anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Эффект «Макдональдса».

Данный текст навеян недавним постом многоуважаемого  lex_kravetski , в посвященного вопросам вреда ЖК-мониторов. Если отбросить известное ерничанье, то данный пост абсолютно верный - качество современных ЖК матриц достигло такого уровня, что изображение на них никоим образом не отличается от изображения на листе бумаги.

Однако вопрос все равно остается открытым. При том, что низкое качество мониторов давно уже перестало быть «убийцей глах», проблема все равно остается. Офтальмологи все равно бьют тревогу - ухудшение зрения продолжается, несмотря на все достижения техники, и что самое неприятное - оно портится у детей. В чем же тогда состоит причина этого - потому, что списать на таинственное «излучение» данный процесс уже не получится. 

Для того, чтобы понять ту причину, которая приводит к данному парадоксу, посмотрим в несколько другую область. От пищи, так сказать, духовной, перейдем к пище телесной. Как известно, что одним из проявлений «вселенского зла» является сеть предприятий общественного питания «Макдональдс».
Данная сеть вызывает почти одинаковую ненависть и у правых, и у левых. Более того, данное отношение практически зависит от страны проживания и национальных особенностей. (Наверное, единственная категория людей, у которых  «Макдональдс» вызывает любовь и восхищение, это постсоветские либералы). Но эта ненависть к мирному, в общем-то заведению, призванному кормить народ, сама уже любопытна. В самом деле – почему продажа гамбургеров и картофеля фри производит такое море эмоций? Ведь не вызывают же всеобщей неприязни все прочие (не сетевые) бесчисленные кафе, ресторанчики и забегаловки…

Разумеется, причин подобного отношения к «Макдональдсу» множество. Это и специфическая кадровая политика, согласно которой персонал работает много, а получает мало. Это и то, что данная сеть является одним из мировых символов глобализма, а так же открыто поддерживает все прозападные политические силы. Но данные аспекты не являются «специфическими» особенностями данной фирмы – то же самое можно сказать про подавляющее число крупных коммерческих сетей. Что же касается особенностей конкретно «Макдональдса» - то  обыкновенно упоминается страшная вредность его еды. Эта претензия и «специфична»,  и универсальна – о вредности данного фастфуда говорят по всему земному шару, от России до самих США, которые и являются «чемпионами» по критике «Макдональдса». Интересно то, что если еще лет десять основной претензией была «химичность» продаваемой в «Макдональдсе» продукции, то теперь акцент сместился на опасение генномодифицированных продуктов.

Проблему ГМО надо рассматривать отдельно. Можно отметить только, что если в США к этому самому ГМО относятся весьма либерально, то во многих странах оно находится под запретом. Это означает, что находящийся там «Макдональдс» вынужден соблюдать местное законодательство, иначе будет закрыт. Впрочем, дело обстоит еще интереснее – дело в том, что, например, основное «пугало» ГМО – генномодифицируемая соя – в «Макдональдсе» практически не используется. В самом деле, ну какая соя может быть в «Кока-коле»? Да и пресловутый «биг-мак» представляет собой не что иное, как банальную разновидность булки с котлетой. Никакой сои в нем нет и никогда не было. А основным потребителем сои (в том числе и ГМО) у нас в стране являются «местные» мясокомбинаты, которые и поставляют на рынок множество дешевых «псевдомясопродуктов». На их фоне «Макдональдс выглядит весьма солидно – скажем, недавняя проверка выявила у него лишь добавление свинины в говяжью (по рецепту) котлету.

Да и вообще, если присмотреться внимательно, то продукты в «Макдональдсе» вполне соответствуют тем, что используются, например, для готовки на дому. Говядина, курятина, сыр, картофель… Можно, конечно, сказать, что продукты эти не особенно высокого качества, но, положа руку на сердце, разве все потребляемые население продукты относятся к «премиум-классу»? Разумеется, было бы прекрасно, если бы масса покупала  парное мясо у ближайшего фермера или овощи, только что сорванные с грядки, но обеспечить подобное в современных условиях абсолютно невозможно. Поэтому популярная мысль о том, что в «Макдональдсе кормят говном» вряд ли соответствует реальности – разумеется, там кормят не деликатесами, но сравнивать с «сосисками студенческими» данную пищу все же нельзя.

То же можно сказать, например, и про оплеванную со всех сторон «Кока-колу». Все уже слышали про то, что это – лучшее средство для чистки унитазов, а еще ее используют американские «копы» для смывания крови с асфальта. На самом деле, это вряд ли чего меняет – самое популярное чистящее средство в мире – обычная вода. «Чистящие свойства» «Кока-колы» обеспечивает ортофосфорная кислота, причем ее доля в составе напитка ничтожна, а вред для организма в указанной концентрации не доказан. Кстати, во многих «натуральных» продуктах используется уксусная кислота, которая так же эффективна в роли очистителя, причем концентрация ее значительно выше – вот только купить «уксус» несколько сложнее, чем «кока-колу», что и объясняет пристрастие к последней.

* * *

Так может быть, проблема фастфуда надумана? Может быть, «Макдональдс» и прочие подобные забегаловки решают важную народно-хозяйственную задачу, стараясь накормить как можно большее число народов вкусной и здоровой пищей? Ведь, в самом деле, что такое «Макдональдс», как не идеальная столовая будущего, в которой индустриальными методами умудряются накормить огромное число людей по всему миру. Вместо погрязшей в антисанитарии «традиционной» уличной торговли и пафосных ресторанов, цены на обед в которых нередко сравнимы со средней зарплатой в стране, тут продают стандартизованные продукты, произведенные фабричным методом, с обязательной гарантией качества по всему миру. Чем не прообраз общественного питания будущего социалистического общества!  А всевозможные «леваки», выступающие противниками сей благородной задачи, просто увязли в ложных представлениях, опираясь на свои устаревшие вкусы. И поэтому не стоит обращать на них внимание, а сосредоточить все силы на поддержке этих чистых и цивилизованных заведений общественного питания...

Подобное было бы здорово! Но есть одно но. Несмотря на все возражения против критики фастфуда, от роста числа больных ожирением деться никуда невозможно. Американские медики забили тревогу уже давно – еще в 1980 годы количество людей с избыточным весом в США перевалило за 30%. А избыточный вес, как известно, не просто признак плохой фигуры, но еще и целый букет весьма неприятных болезней, включая сердечно-сосудистые. И увеличение числа лиц, весящих более нормы (а тем более, весящих значительно больше нормы) означает увеличение числа больных в обществе. Согласитесь, это не очень хорошо. Разумеется, можно было бы сказать, что фастфуд тут не при чем, но опят в тех же Штатах еще в те же 1980 были проведены обследования, которые доказывали очевидную связь между питанием в фастфудах и лишним весом. Кроме того, проводились прямые эксперименты, доказывающие, что люди, питающиеся в подобного рода заведениях, имеют огромные шансы не влезть в свои старые штаны.

Получается парадокс – с одной стороны, «булка с котлетой» (и огурцом) не более опасна, нежели «обычная» домашняя еда. С другой стороны – потребляющие эту булку люди однозначно набирают вес. В чем тут проблема? Реально ли существование таинственной «генномодифицированности», которая активируется при попадании продуктов в вотчину клоуна Макдональда?

На самом деле, конечно, никакой загадки тут нет. Все объясняется элементарно. Люди набирают лишний вес потому, что много едят. За последние 50 лет вес обыкновенного гамбургера вырос в пять раз: с 50 до 250 г. Обычная порция «Кока-колы», которую заказывал средний посетитель, еще в 1960 годах составляла «обычный стаканчик» - 250 мл. Сейчас все большее число людей заказывает порцию в 500 мл., а то и 1 литр. Вот и вся загадка. Нет никакой таинственной «генетической модификации», нет никаких секретных добавок, которые превращают среднего человека в подобие свиньи. Просто  большие порции, калорийность которых намного превышает суточную норму. В 1 л. «Кока-колы», например, содержится около 100 г. сахара – понятное дело, ничего хорошего от этого человеку не будет.

Почему же подобное происходит? Почему фастфуд все более увеличивает количество порций, а люди старательно их покупают? Для решения этой задачи некоторые разрабатывают даже целые конспирологические теории, которые сводятся к идее добавки в «фастфудную» пищу неких особых веществ, вызывающих привыкание. Как не удивительно, но они оказываются правы. Вещества, которые вызывают желание потреблять больше продуктов, реально существуют. Только вот никаким секретом они не являются. Например, таковой является давно возведенный всем миром в разряд «супернаркотика» глутамат натрия. На самом деле, это вещество встречается во многих вполне натуральных продуктах, таких как помидоры, свинина или грибы. А изысканный вкус знаменитого сыра «пармезан» (столь любимого нашими «креаклами»), как раз и объясняется высокой концентрацией этого глутамата натрия.

Но глутамат натрия хоть звучит загадочно и грозно. Однако, не менее популярной, но от этого столь же эффективной добавкой, привлекающей покупателей, является банальный сахар. Он вообще является лидером по привлекательности  – влечение к сахару у представителей современной цивилизации превышает влечение к алкоголю или табаку. Этот эффект легко объясним – сахар (или сахароза)  очень быстро превращается  в пищеварительном тракте в глюкозу – основной источник энергии в организме. Употребление сладкого позволяет легко повысить энергетику организма, что и является главной функцией потребления пищи вообще.

Вот тут и лежит корень проблемы. Пища в фастфудах, как не странно это может показаться завзятым гастрономам, вкусная. В ней много глутамата натрия, много сахара, и т.п. - что означает именно объективное наличие приятных вкусов. Конечно, до тонкостей, характерных для «высокой кулинарии», тому же «Макдональдсу» далеко. Но этого и не нужно – достаточно того, что пища в фастфуде оказывается привлекательной для львиной доли населений. Пусть отдельные гурманы  заказывают себе пресловутую фуа-гра за приличные ные деньги – массы поглощают жирные котлеты с сыром, имеющие пусть менее изысканное, но не менее сильное воздействие на вкусовые рецепторы. А что означает наличие вкусной пищи? То, что ее хочется больше съесть. Сие утверждение могло бы показаться банальным, если бы не одно «но». В ситуации с фастфудом, помимо покупателя, который желает пищу съесть, существует и вторая сторона. Это сам фастфуд, который желает побольше пищи продать. Разумеется, это столь же банально, как и первое утверждение. Один желает побольше съесть, другой желает побольше еды первому предложить.

Единственное, что ограничивает эскалацию этого процесса, так это конечное количество денег у покупателя. Вернее, денег, которые он может потратить на
еду. Вот за этот ресурс и идет нешуточная борьба. Недаром маркетинговая политика «Макдональдса» является одной из важнейших его преимуществ. Именно она и есть основной смысл данной франшизы: огромное количество рекламы в прайм-тайм, благотворительные акции и постоянная поддержка имиджа «честной компании» (типа компенсаций тем, кто обварился «макдональдсным» кофе). Смысл всего этого состоит в том, чтобы заставить покупателя увеличить количество денег, которые он может потратить на еду – пусть даст себе поблажку, пусть чуть продлит приятные ощущения. Замечу, что «нажираться до свинского состояния» никто не заставляет, речь идет только об увеличении количества приятных ощущений. Ведь что может случиться с лишней порции «Кока-колы»? В конце-концов, есть вещи и повреднее ее.

В результате медленно, но верно, рост продаж идет. В 1970-м американцы тратили на эту еду 6 млрд долларов в год, в 2001 – больше 110 млрд. И это при том, что доллар вырос за это время где-то в 4 раза, а цены на продукты – еще меньше. То есть рост идет за счет чудовищного увеличения потребления: если в 1970 году питание осуществлялось, в большинстве случаев, дома, блюдами собственного приготовления (и, как правило, традиционными), то теперь люди все чаще воспринимают фастфуд как норму. А если и едят дома, то, как правило, полуфабрикаты. В результате получается, что огромный рост американской экономики работает - как это не смешно звучит - на унитаз. И на «стратегические запасы» жира, отлагающиеся на животе и боках граждан и заставляющие волноваться американских врачей. Впрочем, не стоит думать, что эта проблема – есть проблема одних только США. На деле рост числа страдающих ожирением происходит во всем мире, включая постсоветское пространство.

Получается, что не существует никакой «зловредной корпорации», своими действиями закармливающей граждан до полусмерти. Не существует никакого «мирового заговора», заставляющего человека потреблять все большее количество гамбургеров и запивать это морем кока-колы. Ничего, кроме обыкновенного бизнеса, стремящегося удовлетворить абсолютно естественные потребности организма. И может быть совершенно непонятным,  почему же это удовлетворение приносит исключительно вред? Однако, есть одна тонкость, которая состоит в том, что указанное  намерение бизнеса - удовлетворение потребностей несколько - сформулированно неточно. На самом деле, речь идет не просто об удовлетворении потребностей, но об удовлетворении потребностей за деньги. Вернее даже, речь идет о получении денег за удовлетворение потребностей.

А еще вернее будет то, что цель любого бизнеса (и фастфуда в том числе) – получение прибыли. Все остальное вторично. Если при этом происходит что-то полезное, то оно является лишь побочной составляющей системы. Именно это и приводит к указанному эффекту - когда раскручивается маховик потребления, и бывший когда-то всего лишь удобным способом перекусить фастфуд превращается в проблему национального уровня... 

* * *

Данный эффект – когда исключительно полезные вещи, соединяяся вместе, становятся вредными, можно назвать «эффектом Макдональдса». Теперь, когда мы рассмотрели его, можно, наконец-то, решить изначальную проблему. Действительно, вредит ли «компьютер» (вернее, просмотр изображения на мониторе) зрению или нет? На самом деле, тут никакой проблемы нет: действительно, сама по себе «картинка», выводимая на ЖК матрицу, никаким особым вредом не обладает. Более того, во многих условиях – например, в плохо освещенных помещениях или иных местах, вроде поезда метро – «картинка» на ЖК экране значительно превосходит «картинку», видимую на листе бумаги (особенно, если сравнивать с дешевой печатью на материале низкого качества). Так что никакого особого вреда от ЖК мониторов нет. Так же, как нет особого вреда от говяжьей котлеты, булки с кунжутом и огурца, не важно, самих по себе или объединенных в «биг-мак».

Проблемы начинаются, когда за этим гамбургером оказывается корпорация с мировым именем и многомиллиардными оборотами, ставящая своей целью извлечение денег из кармана гражданина посредством впаривания ему несметного количества  «бигмаков». Именно эта корпорация, а отнюдь не сама булка с котлетой, и выступает, как источник вредных воздействий. То же самое можно сказать и про изображение на ЖК экране. Проблема состоит не в том, что данное изображение чем-то особенно вредно. Проблема состоит в том, что оно – как правило, результат коммерческой деятельности, ставящей во главу угла получение прибыли. И даже тогда, когда деньги не берутся непосредственно с пользователя, то все равно, источник их получения связан с максимальным привлечением последнего к видимому на экране. Иными словами, для того, чтобы любой разрабатываемый продукт имел коммерческий успех, пользователь должен желать потреблять его как можно больше. Сайт или игра должны быть как можно более интересными, чтобы у потребителя не возникало желание закрыть их.

Вот тут и «зарыта собака» проблем со зрением. Книга или иной печатный текст, конечно, так же имеет ту же цель (раз выпущен при капитализме). Но для данной технологии достичь высокой привлекательности тяжело. Книги, которые можно читать, не отрываясь, довольно редки. Даже самые увлекательные детективные и фантастические произведения очень не способны удерживать внимание произвольно долго. С газетами и журналами попроще, особенно, если есть красочные иллюстрации, но и тут удерживать внимание читателя произвольно долгое время затруднительно. Кроме того, с бумажными книгами действует вполне определенное ограничение по объему: масса книги не должна превышать некий максимум, иначе пользоваться ей будет просто неудобно.
Поэтому собрать в одном томе, например, все произведения про «Гарри Поттера» нельзя, что так же ограничивает максимальное время, затрачиваемое на чтение текста.

А вот сайты, фильмы, а тем более, компьютерные игры способны завладеть временем пользователя на бесконечно долгое время. Причем помере развития отрасли «естественные ограничения» легко обходятся: например, место «стандартных» фильмов с ограниченным временем заменяют «бесконечные» сериалы. Что же касается компьютерных игр, то тут прогресс еще больше. Если во времена «офф-лайн» игр еще была надежда на то, что игру можно будет «пройти» и на этом все кончится (хотя и этот процесс, зачастую, занимал ни один десяток (а то и сотен) часов), то с массовым распространением «он-лайн» игр даже это ограничение снимается. Играя в какую-нибудь «доту» или «танки», игрок может проводить в виртуальном  мире не сотни, а тысячи часов.

Опять же, при этом нет никаких оснований считать, что компьютерное игры – безусловное зло (как это делают некоторые). Смысла в этом не более, чем поиск таинственных психотропных и генномодифицированных компонентов в булочке с кунжутом. На самом деле, ничего особенно вредного в наблюдении изображения на экране монитора с последующей реакцией пользователя (путем нажатия на клавишу или манипуляции с джойстиком) нет. Проблема состоит только в том, что авторы игр, как правило, стремятся сделать игру как можно более привлекательной для пользователя. В этом, абсолютно естественном желании, и состоит проблема. Современного человека, который работает, как правило, на компьютере, на нем же, в качестве отдыха, смотрит новости, фильмы. И на нем же играет -  причем игра, понятное дело, рассматривается как лучший отдых. 

Понятно, что зрение у него почти непрерывно работает с напряжением. Конечно, тип рассматриваемой «картинки» тут не причем. Если мы уберем монитор или планшет, и заменим его, например, на лист мелованной бумаги с текстом, который будем периодически менять на картины Тициана, то эффект будет аналогичным. Разница состоит лишь в том, что подобная ситуация в «докомпьютерную эпоху» была невозможна. Нет, разумеется, некоторые люди в своей работе вынуждены были просматривать массу документов на бумаге – но даже они не могли «отдыхать», запустив новостной сайт или компьютерную игру. Для отдыха им приходилось менять тип деятельности - разговаривать с сослуживцами, пить чай или идти курить. Зрение необходимым образом «переключалось» из режима «ближнего просмотра» в дальний (замечу, что вред от неумеренного просмотра бумажных текстов был известен с давних времен).

В общем, технология тут ни при чем. Особенностью, приводящей к испорченному зрению, является то же самое, что приводит к ожирению в случае с «Макдональдсом»: желание производителя заработать как можно больше денег, и поэтому старающегося продать как можно больше своего продукта. Производители компьютерных игр, социальных сетей или сериалов имеют то же желание – в смысле, для них оптимально, если пользователь будет использовать их продукты максимальное количество времени.

* * *

Примеров «эффекта Макдональдса», когда исключительно из желания угодить покупателю те или иные вещи обретают значение, обратное изначально полагаемому, на самом деле, значительно больше. Это и частные автомобили – полезное и удобное изобретение, которое однако, оказывает все большее и большее отрицательное влияние на жизнь людей. И пресловутые «успокоительные» лекарства, на которые давно подсело население развитых стран. И всевозможные «вредные» продукты, основной вред от которых происходит от того же неумеренного потребления, которое вызвано той же «борьбой за покупателя». Список можно продолжать бесконечно...

Самое смешное, что в большинстве случаев после того, как отрицательное значение становится известным, «праведный гнев» общественности акцентируется именно на данном продукте. «Макдональдс» – зло,   «кока-кола» - зло, компьютер - зло, компьютерные игры – зло в квадрате! Стремление найти «субстанцию зла» приводит к тому, что в бургерах «находят» ГМО-сою (которой там отродясь не было), в компьютерных играх то, что они, таинственным образом, «зомбируют» игрока, в мониторах – то, что они «портят глаза», в отличие от бумажных книг. И т.д. Ситуация кажется очевидной – ведь все видят наносимый тем или иным явлением вред,  в виде того же избыточного веса или испорченного зрения. И следовательно, с ним (явлением) надо бороться.

Результат этой борьбы, как правило, плачевен. Можно разрушить несколько «Макдональдсов», можно вообще запретить всю сеть, но пока существует рынок, желание человека сытно поесть нездоровой, но зато вкусной пищи, будет выполняться. Более того, потребителю нужна именно сетевая структура, позволяющая ему не задумываться над вкусом и происхождением пищи, и дать ему возможность легко и быстро поесть – такова особенность современной жизни. А то, что данная пища приведет к проблемам у покупателя в будущем – рынок абсолютно не волнует. Рынок вообще не воспринимает будущего – ему важно здесь и сейчас (и не надо про фьючерсы и долговременные инвестиции – это другая тема).

Эскалация потребления происходит не из-за таинственных происков «мировых корпораций», а потому, что это естественное поведение данной системы. Единственной альтернативой ей является схлопывание рынков и экономический кризис. Этого-то не хочет никто. И получается, что единственная альтернатива данной эскалации потребления – это переход на иную, нерыночную форму хозяйствования. Именно данный шаг позволит избавиться от «перекармливания» одной части населения и «недокармливания» другой, а равным образом, от бесконечного смотрения в монитор и прочих неприятных вещей.

Но это – уже совершенно иная история.
Tags: капитализм, прикладная мифология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments