anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Про лоботомию, медицину и успех

Итак, в прошлом посте  был приведен пример применения лоботомии в США 1950 годов. А точнее – очень широкого применения данного метода, причем, производимого за пределами специфических клиник людьми, не являющимися специалистами в нейрохирургии. (Проще говоря, операция выполнялась усовершенствованным ножом для колки льда в условиях психиатрических клиник «разъездными» мастерами.) При этом реальные проблемы для здоровья больных – в виде опасности кровоизлияний в мозг, повреждения важных областей мозга (лоботомия производилась без вскрытия черепной коробки, фактически вслепую) с потерей многих психических функций – фактически игнорировалась. Причем – не только врачами, но и родственниками больного. (Которые часто не просто допускали – но настаивали на проведении данной «операции». Почему – будет сказано ниже.)

Подобное положение выглядит, на первый взгляд, странно. Кстати, тут надо сказать, что лоботомирование («по методу ледоруба» -  оно действительно так называлось) проводилось не только в Штатах. В Великобритании было проведено 17 000 подобных операций, в трех скандинавских странах - Финляндии, Норвегии и Швеции - приблизительно 9 300 лоботомий. (То есть, это не исключительно американская «фишка» - как это принято думать.) Причем, лечить так пытались не только серьезные патологии – например, тяжелые формы шизофрении – но и гораздо более легкие расстройства, вроде гомосексуализма. (Кстати, гомосексуалистов и электрошоком лечили – причем, последнее считалось, вообще, нормой.) Ну и, разумеется, о том, какой процент людей тут действительно излечивался, предпочитали не говорить.

Впрочем, если честно, то для многих случаев превращение больного в состояние «овоща» выглядело не таким уж и плохим концом. Для родственников больного, конечно. Например, так произошло с сестрой президента Кеннеди – Розмари – которая отличалась «своенравием и распущенностью», и была подвергнута лоботомированию по требованию отца. После чего превратилась в тихую помешанную, которая могла доживать свою жизнь в психиатрических клиниках без угрозы скандалов для могущественного клана. (Кстати, дожила до 86 лет, в отличие от своего брата.)

То есть, первичным в случае применения данного лечения оказывалось не стремление вернуть больного к полноценной жизни. Об этом, думаю, мало кто задумывался вообще – поскольку понятно, что нанесение черепно-мозговой травмы (коей фактически являлась лоботомия) не совместимо с данной задачей. Нет, цель тут была иная – а именно: желание обеспечить его наиболее комфортное существование для окружающих. Именно это двигало руководителями психлечебниц: тихие психи всегда выглядели более «приличными», нежели буйные, даже если когнитивные их способности были много ниже. А так же – многими родственниками больного. Собственно, именно эта задача и была всегда первоочередной для западной психиатрии. Конечно, явно ее мало кто озвучивал – но реально «психиатрическое лечение» с глубокой древности преследовало именно указанную цель.

Поэтому  хирургическому или фармацевтическому воздействию в подобном обществе подвергались люди с с такими «отклонениями в поведении», которые – по господствующему мнению – могли бы помешать в достижении успеха им или их родным. Скажем, гомосексуалисты, «распущенные женщины», дети с «недостатком внимания», ну и т.д., и т.п. И этого происходило тогда, когда тот же гомосексуализм прекрасно себе существовал в «закрытых элитарных клубах», где богатые и знатные мужчины, покуривая дорогие сигары, могли – со ссылкой на античность – рассуждать о низкой природе женщин и о недопустимости вступления в сексуальные отношения с ними. Но, как говориться, Quod licet Jovi, non licet bovi. В смысле, стоило лицу с подобном поведением пойти на открытую декларацию своей «особенности» - за пределы клубов и других закрытых сообществ – как его, фактически, уничтожали. (То есть, еще раз: волновала не гомосексуальность, как таковая – а нежелание следовать общепринятым нормам.)

Впрочем, проблемы гомосексуализма – это, собственно, ничтожная часть того самого «инструментального подхода», который демонстрировал западный мир по отношению к человеческому здоровью. В том смысле, что вся суть его была (и остается, но об этом будет сказано отдельно) построена на принесении всего в жертву успеха. Например, в плане уже указанного «накачивания» людей разнообразными препаратами, причем, часто – сомнительного качества. Что проявилась в той же волне увлечения «успокоительными», которая началась на излете 1950 годов, и наиболее ярко выразилась в 1960 годы. Нет, тут речь идет не о пресловутых «драгсах» - начиная с марихуаны и заканчивая ЛСД – употребление коих в указанный период стало признаком «нонконформистской молодежи». (Хотя и последнее так же интересно, но о нем будет сказано чуть ниже.) А о массе совершенно официальных препаратов «для улучшения самочувствия», щедро выброшенных тогда на прилавки аптек.

Ну, в самом деле, ведь очевидно, что для того, чтобы «быть успешным», человек должен иметь позитивное настроение – даже если реально жизненная ситуация у него сложна. А она по умолчанию сложна в мире, где надо постоянно думать о том, чтобы «бежать для того, дабы оставаться на месте» - иначе говоря, участвовать в конкуренции. На фоне чего неврозы и психозы оказываются не просто возможными, а, фактически, обязательными: ведь «конкурентный человек» по умолчанию имеет завышенные требования и проблемы с их реализацией. Поэтому с 1950 годов западный обыватель начал «горстями» употреблять разнообразные «седативные препараты» - вроде пресловутого «талидомида» - которые рекламировались, как «безвредные средства избавиться от проблем».

Но, как оказалось, безвредность их была относительной. В том смысле, что итогом применения этих лекарств стало появления десятков тысяч детей с генетически заложенным уродством. Просто потому, что данный препарат никто не тестировал на указанный момент. (Что так же связано с особенностью рыночной экономики: пока начнешь проверять, другие уже займут твое место.) Разумеется, впоследствии «талидомид» был запрещен, а на коробке с каждым «успокоительным» начали печатать широкий список противопоказаний, но сути это не изменило. В том смысле, что вопросов о необходимости «подгонять» человеческую психику под необходимость «успеха» это не сняло. Поэтому со времен «талидомидомании» 1960 годов прошло еще несколько «волн» увлечения психотропными препаратами с последующими «разоблачениями» - т.е., объяснением тех отрицательных эффектов, что они несут.

И да, кстати, об упомянутой выше «кислоте»: изначально ее собирались применять так же в указанной цели. В том смысле, что принимать ради получения «успеха» через «раскрытие скрытых способностей», которые должны были помочь принимающему стать, например, модным художником. Но, к сожалению – а точнее, к счастью – что-то пошло не так. В смысле, эффект от приема данного препарата оказался слишком «серьезным», могущим привести к полному выпадению применяющего из текущей реальности. Что, может быть, хорошо для модных художников, но опасно для жизни. И ЛСД запретили. (Правда, полностью искоренить «кислоту» так и не смогли.)

То есть, еще раз можно сказать, что все проблемы, вызванные бесконтрольным применением тех или иных медицинских методов – начиная с лоботомии и заканчивая психотропами – на самом деле имеют причину отнюдь не в состоянии медицины. Или, даже, науки, как таковой. А в самой основе западного общества – основе, состоящей в том, что человек рассматривается исключительно, как функция для достижения успеха. Но об этом, понятное дело, надо будет говорить уже отдельно.

P.S. Ну, а с гомосексуализмом произошла, вообще, крайне забавная трансформация. В том смысле, что он из «опасного заболевания» - который надо лечить электрошоком, таблетками или, вообще, лоботомией – уже к 1990-2000 годам превратился в «общественную норму», а то и в «общественно привествуемое поведение». Т.е., в явление, которое не только не требует устранения, но и напротив, должно всячески выпячиваться путем пресловутых «гейпарадов» и «уроков толерантности». При этом часто действия, способствующие «пропаганде гомосексуализма» проводились теми же людьми, которые в свое время готовы были упечь «гомиков» в психушки. (Ведущие позиции в американской элите до сих пор удерживаются лицами «довоенных годов рождения». А лет двадцать назад последние, вообще, доминировали в «политикуме» США.)

То есть, отвращение или любовь к указанной «сексуальной практике» на Западае в действительности оказывается связанным только с одним: с тем, приносит она успех или нет. Разумеется, о том, почему это положение изменилось, надо говорить отдельно. Впрочем, смысла это не меняет: тот факт, что единственно ценным для современного западного человека является место в иерархии – и ради этого он готов то фактически убивать «неполноценных», то самому предаваться «радости альтернативной любви». Лишь бы были деньги и власть.

Tags: здравоохранение, история, классовое общество, медицина, потребление, прикладная мифология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 75 comments