указанные потребности и интересы явно могут выражаться только абстракциями довольно высокого уровня. Причем, это касается  даже самых элементарных вещей – вроде ограниченного рабочего дня или минимальной оплаты труда – которые, на самом деле, для своего понимания требуют знаний математики и физики. (Скажем, в плане работы со временем.)

Поэтому «обычный рабочий» - не говоря уж о крестьянине – с большим трудом мог самостоятельно понять, что же ему, в сущности, нужно. (Нет, он конечно, знал, что жить в большом дворце лучше, нежели в подвале, и что рябчики с ананасами полезнее, нежели корка черствого хлеба. Но более «точное» понимание мира ему было недоступно.) А значит, ему нужен был кто-то, кто мог бы выразить все то неявное и размытое, что «чувствуется», в четкой и явной форме. Собственно, именно этим и занимались люди, которых можно назвать «пророками». Нет, разумеется, прямо подобное название данной «профессии» мало кто упоминал – обычно говорили об агитаторах, активистах или еще каких-то просветителях. Но в действительности роль этих людей состояла не столько в агитации и пропаганде, и даже не в просвещении, но в том, чтобы показать человеку его истинные потребности и интересы. Отличные от вековых концепций, состоящих в том, что этот человек должен служить верным инструментом в руках «лучших».

Однако для реальной массовой политики мало просто уяснить: «почему мне плохо, и кто в этом виноват»? И даже: «что же мне надо делать, чтобы стало хорошо»? Надо еще и провести некий комплекс мероприятий для того, чтобы это «что делать» было превращено в реальность. А с этим у «человека массы классического периода» были так же очень серьезные проблемы. Поскольку – как уже не раз говорилось – обыденная деятельность его характеризовалась очень низким уровнем «осознанности». Иначе говоря, он просто не задумывался над тем, что делает – даже если речь шла о формально неотчужденном труде. Скажем, земледелец обрабатывал свое поле, повинуясь бесчисленному количеству идущих издревле традиций и привычек: «как делал отец, та буду делать и я». Да и рабочий человек или просто следовал указаниям мастера, или же обращался к тому же вековому опыту, перенятому им у более старых пролетариев. («Делать так, как делалось раньше».)

Поэтому, помимо «пророков», нужны были еще и «вожди». Т.е., те, кто мог бы вести людей за собой, показывая своим примером, как надо стремиться к «лучшему миру». Тут, кстати, сразу стоит сказать, что – помимо тех «пророков» и «вождей», которые действительно старались улучшить жизнь большинства – существовало множество и тех, кто имели иную цель. В том смысле, что они «пророчествовали и вели» не ради народного блага, а ради иных целей. Например, собственного честолюбия. Или, скажем, интересов крупного капитала. Или и того, и другого одновременно – как это происходило у известных фашистских лидеров, вроде Муссолини или Гитлера. Но, даже в этом случае они – пускай неявно – выступали  следствием исторического прогресса. Поскольку до этого никого особо «поднимать» даже не пытались, а просто транслировали «господскую волю». (Т.е., тому же кайзеру не нужно было «министерство пропаганды» или «гестапо» для того, чтобы гнать народ на бойню – достаточно было банального школьного учителя.)

То есть, в любом случае, появление профессий «пророков и вождей» свидетельствовали о существенном изменении мира. Состоявшем в том, что веками бывшие безликими и безмолвными массы – которые могли рассматриваться только как «говорящие орудия» в руках царей и богачей – вдруг начали обретать субъектность. (То есть, начали понимать, что у них есть какие-то свои интересы, отличные от интересов «лучших людей».) Но и это состояние – как нетрудно догадаться – еще не было завершением того фундаментального переворота, который происходил (и происходит) в человеческой истории. В том смысле, что указанное «восстание масс», в свою очередь, привело к тому, что общество вдруг озаботилось их – этих масс – образованием. (О том, почему это произошло, говорилось уже не раз.) Вследствие чего прежний «запрет на работу с абстрактным» для большинства оказался снят.

А значит, главная причина существования институтов «вождей и пророков», исчезла. Да, именно так: людям, только-только поднявшим глаза из векового полуживотного состояния, необходим был кто-то, кто объяснил бы им, что они являются людьми. А так же кто-то, кто показал, в чем состоит особенность человеческого поведения, и почему не стоит так просто «ломать шапки» перед господами и отдаваться полностью в их власть. Но тем, кто рожден был «на свободе», подобные личности уже не нужны. Хотя бы потому, что они сами получили возможность разбираться со сложными системами социального устройства, необходимыми для массовой политики. Иначе говоря, сами изучать свои же потребности и вырабатывать свои стратегии поведения.

Разумеется, это не значит, что получив такую возможность, массы сразу же ринулись в самостоятельное плавание к неотчужденному труду. Скорее, наоборот – увидев возможность быть человеком, обыватели предпочли использовать ее в плане обеспечения своего комфорта, обменяв данную возможность на более-менее стабильный достаток. То есть, они «приняли игру» в потребительское общество, позволили «подкупить» себя более-менее приличной зарплатой, и затем – дешевыми кредитами. В последнем случае, разумеется, получился чистый обман – но сути это не меняет. Поскольку, в любом случае, обратно в небытие «нечеловеков», в несознательную жизнь говорящих орудий - коими выступали всегда люди массы – они не погружаться не спешили. (Хотя и изображали именно последнее.)

Например, это очень хорошо проявляется в реакцию на тему «коррупции» и пресловутых «дворцов». В том смысле, что даже сейчас – послед трех десятилетий реакции – данные вещи воспринимаются сугубо отрицательно. Разумеется, встречаются субъекты, которые заявляют: «а пусть воруют» или «этот дворец/яхта заслужены», но они не имеют значительного числа сторонников. (Да и те, по существу, выступают  таковыми из-за совершенно иных причин.) Тогда, как еще лет 150 назад мысль о том, что «барин должен жить широко» была крайне естественной. И ни у кого даже мысли не возникало  о том, что если этот самый барин взял деньги откуда-то «неоттуда», то его надо наказать – а не восхищаться им. (И да: это была особенность не только Российской Империи – скажем, в той же Британии «злоупотребления своим положением» встречались не реже, и были не меньше.)

С этим, в принципе, согласны и патриоты, и либералы. (Только наиболее упертые представителей правых и либералов – либертарианцы и ультраконсерваторы – могут заводить разговоры о том, что нищета большинства это норма, и что неплохо бы возродить рабство.) Более того: даже такие «сложные» для прошлого вещи, как представление о том, что «блага создаются трудом», и что человек труда есть не приживалец при благодетеле-хозяине, а реальный источник всего ценного, в общем-то, являются сейчас общепринятыми. Равно – как и убеждение в необходимость равных (гражданских) прав для всего населения страны (стран), вне зависимости от национальности, расы и пола. А ведь еще полвека назад в тех же США очень многие считали, что «цветные» должны существовать отдельно, а полтора столетия – держали их за рабов.

То есть, в действительности «пророчества» - т.е. показ людям «настоящей правды» - в современном состоянии оказываются не нужным. Поскольку эта самая «настоящая правда» - т.е., действительность, не искаженная господским взглядом – им прекрасно известна. Поэтому институт «пророков» отменяется. С «вождями», разумеется, оказывается сложнее. В том смысле, что самостоятельных действий населения пока не видно, и может показаться, что указанная «профессия», действительно, является необходимой. Но на самом деле это не так…

Однако об этом будет сказано уже в следующей части.

Tags: история, классовая борьба, общество, политика, социодинамика, футурология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments