anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Еще о «прекрасной параллельной России»

Интересно, но совсем недавно вышла прекрасная иллюстрация того, что же представляет собой эта самая «параллельная Россия», которая была так любима поздне- и постсоветской интеллигенцией, и которую они отчаянно пытаются возродить после 1991 года. (В смысле – «небольшевистская альтернатива» российской истории.) Речь идет о посте  русского националиста господина Ольшанского, опубликованного в его ФБ еще 22 марта. Надо ли говорить, что это просто прекрасно! Точнее – просто великолепно в качестве эталонного примера того, что же являет собой «постсоветская правая» консервативного толка. (Конечно это и так известно, но все же.)

Дело в том, что эта самая «консервативная правая» выбирает в качестве своего «эталона» не просто Российскую Империю. А Российскую Империю совершенно определенного характера – того самого, по сути, на которой так акцентировалась в эмигрантских кругах. А именно – на мире роскошного потребления, однако при этом тесно связанного с мистическими смыслами, активно генерируемыми ради обоснования этой самой роскоши. Иначе говоря, человек «параллельной России» не просто очень дорого жрет – но и приводит разнообразные теории того, почему этот «жор» является базисом для сохранения мира.

Почему так происходит – было сказано в соответствующем посте . (Если кратко – то потому, что наличие классового деления на определенном этапе приводит к получение значительного преимущества обществу в целом при очевидных потерях подавляющей части его членов. И значит – надо обязательно маскировать эту особенность через создание массивной мифологической системы.) Тут же можно только указать, что данная особенность «параллельного мира» оказывается крайне востребованной нашими современниками – кои по известным причинам ассоциируют себя исключительно с представителями «жрущих». (Тут надо сказать именно так, а не «представителями правящих классов»,  поскольку основной смысл последних постсоветским видится именно в роскошном потреблении.)

Именно отсюда проистекает и желание восстановить «прежнего, а не рублёвского барина» вместе с его усадьбами – который Ольшанский очевидно противопоставляет… «технопаркам» и «инновационным центрам». (Об этой особенности будет сказано ниже.) А так же – всю массивную систему легитимизации этого самого «барина», включая кладбища. Забавно, кстати – но к именно к последним у приведенного русского националиста имеется особый пиетет. Причем, пиетет совершенно логичный – если в данном случае можно говорить о какой-то логике – поскольку, как пишет сам Ольшанский: «могила это предмет окончательно бесполезный», и поэтому ценный. Именно эта бесполезность для производственной деятельности и приковывает внимание наших консерватора к могилам – так же, как и к другим совершенно бесполезным для производства вещам. (Начиная с роскошных одежд элитариев и заканчивая культовыми сооружениями и памятниками.)

Кстати, этой ценности он противопоставляет «ремонт тракторов или склад зерна», которые большевики устраивали в храмах – подобный момент так же крайне важен для понимания особенностей этой самой «параллельной России». В которой нет места для производства – производство, по умолчанию, низко, презренно. Важна же только Память – огромный идол, для обслуживания которого, собственно, и существуют «жрущие». Т.е., жрецы. Да, именно так: несмотря на невольный каламбур, именно необходимостью «непрерывности традиций» в течение веков и объяснялась колоссальная разница в потреблении разных частей общества. При которой 90%  населения балансировали на грани голода, а 0,1% могла позволить себе огромный уровень потребления. (Ну, а человек 100 на все царство или королевство – вообще, почти неограниченные возможности.) Отсюда и огромное внимание к «упокоению» - кое порой достигало невероятных величин, вроде пресловутых Пирамид или Замка Святого Ангела в Риме. (Который есть мавзолей римских императоров.)

 Разумеется, это нужно было только для одного: для создания образов «всемогущих господ», которые не просто возвышаются над уровнем простолюдинов на порядок, но и имеют «неземную природу». (Ну да: фараоны – живые божества, так же, как и римские императоры.) Собственно, и роскошные надгробия или склепы дореволюционных «полубогов» - всех этих «генералов и архиереев, градоначальников и фабрикантов, дипломатов и путешественников» - это отсылка именно к указанной особенности. Правда, тут  Ольшанский мог бы вспомнить о том, что данная традиция возродилась в 1990 годы –«властители» которых, уходя в «мир иной», оставляли после себя пусть менее, но все же, роскошные надгробия. Где они высечены в граните вместе с любимыми «мерседесами» и прочими элементами своего бытия. Но понятно, что эта «страница истории» вряд ли является особо приятной. (Впрочем, ИМХО, ольшанские и иже с ними считают «братков» 1990 своими сторонниками, однако прямо об этом не говорят.)

Ну, и совершенно очевидно, что подобная «макабристика» охватывает не только российских «консервативных правых». Поскольку на самом деле культ могил и умерших – это базовый принцип всего постсоветского миропредставления. И, скажем, на Украине это «дело» находится на еще большем подъеме, нежели у нас. (В данной стране господствует настоящий «Культ Смерти», имеющей в своем ядре миф о «Голодоморе», но захватывающий и другие моменты.)

То есть, базисом мышления «параллельнорусских» (точнее, всех сторонников «параллельного», несоциалистического развития) может быть указано два явления: потребление и смерть. (Ну, и соединяющая их мифология.) Именно отсюда проистекают и их фетиши: усадьбы и дворцы, где наличествовало «истинное барство». (Барство, всецело чуждое любым проявлениям труда, включая труд управленческий: большая часть помещиков передавало ведение своих дел управляющим. Со всеми вытекающими последствиями, понятное дело.) А так же – разного рода культовые и религиозные сооружения, памятники, могилы и склепы. И, разумеется, никаких заводов и фабрик, электростанций и железных дорог, никаких машин и тракторов! (Все это вызываются у «параллельщиков» всего бывшего СССР только физическое омерзение.)

И разумеется, никакого прогресса и развития: как уже приводилось выше, Ольшанский в своем посте открыто именует технопарки «гадкими». И хотя внешне это, вроде бы, объясняется тем, что последние «стоят незаполненными» - т.е., являют собой избыточное расходование средств – но понятно, что реальная причина отторжения подобных явлений состоит в указанном выше. (В конце концов, кладбища и усадьбы, вообще, не являются источниками какой-то практической пользы – по умолчанию. Однако  «консерватор» желает вложить в них огромные средства.) То есть, в том, что техника, инновации – эта та вещь, которую истинный кшатрий или, тем более, брахман должен избегать. Вот оружие, которое эта техника дает «кшатриям» - это другое дело. Но уже производство оружия – уже «табу» для благородного человека, недаром кузнецы все время считались находящимися в прямом контакте с дьяволом! (Брахман же надеется, вообще, обойтись одной «силой мысли». Правда, выходит это плохо – но для истинно верующего практика никогда не была критерием истины.)

Ну, а о том, что подобная система – т.е., жизнь «брахманов-кшатриев», с «примесью» вайшья-купцов - может существовать только для небольшого числа людей,  и говорить не стоит. Поскольку большей части населения в подобной системе приходится существовать исключительно в условиях «субстрата», «говорящих орудий» для решения задач элиты. Со всеми вытекающими последствиями – которые, понятное дело, в позднесоветское-постсоветское время оказываются давно уже забытыми, забитыми той самой «памятью», которую веками лелеяли и шлифовали «лучшие люди». Т.е., той мощной системой мифов про великих царей и благодетельных жрецов, кои занимаются самой главной задачей: соединением «этого света» и «света того». (Понятно, что вся производственная деятельность выглядит жалкой и ничтожной по сравнению с мощью этого самого «катехона».)

Правда, как уже говорилось, в действительности эта самая «мистическая мощь» давно уже (с начала ХХ века) не особенно помогает. В особенности при столкновении с силами, которые возникают из соединения человеческого труда и знания природы. В том смысле, что против танков и самолетов заклинания и жертвоприношения, почему-то, не работают. И при столкновении «голубой крови» и «истинно-арийского происхождения» с рационально организованной экономикой и системой массового образования побеждает, как правило, вторая сторона. То есть, ни мистика и магия, ни благородство и утонченная красота вместе с элитарным потреблением не дают никакого преимущества в современной жизни.

 Но это, понятное дело, становится ясно только после случившегося. Наши же постсоветские (и позднесоветские) «параллельщики», сформировавшиеся в сытые и спокойные времена позднего СССР. Когда, разумеется, даже и представить не возможно было чего-то подобного. В смысле – невозможно было представить мир, где им пришлось бы держать ответ не перед мифическим «Прошлым» с его «великими покойниками» и т.д. (Которое в действительности уже не существует и существовать больше никогда не будет. И которое поэтому совершенно безопасным.) А перед реальным будущем, избежать коего не получиться никаким образом.
Впрочем, очень скоро подобная ситуация для них – и для нас – предоставится. Но понятно, что об этом надо будет говорить уже отдельно…

Tags: история, национализм, постсоветизм, правое мышление, прикладная мифология, социодинамика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 144 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →