anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Про роботов, рынок и Хаос

Уважаемый Розов выпустил пост , посвященный проблемам робототехники. А точнее – невозможности этой самой робототехники совершить «четвертую промышленную революцию». (На самом деле с этими «промышленными революциями» существует известная закавыка: одни насчитывают их до сих пор две, а другие три. Впрочем, сути это не меняет.) Эта невозможность состоит – по мнению Розова – в том, что «невозможно вообразить, чтобы …. робот заменил человека в ручном труде, требующем быстрой координации движений и мелкой моторики». И поэтому стоит вести речь о «провале технической кибернетики».

Как не удивительно, но в этом случае Розов оказался и прав, и неправ одновременно. В том смысле, что указанный провал действительно существует. И роботизация, которая планировалась еще в конце 1970 годов, действительно не наступила. Но вот причина его… Впрочем, для того, чтобы понять эту причину, стоит посмотреть ролик, приведенный Розовым, где некая китайская девушка фасует, кажется, подшипники. Фасует быстро, энергично, и, можно сказать даже, изящно. Разве можно сравнить это с движениями роботов? Конечно же, нет.

Однако делать это и не нужно. Просто потому, что приведенная технологическая операция давно уже решается механическими устройствами, причем, безо всяких «роботизированных манипуляторов». Да, именно так: устройство, занимающееся примерно этим я видел еще будучи студентом на практике на заводе. (Что оно там фасовало, не помню – но общий смысл был именно такой.) Причем, там не было не только манипуляторов, но даже микропроцессоров: вся автоматика была реализована, кажется, на кулачковых механизмах. То есть, ничего сложного и невозможного не только для современности, но и для мира, скажем, 1980 или 1950 (!) годов.И да: цена этого упаковочного автомата, думаю, была не сказать, чтобы заоблачной. Особенно если считать, что производительность труда его во много раз превышает производительность труда ручной фасовки, а так же что машина может работать без перерыва в течение 24 часов. (Ну, какое-то время на профилактику ей требуется, однако это не принципиально.)

Но именно это и оказалось, в конечном итоге, критичным. В том смысле, что, во-первых, высокая производительность одной машины требовала соответствие ей всего остального техпроцесса. (Чтобы она не простаивала большую часть времени.) Ну, а во-вторых, результат этого самого техпроцесса в виде производимой продукции должен был иметь гарантированный сбыт. Ибо какой смысл в невероятной производительности завода, если произведенное им будут обречено вечно храниться на складах? А вот с последним в современном мире существуют очевидные проблемы. Ибо товаров производится столько, что найти покупателей для них становится очень тяжело.

О том, почему так происходит, надо говорить отдельно. (И уже не раз говорилось.) Тут же можно только еще раз указать на то, что в подобной ситуации эффективными могут быть только два вида предприятий. Во-первых, те, что связаны с государством и работают на государственный заказ. С ними, думаю, все понятно. Ну, а если непонятно, то можно сказать, что тесное «сотрудничество» с государством – при котором, собственно, и  можно получить госзаказ в современном обществе – как правило, имеет настолько высокую «мощь», что все производственные вопросы становятся несущественными. Иначе говоря, что бизнесмену, сумевшему «присосаться к госсиське», можно честно забивать на всю эффективность производства – его прибыли теперь будут делаться совершенно по-другому.

А во-вторых, это те бизнесы, которые могут очень быстро отреагировать на возникающие «ниши спроса», и удовлетворять их быстрее остальных. Собственно, именно этот путь и является самым главным для «классического» частника. Того самого, что дает значительную часть производства в Китае, Индии, Бангладеш, Вьетнаме, ну и т.д., и т.п. Разумеется, очень часть – под «лейблом» солидной западной фирмы. (Кои давно уже ничего не производят, кроме звучных названий.)

Ну, а отсюда уже становится понятным и то, почему пресловутая «девушка-упаковщица» оказывается эффективнее специального автомата. (Не сильно дорогого, кстати.) А эффективной она является потому, что позволяет организовать очень гибкую систему производства, способную буквально возникать из ниоткуда, и уходить в никуда.Ну да: эту самую «девушку» можно с легкостью нанять за короткое время, быстро проинструктировать и начать работу. А машину нужно купить, смонтировать, наладить и т.д. Да еще и смасштабировать автоматизированное производство под необходимый объем на порядок проще. Ну, а когда эта самая «ниша» будет исчерпана, «девушку» можно будет с легкостью отправить в «пешее эротическое путешествие», выплатив ей последнюю зарплату, и забыв о ней навсегда. А автомат в  надо будет долго продавать или, в крайнем случае, сдавать в металлолом, теряя все вложенные в него деньги.

Думаю, после этого вопрос о том, «почему же в последние десятилетия прогресс так буксует», окажется закрытым навсегда. В том смысле, что указанный пример прекрасно показывает, что в случае с «кипящей экономикой» развертывать относительно сложную и дорогостоящую автоматизированную производственную систему оказывается невыгодным. Даже если для этого есть все технические и  – как это не странно – финансовые  возможности. Поскольку гораздо выгоднее и удобнее будет получить быстроразвертываемую – и что еще важнее, «быстросвертываемую» - площадку, основанную на использовании интенсивного ручного труда. На котором вместо манипуляторов будут применяться человеческие руки.

Но не потому, что – как говорить Розов - «роботы не могут это делать». (На самом деле часто могут.) И даже не потому, что роботы стоят дороже. Но потому, что роботы не способны так быстро реагировать на перипетии рыночной конъюнктуры. И никакая гибкость производства, никакая перенастраиваемость оборудования им тут не помогает – ведь они не могут взять, и явиться «мгновенно и из ниоткуда», как это делают живые рабочие. Ну, и соответственно, не могут так же беззвучно и плавно уйти в небытие – разумеется, в небытие для хозяина производства. (Реально-то они – как живые организмы – остаются, но перестают быть рабочими.) Что поделаешь: фундаментальные законы существования классового общества остались теми же самыми, что и сто, и двести лет назад. (И поэтому разделение на «переменный и постоянный капитал» оказывается столь же актуальным, что и в каком-нибудь 1900 или 1820 году.)

Поэтому-то все эксперименты последних четырех десятилетий с созданием «полностью роботизированного производства» так и остались экспериментами. Хотя реально «безлюдные заводы» уже создавались в 1980 годах и даже, как уже говорилось, в … 1950 годы – на основе той же «кулачковой автоматики». Однако тогда были возможны только в условиях очень и очень стабильного спроса, при миллионных партиях выпускаемой продукции. Что в условиях серьезной «советизации экономики» - т.е., ее стабилизации, вывода из-под действия бесконечно меняющегося рынка – было вполне возможным. Сейчас же о подобном даже говорить смешно. Ну, а значит, бесконечные ряды китайских, вьетнамских, бангладешских – ну и т.д., и т.п. – девушек так и будут выигрывать перед любым, даже самыми совершенными и при этом дешевыми автоматами.

Причем, даже в т.н. «развитых странах» - см. ситуацию на том же «Амазоне». Где некая «кибернетическая система» используется только в качестве «надсмотрщика» над тысячами рабочих. Занимающихся сортировкой и упаковкой товара вручную. Наверное, не надо говорить: почему? (Если кто не понял – потому, что подобная организация обладает максимальной гибкостью. В том смысле, что может в течение дня как увеличить свою производительность в несколько раз, так и снизить ее по потребности.) А ведь рабочие на «Амазоне» получают достаточно много – в общемировом масштабе, в масштабах США, конечно, мало – для того, чтобы «сравниваться» по стоимости с автоматами.

То есть, главной причиной торможения автоматизации в мире, фактически, выступает Хаос. Тот самый Хаос, который таится в глубине самой рациональной, совершенной и, казалось бы, разумно устроенной рыночной экономики. И который уже давно не компенсируется всеми стараниями людей по разумной организации жизни. (Скорее, наоборот: эта самая деятельность, в конечном итоге, переходит «в руки Хаоса», приводя ко всеобщей хаотизации. Как, например, случилось в случае с коронавирусной эпидемией.)

Ну, а вывод отсюда, разумеется, может быть только одним. Но о нем надо будет говорить отдельно.

P.S. Кстати, указанный момент очень хорошо был виден на примере прошлого года. Когда неожиданно образовался чудовищный дефицит медицинских масок – и их производство было развернуто, буквально, за недели. Скажем, разница между числом масок, произведенных в 2019 и 2020 годах в РФ составляет… 20 раз! Разумеется, создание или, даже, монтаж автоматизированных линий в подобном случае невозможен – да и не нужен: никто не может сказать, как будет меняться отношение к данному предмету в 2021 году и далее. Так что – только ручная работа! А ведь РФ в данном случае – это ничтожная часть «масочного рынка», в мировом масштабе речь идет о десятках миллиардов экземпляров данного товара!

Tags: Розов, капитализм, прикладная мифология, роботы, техника, техникогуманитарный баланс
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 151 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →