anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

О причинах текущего демографического кризиса

Предыдущие посты (1 , 2)

Говоря об демографических особенностях современного – т.е., развитого капиталистического – мира, мы должны, прежде всего, иметь в виду основную ее особенность. А именно: то, что в современности вопрос «воспроизводства человека», фактически, отсутствует. Точнее сказать, в «физической реальности» он, понятное дело, реализуется – в конце концов, мы все как-то появились на свет. Однако в плане «ментальном», в плане наличия базовых стратегий поведения людей тут мы имеем, в лучшем случае, полную «понятийную кашу». В отличие от того же «мира традиции», где данная стратегия была закреплена очень жестко: «плодитесь и размножайтесь». Причем, плодитесь и размножайтесь, несмотря ни на что, и отказ от этого процесса есть самый страшный грех. (Детей надо делать в нищета и богатстве, в здоровье и болезни, в уме или его отсутствии, в молодости или старости – и лишь «выход за пределы мира», вроде того, что происходит у монахов, снимает эту необходимость.)

Разумеется, в современном мире подобного «категорического императива» найти невозможно. Конечно, отсылки к необходимости деторождения и тут существуют, но практически всегда они … отсылают к уже указанному «традиционному прошлому». Ну да: к традициям, к религии, к «мудрости предков», к необходимости продолжения рода. В общем, ко всему, что так органично вписывалось в мир прошлого, но сегодня смотрится, простите, как на корове седло. То есть, оказывается мало для кого убедительным в ситуации, в которой базовые принципы прошлого просто не работают. Начиная с самого главного принципа – уже описанного в прошлом посте «блокирования» интеллектуальной деятельности для подавляющей части населения.

Впрочем, об этом поговорим несколько ниже. Пока же только укажем, что даже в плане «институтов» вопрос «воспроизводства населения» даже сейчас остается в рамках, заложенных в период «традиционализма». Поскольку главным из указанных «институтов» сейчас – так же, как и тысячи лет назад – выступает семья. Да, разумеется, семья нуклеарная, включающая почти всегда только родителей и детей – безо всяких дедушек-бабушек и прочей родни, которая входила в состав семьи патриархальной. (То есть, той, в рамках коей человек, собственно, и проживал в течение тысяч предыдущих лет – еще с доклассового периода.) Однако, как не удивительно, но базовые свои основания эта семья сохраняет – по крайней мере, в плане отношения к деторождению и воспитанию детей.

В том смысле, что до сих пор именно родители воспринимаются, как единственно-ответственные за этот момент, а так же – как единственные «заинтересованные» в нем. Все же остальное общество оказывается «по другую сторону» - в том смысле, что оно может, конечно, помогать и даже «стимулировать» процесс «детопроизводства», но не более того. (И уж конечно, все огрехи воспитания целиком и полностью ложатся на родителей.) При этом – что интересно – сами вырастающие дети после обретения ими возможности трудовой деятельности однозначно выводятся из «семейного круга» во внешний мир. В то время, как в «традиционную эпоху» они какое-то время трудились на благо семейного хозяйства.

Впрочем, если честно, то переоценивать указанную роль особо не стоит – в том смысле, что наследовал отцовский надел только один сын. Остальные же – если выживали – то так же «выходили за пределы». (Но чаще, понятное дело, не выживали.) Так что целиком экономическим явлением деторождение никогда не было – иначе не нужно было бы такое жесткое принуждение к нему со стороны «официальной идеологии», о коем написано в начале поста. В том смысле, что для существования самого крестьянского хозяйства демографическая модель традиционного общества была не самой оптимальной: для него выгоднее было бы более редкая рождаемость при более высокой выживаемости детей. (За счет большей заботы о последних.) Как это существует в общинных социумах, которые имеют меньшую детскую смертность, нежели классовые традиционные – даже при меньшем уровне технологического развития.

Поэтому-то – как уже говорилось – стоит еще раз отметить, что одним из основ существования описанного мира была уже помянутая «блокировка мышления». В том смысле, что любые попытки задуматься над тем, «для чего все происходит» для большинства населения мгновенно пресекались. (Вот для правящего меньшинства такого не было – но для него, во-первых, многодетность часто была благом, так как давала возможность устанавливать матримониальные отношения с соседями. А, во-вторых, как раз в «господском мире» рождаемость регулировалась – в соответствии с имеющимися тогда возможностями, конечно.) А «прямая польза» от детей была не слишком большой.

Впрочем, в данном случае на важно несколько иное: то, что в современной «нуклеарной семье» дети, фактически, оказываются вообще лишними в рамках господствующей экономической модели! Не имея даже того значения, которое они имели в семье патриархальной. То есть, если там хоть один сын, но наследовал отцовский участок, а остальные дети хоть какое-то время помогали по хозяйству, то теперь нет и этого. А есть чистая нагрузка на семейный бюджет и семейное время. Которая – как уже не раз говорилось – не приносит никакой практической пользы. То есть, речь идет – в лучшем случае – о хобби, т.е., о занятии для собственного удовольствия.

Но в качестве последнего, понятное дело, рождение и воспитание детей есть вещь крайне сомнительная. А с учетом той колоссальной ответственности, что современное общество накладывает на родителей – практически невозможная. (О причине этой ответственности будет сказано отдельно. Пока же можно только сказать, что она приводит к тому, что, во-первых, она еще больше поднимает нагрузку на родителей, а, во-вторых, лишает их многих инструментов «дешевого воспитания». При этом какой-либо реальной пользы от всего этого нет.)

Разумеется, на этом фоне если какой вопрос и возникает – так это вопрос о том, почему же человечество до сих пор еще существует? То есть – почему же до сих пор дети продолжают рождаться при полной их ненужности и даже вредности для родителей? Ответ на него, впрочем, указан выше: это происходит исключительно потому, что этот процесс практически целиком и полностью был заимствован современным миром из традиционного прошлого. Именно оттуда были – как указано выше – взяты «аргументы» в пользу этого процесса, именно оттуда были получены базовые модели. (Как уже говорилось, нуклеарная семья – это просто «обрезанная» семья патриархальная.) Поэтому в период «раннего модерна» - условно говоря, с середины позапрошлого до середины прошлого столетия – вопрос деторождения просто не ставился. То есть, он продолжал рассматриваться, как «что-то природное». (Что вытекало из связи его с понятием «субстрата» - т.е., полной десубъективизации большей части социума.)

Однако бесконечно продолжаться так не могло, поскольку для обеспечения высокой сложности и технологичности производства было необходимо «десубстрактизировать» значительную часть рабочей силы. Иначе говоря, надо было снять «блокировку на мышление» большинства. А значит… Ну, а значит, прежние механизмы стимулирования воспроизводства населения работать больше не могли. Если же учесть, что – как говорилось выше – в условиях индустриального производства «экономические основания» для деторождения не просто исчезали, а «оборачивались» чистыми проблемами, то нетрудно будет догадаться, что с определенного времени все большая часть людей должна была просто отказаться от указанного процесса.

Разумеется, этот отказ был достаточно инерционен: ведь затрагивались базовые сущности человеческого бытия. Более того: какое-то время его удавалось сдерживать путем «экономической стимуляции» детности. (Проще говоря, наличием выплат на рождение и содержание детей.) Но и этот вариант был не сказать, чтобы идеальным. В том смысле, что, во-первых, этой самой поддержки было очевидно недостаточным. (Особенно с учетом указанного выше «возрастания ответственности».) Ну, а во-вторых, что и она, сама по себе, оказывалась для современного общества «чужеродной», имеющей основание не в капиталистической системе, как таковой, а в уже не раз рассмотренном давлении на последнюю системы социалистической. И поэтому – при исчезновении социализма – неминуемо демонтируемой. (Конечно, выплаты сохраняются. Но они с каждым годом становятся все более условными, все менее значительными по сравнению с настоящими затратами на воспитание ребенка.)

Итогом всего этого и оказывается нынешний «демографический кризис». Т.е., снижение рождаемости до уровня ниже того, который нужен для простого воспроизводства общества. Иначе говоря, все современные развитые государства – не практически все (как можно было говорить до недавнего времени), а именно все – находятся сейчас в ситуации, при которой сокращение населения является лишь вопросом времени. А главное – вопросом времени выступает сокращение доступной рабочей силы, причем, этот процесс идет гораздо активнее. (На на население, как таковое, нынешним государствам – а точнее, стоящим за ними элитам – разумеется, наплевать. А вот на количество работников – нет, поскольку последнее напрямую влияет на цену рабочей силы.) Если же прибавить сюда тот факт, что в современном мире неизбежным оказывается процесс «кластеризации» мировой экономики, разделения его на ограниченные участки, процесс перемещения капитала между которыми ограничен, то нетрудно увидеть, что «демографический кризис» - это вещь очень и очень серьезная.

И разрешить его в условиях нынешней системы невозможно. Поскольку – как уже говорилось – для возвращения к активной рождаемости надо, во-первых, вернуть людей в ситуацию «семейного производства». (При которое есть хоть какая-то польза от детей.) А, во-вторых – что еще важнее – необходимо воссоздать ситуацию «блокирования мышления» для большинства. Что неизбежно «опускает» качество производимой в подобном обществе рабочей силы до нуля. (Такая «рабочая сила» есть и сейчас, например, в Черной Африке – но она мало кому нужна.) Так же, где необходима хоть какая-то массовая квалификация, вернуть «бездумную плодородность» не поможет никакая идеология. (См. пример Ирана – который не смог.)

То есть, шах и мат, господа! В том смысле, что или вымирание. Или варварство – не контролируемое и условное, о котором часто мечтают наши консерваторы – а самое настоящее, при котором даже простейший самолет не произвести. (И даже с АК-47 будут проблемы.) Или же…

Впрочем, о том, что «или же», будет сказано уже отдельно.

Tags: демография, история, образ жизни, общество, прикладная мифология, прикладная футурология, социодинамика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 186 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →