anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Про Семина и его определение фашизма

Семин недавно ;выдал свое определение фашизма . А именно, сказал, что фашизм – это «попытка объединить классы, связать их в пучок». Не сказать, чтобы это определение было особо оригинальное и полное, и, ИМХО, гораздо менее удачное, нежели классическое димитровское про «террористическую диктатуру финансового капитала». (В последнем, надо только пополнее раскрыть понятие: что же такое финансовый капитал – для того, чтобы не относить его исключительно к банковскому.) Но это семинское определение вызвало огромный всплеск… ну, скажем так, комментирования среди «патриотического рунета». Дескать, это поклеп и обвинение прежде всего текущей российской власти – ну, и все такое.

На самом деле, кстати, последнее – это типичный выстрел в воздух. Ибо если что и может характеризовать российскую власть – так это то, что свои классовые интересы она декларирует совершенно явно, и ни на какое «фашио» не претендует. Так что «патриоты» могут спать спокойно – если чего в РФ и наличествует, так никак не фашизм «в семинском смысле». (А сам Константин если и хотел «уесть власть», то сделал это не слишком умело.)

Однако есть тут и один довольно интересный момент. В том смысле, что Семин – в отличие от Димитрова, который описывал сложившуюся уже фашистскую систему – попытался найти ту особенность, которая характеризует ее «становление». То есть, направление, в котором идет социум в процессе «фашизации» - пока еще это движение не принято в качестве основного и не поддержано окончательно правящими классами. Последние могут даже – как это было в Веймарской республике – применять к фашистам репрессии. (Как это произошло после «Пивного путча».) Поэтому ни о каком фашистском обществе в это время говорить еще невозможно. Но фашизм, как идеология, уже имеется.

Можно ли выделить ее на этот момент? Разумеется, можно. Благо, признаков фашистской идеологии море – например, в виде деления людей на «своих» и «чужих», в виде культа государства, в виде стремления к войне ну и т.д., и т.п. (Семинское утверждение о том, что фашизм отрицает классовое деление можно отнести сюда же.) Ну, и разумеется, в виде антикоммунизма – который присутствует во всех вариантах фашистской идеологии. Однако, если честно, то все они сводятся, в общем-то, к одному. К стремлению ввергнуть общество в то состояние, в котором оно существовало в «классический классовый период». То есть, до 1917 года, а то и до условного 1789.

Собственно, именно поэтому фашизм – и как социальная структура, и как идеология – возник именно в 1920 годах, не раньше. Поскольку до этого в нем просто не было нужды: все признаки данной идеологии присутствовали в «нормальном состоянии». Ну, в самом деле, кто мог в каком-нибудь 1870 году оспаривать деление мира на «господ» и «рабов», на избранных и неизбранных. Точнее – оспаривать-то могли, но этих «оспаривателей» или просто не принимали во внимание, считая их безобидными чудаками. (Если они происходили из правящих классов, разумеется.) Или же – если последние доказывали, что они не чудаки – применяли совершенно фашистские репрессии. (Посадка в тюрьму, отправка на каторгу, а то и на виселицу.) Но с «благородными» делали это редко, если уж они совсем «теряли берега». Зато с простолюдинами не церемонились – любые бунты подавлялись безо всякого сомнения. (И в России, и в Ирландии, и в тех же США, где в бунтующих рабочих стреляли боевыми патронами.)

Ну, и все остальные признаки фашизма – скажем, нетерпимость к иным нациям (наверное, не надо говорить, откуда происходит слово «шовинизм»), любовь к государству, культ войны и военных, культ традиции и т.п. вещи – в «дореволюционный период» было нормой. Другое дело, что эту норму не надо было вбивать посредством массированной пропаганды – поскольку (почти) все и так ее принимали. Равно, как не требовалось иметь разветвленный аппарат тайных служб – так как разнообразные «смутьяны» никогда не составляли большого числа населения. (А если они и были, то раскрыть их действия было просто простого по причине слабого развития конспирации.) Поэтому традиционное классовое общество выглядело гораздо более респектабельным, нежели фашизм.

Но в действительности эта респектабельность была связана только с тем, что люди – основная масса населения – просто не знали альтернативы. Сиречь – не понимали, как это можно жить, не угождая господам, не веря в царей, не ведя войн, не отрицая инородцев и иноверцев. (Кстати, тот же антисемитизм вполне проявлялся не только в Восточной Европе – где он был исторической нормой – но и, скажем, в Германии. В которой последний пример погромов относится к 1819 году – вполне историческому времени. После которого еврейство тут в привычном понимании перестало существовать – большая часть представителей данного народа приняло христианство и ассимилировалась.)

Таким образом, можно сказать, что, в общем-то, Семин действительно ухватил некую особенность фашистской идеологии – она возвращает людей в состояние, когда классовые различия еще не ощущались. Другое дело, что только подобным дело не ограничивается – фашистская реакция отбрасывает очень многое из того, чем послереволюционное время отличается от дореволюционного. (Точнее сказать, 1920 годы от тех же 1880 и ранее.) Но об этом надо будет говорить отдельно.
Ну, и разумеется, еще раз скажу, что именно по указанным выше причинам ждать возрождения фашизма сейчас, в общем-то, не стоит. Поскольку взять и вернуться в благословенный 1880 или 1770 год нынче гораздо сложнее, нежели из 1920-х…
Tags: постсоветизм, правое мышление, прикладная мифология, фашизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 166 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →